Большие данные и госуправление

Есть ли большие данные в госсекторе? Такой провокационный вопрос был поставлен ребром на заседании круглого стола в Аналитическом центре при Правительстве РФ, в рамках которого эксперты, представители органов власти и бизнеса попытались оценить перспективы использования технологий больших данных (Big Data) в государственном управлении.

Скептическим отношением к внедрению технологий Big Data в госуправлении было пронизано выступление начальника управления информационных технологий Аналитического центра при Правительстве РФ Александра Малахова. Допускаю, что сделано это было с расчетом задать дискуссионный характер обсуждения темы. Однако приведенные им аргументы заставили отбросить предположения, что выступавший намеренно сгустил краски. Заметим, что речь шла о внедрении технологий больших данных не в отдельных регионах-мегаполисах, а в масштабах страны на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

По оценкам экспертов, привычный способ передачи данных на региональном уровне – бумажный, несмотря на то, что электронные системы развиваются в нашей стране с начала 2000-х, и процесс постепенно набирает обороты. Однако данные, генерируемые в большинстве российских регионов, пока не попадают в системы. Позитивной тенденцией на этом фоне можно считать понимание представителями органов власти того, что нам предстоит переход от бумажного документа к электронному, а затем и к записям в электронных базах данных.

При этом эффективности использования новых технологий, к числу которых относятся BI и большие данные, препятствует отношение к ним в органах власти, как к волшебной палочке, способной решить все имеющиеся проблемы. Внедрения ИТ-инструментов для сбора, обработки и анализа данных недостаточно, если не привести в порядок работу с данными.

На заседании круглого стола отмечалось, что до 90% отчетности в некоторых отраслях, например лесной, могут дублировать друг друга. Отчеты, составляемые в лесничествах, повторяются как под копирку, зачастую документы различаются лишь несколькими показателями в конкретный период времени.

Между тем перспективы использования больших данных есть не только на транспорте, в энергетике, маркетинге, телекоммуникациях, финансовой сфере, здравоохранении, но и в госуправлении. Но для реализации этого потенциала необходимо осознание того, что многое зависит не столько от наличия данных, сколько от их полноты, достоверности, визуализации, своевременного предоставления. При этом решающая роль отводится профессиональным аналитикам. Без наличия компетенций в предметной области, без умения пользоваться инструментами больших данных вряд ли удастся выполнить анализ с пользой для дела, даже если собрать все данные, генерируемые на региональном уровне.

Не во всех российских регионах готовы и считают обязательными инвестиции в развитие технологических платформ для работы с базами данных. Впрочем, такая ситуация характерна не только для нашей страны. Как показывают международные опросы, примерно половина руководителей уверены в том, что у подчиненных (исполнителей) достаточно данных для проведения анализа. При этом только 23% респондентов среди подчиненных (исполнителей) на такой же вопрос ответили утвердительно.

Анализ данных невозможен без технологических инструментов, внедрение которых требует немалых инвестиций. Однако не только нехватка финансов, но и сроки отпугивают руководителей регионов от реализации подобных проектов. Для приведения данных в порядок необходимо, по разным оценкам, три-четыре года, а время, которое высшие руководители регионов находятся у власти, составляет четыре-шесть лет. Так что едва ли они могут рассчитывать на получение эффекта от применения технологии в период нахождения их у власти. И это лишь некоторые трудности, препятствующие продвижению технологий больших данных в регионах.

В подобных обстоятельствах участники обсуждения не могли не затронуть и другой вопрос: большие данные – это действительно самостоятельный технологический тренд, как еще недавно прогнозировали консалтинговые компании, или маркетинговый термин? В свое время Gartner связывал с этой технологией немалые надежды, но в прошлом году исключил ее из отчета «Цикл зрелости технологий 2015». Если ситуация не изменится, то к термину «большие данные» будет такое же отношение, как к ситуационным центрам и «электронному правительству», которые пока едва ли оправдывают ожидания. Согласно прогнозам, прозвучавшим за круглым столом, произойдет это уже в следующем году, причем в силу непроработанности решений, а не технологической слабости больших данных.

По словам Александра Малахова, «у нас нет данных, культуры их использования и обработки, понимания того, что и как мы хотим прогнозировать и что получить в итоге. Пока есть просто термин. Если не удастся обеспечить качественную работу с данными, эффекта от использования технологии не будет».

Заместитель руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ Василий Пушкин напомнил о портале открытых данных, объединяющем данные органов власти разных уровней. Имеющиеся 10 тыс. наборов данных можно использовать для создания сервисов, приложений и обогащения коммерческих предложений. Пользуясь случаем, представители коммерческих структур напрямую обратились к чиновникам с вопросом, почему госорганы собирают только данные, поступающие по традиционным каналам. Для госуправления могут представлять интерес и другие источники данных, которые, например, есть в коммерческих организациях. Однако в момент обмена мнениями на этот счет выяснилось, что ограничения установлены законодательством – строгие требования предъявляются к используемым источникам. Несоблюдение этих норм, расширение источников отрицательно скажутся на достоверности информации, которая должна быть подтверждена, обоснована методикой и т. д.

Под занавес дискуссии выяснилось, что скептическое отношение к перспективам технологии больших данных в госуправлении не нашло поддержки у участников круглого стола. Любопытное замечание прозвучало в выступлении представителя Минэкономразвития, отвечающего за взаимодействие с ОЭСР (Организацией экономического сотрудничества и развития) Андрея Игнатьева, который обратился к зарубежному опыту в данной сфере. В том, что информационные технологии – один из драйверов экономического роста, сомневаться не приходится. Большие данные следует рассматривать не изолированно, а в совокупности с развитием искусственного интеллекта, машинного обучения, Интернета вещей, облачных вычислений. Попытки привести к единому знаменателю известные определения больших данных вряд ли можно назвать продуктивными, поскольку на очередном витке развития ИТ нужно думать о комплексном развитии и внедрении технологий в рамках новой промышленной революции. Поэтому на первый план выходит вопрос цифровой трансформации, а не обособленного рассмотрения технологии, пусть даже связанной с умной аналитикой.

В заключение остается напомнить, что до конца этого года планируется утвердить системный проект развития «электронного правительства» в РФ, которым предусматривается использование данных бизнеса и некоммерческого сектора для целей государственного и муниципального управления. Осталось дождаться реализации проекта.

www.connect-wit.ru

 








 

ИД «Connect» © 2015-2017

Использование и копирование информации сайта www.connect-wit.ru возможно только с письменного разрешения редакции.

Техподдержка и обслуживание Роман Заргаров


Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика