5G – единый и неделимый оператор

«Большая четверка» договорилась о создании единого инфраструктурного оператора для сетей 5G

Наши читатели со стажем, которые еще помнят, с какими сложностями в Россию в свое время приходил стандарт сотовой связи 3G (внедрение LTE в Москве – это отдельная история, достойная детективного романа), уже начинают понимать, что и с 5G все будет совсем не так просто, как это описывается в рекламных буклетиках западных и китайских вендоров, заинтересованных в производстве соответствующего оборудования.

Начнем с главного вопроса. Как известно, Минкомсвязи предложило крупнейшим мобильным операторам – МТС, «МегаФону», «ВымпелКому» и «Т2 РТК Холдингу» (под диковинным названием скрывается хорошо известный сотовый оператор Tele2) объединиться в консорциум для строительства единой национальной сети 5G. Если быть совсем точным, то речь шла не вообще о «сети 5G», а о создании единой для всех наших операторов ИТ-инфраструктуры сотовой сети.

Идею поддерживали операторы «МегаФон» и «Т2 РТК Холдинг» (Tele2) вместе с материнским «Ростелекомом». МТС и «ВымпелКом» выступали против, считая, что это снизит конкуренцию. Проще говоря, Минкомсвязи вкупе с «МегаФоном», Tele2 и «Ростелекомом» выступало за советскую (без кавычек) модель развития, в то время как МТС и «ВымпелКом» предлагали придерживаться классической рыночной модели построения сотовых сетей.

В частности, гендиректор «ВымпелКома» Василь Лацанич высказывался достаточно определенно (в интервью газете «Коммерсантъ»): «Если будет у нас один [инфраструктурный] оператор, это станет катастрофой для телеком-рынка. Как только появится монополист, конкуренция, естественно, остановится, а проникновение услуг перестанет расти. …Конечно, все говорят, что конкурируют продуктами, но сейчас все сетевые продукты у всех примерно одинаковые». Мы специально выделили последнюю фразу, поскольку в ней руководитель «ВымпелКома» раскрыл все карты, которые операторы обычно стараются оставить «за кадром интервью». Для экспертов это давно уже не секрет, но сам оператор, пожалуй, впервые так откровенно заявляет о том, что в России нет реальной конкуренции в сфере продуктов сотовых операторов: они предоставляют отечественным пользователям приблизительно одинаковые услуги. Разница только в покрытии сети – в его качестве и зоне охвата территории. Именно поэтому до сих пор еще имеет какой-то смысл выбор того или иного сотового оператора, особенно когда речь идет об удаленных территориях (глухой провинции).

Однако с появлением единого инфраструктурного оператора, как правильно отмечено, даже такая конкуренция исчезнет, и мы получим четырех абсолютно одинаковых (по зоне и качеству покрытия) операторов сотовой связи стандарта 5G. То есть рыночным отношениям в этой области придет конец.

Заметим от себя, что это вовсе не означает прекращения конкуренции – только она уже не будет носить рыночного характера. Все будет зависеть от «отношений» с руководителями Минкомсвязи и от возможностей тесного взаимодействия с «единственным и неповторимым» инфраструктурным оператором («Ростелекомом»).

Второй больной вопрос для сотовых сетей стандарта 5G – традиционная для России «нерешаемая» (мы пишем это слово в кавычках, ибо хорошо помним по истории с LTE, что на самом деле вопрос решаемый, как только за дело берется Администрация Президента) проблема получения частот.

Операторам обещали выделить частоты 4,8–4,99 и 27,1–27,5 ГГц – для тестов, чтобы впоследствии на них можно было запускать отдельные фрагменты сетей. Этот вопрос вызывал множество споров.

Изначально ГКРЧ планировала выделить операторам более широкие полосы частот: 3,4–4,2, 4,4–4,99 и 25,25–29,5 ГГц – это следовало из первого варианта повестки комиссии. Однако в указанных полосах частот работают средства Федеральной службы охраны, Минобороны и космические системы – все эти ведомства выступили против выделения частот мобильным операторам даже для тестов. Тем не менее, Минкомсвязи настаивало, что необходимо начать выделять частоты операторам, поскольку Правительство России ожидает старта внедрения 5G уже в конце 2019 г.

Удаление из списка частот в диапазоне 3,4–3,8 ГГц может снизить плюсы от внедрения новой технологии. Дело в том, что именно это основной диапазон для развития 5G во всем мире (по крайней мере, в среднесрочной перспективе). Если не дать его нашим сотовым операторам, то у них просто не будет другого выхода, как переиспользовать уже существующие полосы – естественно, что такой подход приведет к вполне предсказуемым результатам: ограничению роста объемов трафика и скоростей передачи данных. Кроме того, некоторые новые услуги стандарта 5G будут внедрены позже, чем могли бы.

К тому же, запуск в «нестандартом» диапазоне породит одну проблему, на которую мало кто сейчас обращает внимание: весь европейский регион, с которым Россия традиционно синхронизировала свои сотовые сети, будет работать в диапазоне 3,4–3,8 ГГц, а значит, и массовые дешевые пользовательские устройства стандарта 5G будут для европейского региона создаваться под этот общеупотребительный диапазон.

Пользователи сотовых сетей со стажем должны помнить, перед какой неразрешимой проблемой в свое время оказался сотовый оператор «Скай Линк», который работал в диапазоне CDMA-450, тогда как остальной мир, использовавший стандарт CDMA, работал в диапазонах 900/1800 (Азия, Африка, Австралия, Европа) и 850/1900 (Канада, США). В течение многих лет «Скай Линк» старательно «кормил» абонентов сказками о том, что скоро-скоро у них появится большой выбор «трубок», но этого так и не произошло, поскольку ни один уважающий себя вендор не будет запускать производство, рассчитанное на единственный локальный рынок, пусть даже такой, как Россия.

Примерно то же самое может ожидать и российских пользователей устройств стандарта 5G – «нестандартные» диапазоны получат устройства лишь через несколько лет, что затормозит внедрение сетей 5G в России по сравнению с другими странами, не говоря уже о том, что эти устройства будет выпускать какой-то малоизвестный вендор, скорее всего, из Китая (в случае с CDMA-450 это был корейский производитель).

Как видим, проблемы с внедрением сетей 5G в России непростые, и лучше их решать уже сейчас, на подходах, не дожидаясь, когда весь мир начнет переходить на новые сервисы.

Справедливости ради отметим, что всё это отлично понимают не только сами операторы, но и некоторые российские чиновники. Недавно стало известно о том, что оператор «ВымпелКом» развернет пилотный сегмент сети 5G в Москве в 2019 г. и представит постоянный коммерческий 5G-кластер (при наличии для этого правовой возможности). Соответствующее соглашение между сотовым оператором и Правительством Москвы было подписано сроком на пять лет, с возможностью продления на такой же период.

При поддержке Правительства Москвы планируется запуск нескольких инновационных проектов в области виртуальной и дополненной реальности, Интернета вещей и «умного» города. Так, в рамках направления «Умный город» «ВымпелКом» планирует запустить технологию NB-IoT (Narrow Band Internet of Things – стандарт мобильной связи для устройств телеметрии с низкими объемами обмена данными) на всей территории столицы. Внедрение NB-IoT позволит ему запускать пилотные проекты в таких секторах, как ЖКХ, логистика и городское видеонаблюдение. Отметим, кстати, что со стороны Москвы за реализацию соглашения отвечает департамент информационных технологий.

В мае 2018 г. соглашение с Правительством Москвы подписал и «МегаФон» – по его условиям сотовый оператор обязуется, при наличии технической возможности, до конца сентября 2019 г. развернуть в Москве пилотную сеть стандарта 5G, а уже к 2022 г. запустить и коммерческую сеть.

А теперь перейдем к заседанию ГКРЧ 24 декабря 2018 г. и его главным результатам. Как заявил замглавы Минкомсвязи Олег Иванов, «большая четверка» сотовых операторов достигла договоренности о совместном развитии сетей 5G, которое предусматривает создание единого инфраструктурного оператора. По словам замминистра, он провел встречу с топ-менеджерами операторов, на которой была представлена разработанная ФГУП «НИИР» концепция развития 5G, где создание инфраструктурного оператора названо вынужденным и единственно возможным решением – ввиду нехватки частот для каждого оператора в отдельности.

Перед заседанием ГКРЧ заявки на радиочастоты для сетей 5G в локальных зонах от МТС, «МегаФона» и Tele2 были отозваны. Комиссия приняла решение о распределении частот в диапазоне 4800–4990 МГц и 27,1–27,5 ГГц для «неопределенного круга юридических лиц».

Если инфраструктурный оператор будет создан, ему предполагается отдать частоты в диапазоне 4800–4990 МГц, сказал Иванов. Замминистра добавил, что частоты в наименее привлекательном диапазоне – 27,1–27,5 ГГц – могут быть выставлены на торги: «Мы оставили эту возможность, если вдруг наши сотовые операторы не договорятся о создании инфраструктурного оператора».

Таким образом, мы, скорее всего, получили советский вариант развития сетей 5G, исключающий возможность конкуренции между сотовыми операторами. Если подходить к этому вопросу с инженерной точки зрения, то, разумеется, построить одну инфраструктуру для всей страны будет проще, дешевле и быстрее, чем создавать отдельные сети для каждого из четырех сотовых операторов. Однако люди, которые, как и я, родились и выросли в эпоху СССР, отлично помнят, как развивалась бытовая техника при отсутствии конкуренции.

И как тут не вспомнить одно из наиболее известных выражений Виктора Степановича Черномырдина, произнесенное в его бытность председателем Правительства Российской Федерации на пресс-конференции 6 августа 1993 г.: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».








 

ИД «Connect» © 2015-2019

Использование и копирование информации сайта www.connect-wit.ru возможно только с письменного разрешения редакции.

Техподдержка и обслуживание Роман Заргаров


Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика