Особенности национального импортозамещения

Дополнительные требования к офисному ПО из приказа №722 Минкомсвязи

В январе этого года Минкомсвязи выпустило приказ №722 [1] «Об утверждении порядка и методики подтверждения соответствия программ для электронных вычислительных машин и баз данных, сведения о которых включены в реестр российского программного обеспечения, дополнительным требованиям, установленным к программам для электронных вычислительных машин и базам данных, сведения о которых включены в реестр российского программного обеспечения, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 23 марта 2017 г. № 325, и о внесении изменений в Положение об Экспертном совете по российскому программному обеспечению при Министерстве связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, утвержденное приказом Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 20 июня 2016 г. № 269». Он вступил в силу с 3 февраля. Речь в нем идет о дополнительных требованиях, которые Минкомсвязи предъявляет к офисному программному обеспечению.

Почему именно офисное ПО потребовало дополнительных требований? Не совсем понятно. Дело в том, что в реестре определены 25 классов программного обеспечения, и раздел «Офисные приложения» – лишь один из них. Причем количество приложений в нем не самое большое. Например, в разделах «ИС для решения специфических отраслевых задач», «Системы для сбора, хранения, обработки, анализа, моделирования и визуализации массива данных» или «Системы управления процессами организации» намного больше зарегистрированных программ, и, казалось бы, именно там и надо вводить дополнительные требования, чтобы туда могла попасть не каждая «поделка», а интересные для всех платформенные приложения. Но нет – именно офисное ПО регулируется отдельно.

Приказ утверждает три приложения: «Порядок подтверждения соответствия…», «Методика проверки соответствия…» и «Приложение к методике…», где, собственно, дополнительные требования и приводятся. Именно в этом приложении к методике и содержится все самое интересное. Вначале идут вполне понятные требования: русскоязычный интерфейс, поддержка ЕСИА для идентификации и аутентификации, отсутствие дополнительных шрифтов и иностранных модулей, контроль обновлений, Но далее следует пункт: «В случае доступа пользователя к офисному программному обеспечению с использованием средств интернет-браузера офисное программное обеспечение должно обеспечивать возможность использования интернет-браузеров не менее чем трех различных правообладателей исключительных прав на программу для электронных вычислительных машин или базу данных (правообладателей, групп правообладателей), сведения об одном из которых включены в реестр российского программного обеспечения». Пассаж про не менее чем трех правообладателей для браузера чем-то напоминает поговорку о семи няньках.

Впрочем, дальше интереснее: «Офисное программное обеспечение… должно работать под управлением следующих операционных систем:… под управлением не менее двух различных операционных систем, сведения о которых включены в реестр российского ПО, и операционных систем Microsoft Windows…». Аналогичные требования и для серверного ПО (Microsoft Windows Server), и даже для мобильного (Android и iOS). Вот такое у нас национальное импортозамещение – без Windows и Apple никак.

Затем сказано, что офисное ПО должно реализовывать функции работы с презентациями в форматах Open Document Format (ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300-2010) и Office Open XML (OOXML, PPTX), с таблицами в форматах Open Document Format (ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300-2010) и Office Open XML (OOXML, XLSX) и текстами в форматах Open Document Format (ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300-2010), Office Open XML (OOXML, DOCX) и Portable Document Format (PDF). И если ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300-2010 – это принятый достаточно давно ГОСТ на офисные форматы документов и поддержанный как минимум двумя открытыми проектами OpenOffice.org и LibreOffice, то Office Open XML – стандарт Microsoft, никак не закрепленный в российской правовой системе. Формат PDF также достаточно сомнителен, хотя для него предполагается только возможность публикации готовых документов.

Сразу отмечу, что поддержка этих форматов явно избыточное требование. Полностью их все реализовал только один производитель – «Новые облачные технологии» – в своем продукте «МойОфис». Это означает, что с 3 февраля 2019 г. напротив предложений конкурентов «МоегоОфиса» в тендерной документации должна ставиться пометка «Не полностью соответствует дополнительным требованиям». Ситуация не очень похожа на стимулирование развития российского программного обеспечения хотя бы потому, что требуется поддержка проприетарных иностранных форматов и операционных систем.

Для начинающих российских разработчиков поддержать сразу и российский ГОСТ, и OOXML будет затруднительно. Например, компания «МобилитиЛаб» при выпуске своего продукта WorksPad объявила [2], что не будет поддерживать работу на Windows, поскольку портирование ПО на данную платформу слишком сложно. Для нее интереснее перенести своего клиента на Linux. Это при том, что приложение уже работает на трех мобильных платформах – iOS, Android и российской «Авроре», ранее известной как Seilfish. Правда, реализация офисных функций в WorksPad сделана с помощью офисного ядра корейской компании Polaris, с которой пришлось договориться для получения библиотек, реализующих офисные форматы Microsoft. Поддержку российского ГОСТа на офисное ПО можно добавить из исходных кодов названных выше проектов, и корейские компании для этого не нужны. Вот такая у нас национальная политика импортозамещения.

 

[1] https://rg.ru/2019/01/25/minkomsvyazi-prikaz-722-site-dok.html

[2] http://www.connect-wit.ru/platforma-mobilnogo-ofisa-mobilitilab-predstavila-workspad-assistant.html








 

ИД «Connect» © 2015-2019

Использование и копирование информации сайта www.connect-wit.ru возможно только с письменного разрешения редакции.

Техподдержка и обслуживание Роман Заргаров


Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика