Недискриминационный доступ к сетевой инфраструктуре: дискриминация дискриминации

В апреле 2014 г. проникновение фиксированного интернет-доступа в России впервые превысило 50%, а средняя скорость увеличилась вчетверо, достигнув 45 Мбит/с. В развитых странах проникновение ШПД составляет 85–90%, у нас подобные показатели пока только в мегаполисах.

Между тем несколькими месяцами ранее глава Минкомсвязи Николай Никифиров заявил, что в настоящее время рыночные механизмы стимулирования развития ШПД в России исчерпаны и дальнейший рост проникновения связи без поддержки государства невозможен.

Александр Вахтин, управляющий компании «Телеком Биржа»
Александр Вахтин, управляющий компании «Телеком Биржа»

Среди проблем, сдерживающих развитие современной телекоммуникационной инфраструктуры, министр особо выделил дискриминационный подход при доступе операторов связи на объекты жилой и коммерческой недвижимости, а также несовершенство законодательства в части использования инфраструктуры других отраслей и объектов, находящихся в государственной собственности.

Надо сказать, что эти проблемы отнюдь не новые и их решением регулятор занимается довольно давно. Так, федеральная антимонопольная служба (ФАС) еще в 2008 г. разработала проект правил недискриминационного доступа к инфраструктуре связи, запрещающий оператору отказывать конкуренту в доступе к своей инфраструктуре – канализационным тоннелям, вышкам, опорам, площадям, «последней миле». Однако Минкомсвязи проект забраковало, считая, что доступ к инфраструктуре – это скорее сфера права собственности, имеющая весьма отдаленное отношение к защите конкуренции.

Лишь спустя четыре года, в конце 2012 г., Минкомсвязи и ФАС согласовали новый проект постановления о правилах недискриминационного доступа. Немаловажную роль в принятии этого решения сыграл вопрос о свободном доступе к подземной кабельной инфраструктуре, которая принадлежит «Ростелекому», связанный с необходимостью переноса воздушных линий связи под землю. На этом настаивали муниципалитеты многих городов, заботящиеся об их благоустройстве. Операторы зачастую были вынуждены прокладывать кабель по крышам именно из-за невозможности договориться с собственниками подземной канализации.

Однако при такой постановке проблемы логично возникал и другой вопрос: не получится ли так, что в погоне за ликвидацией дискриминации будет ущемлен крупнейший игрок отечественного рынка?

В начале 2013 г. Минкомсвязи заявило о планах ввести в новый закон «О связи» специальный раздел, касающийся конкуренции. По мнению министерства, требование предоставлять всем участникам рынка равный доступ к инфраструктуре должно было распространяться не на любые объекты связи, а только на уникальные – те, которые не имеют адекватной альтернативы. Правда, как измерять уникальность объекта, осталось неясным.

Очевидно, что кабельные канализации в большинстве своем принадлежат компаниям, образующим естественные монополии, что по умолчанию делает их уникальными объектами, особенно при отсутствии альтернативы в виде воздушных линий связи, которые и так постепенно исчезают из крупных городов. Поэтому обеспечение равного доступа к подобным объектам стало, по сути, первостепенной задачей нового закона, несмотря на то что правила недискриминационного доступа регламентируют доступ и к придорожной инфраструктуре, и к инфраструктуре зданий, мостов и т. п. – любых объектов, где возможно размещение более чем одного оператора.

Вдобавок ко всему в III квартале 2014 г. министерство пообещало отправить в правительство согласованные предложения о предоставлении операторам связи недискриминационного доступа к несвязной инфраструктуре.

Оно и понятно: у государства есть задача устранить цифровое неравенство, достигнуть определенного уровня проникновения широкополосного доступа в Интернет и увеличить его скорость, что требует капитальных затрат от операторов, которые они справедливо хотят снизить. Однако договориться с нефтегазовыми компаниями и энергетиками на прозрачных и экономически обоснованных для рынка условиях практически невозможно.

Помощь государства в данном вопросе была бы полезна. Для этого необходима лишь соответствующая нормативная база, обеспечивающая возможность укладывать рядом с путепроводами кабели связи. Для нефтяников, газовиков и энергетиков прокладка оптоволоконного кабеля при сооружении их магистрали очень незначительно удорожает проект. Взамен операторы связи могут предоставить владельцам путепроводов заработать на обслуживании кабелей.

Впрочем, решение проблемы на законодательном уровне – не единственная инициатива регулятора. В частности, Министерство государственного управления, информационных технологий и связи (МГУИТС) Московской области решило пойти своим путем и заявило о намерении к концу года создать в регионе государственного инфраструктурного оператора, который будет в обход канализации «Ростелекома» централизованно, по единому тарифу сдавать в аренду места для прокладки кабелей на мачтах освещения, площадки для размещения базовых станций, а также обеспечивать доступ к распределительным сетям внутри зданий. То есть, по сути, дублировать функционал МГТС и ГУП «Москоллектор», которые давно работают на этой ниве в столичном регионе.

Инициатива создать под началом государства структуру, которая бы удовлетворяла потребности операторов в инфраструктуре безусловно перспективная. С одной стороны, она значительно упростит взаимодействие на рынке, с другой – стимулирует усиление конкуренции в части качества предоставляемых услуг. Операторам больше не придется выискивать способы получения эксклюзива на доступ к объекту, а акцент в борьбе за клиента вынужденно сместится на сервисную часть.

Впрочем, и здесь все не так очевидно. Канализации и инфраструктурных операторов, и «Ростелекома» давно открыты, условия доступа одинаковы для всех, тарифы публичны, но техническая возможность разместить там новые кабели отсутствует – в силу недостаточности площадей. Трафик же неуклонно растет: развитие сетей 4G, GPON, миграция корпоративных заказчиков в коммерческие ЦОД и общая «интернетизация» бизнеса – все это провоцирует беспорядочное увеличение и без того высокой плотности оптических кабелей наряду с крайне ограниченной площадью, предназначенной под размещение телеком-инфраструктуры. Как следствие, зачастую прокладка новых кабелей ведется нелегально, что нередко приводит к повреждению инфраструктуры сторонних компаний. Поэтому вполне логично возникает вопрос: надолго ли хватит ресурсов у новичка?

Подобная практика со стороны государства, в свою очередь, стимулирует возникновение нового класса коммерческих операторов связи – нейтральных инфраструктурных компаний, бизнес которых по определению изолирован от конечных потребителей телеком-услуг. Сеть изначально проектируется как ресурс для сдачи в аренду, без оказания традиционных услуг связи «конечникам». То есть нуждающимся компаниям сдается уже готовая инфраструктура – «темные волокна», а не место под «застройку». Таким образом, любая компания – будь то провайдер, оператор услуг связи или крупный корпоративный клиент – может в сжатые сроки получить волокна в уже проложенном кабеле, не тратя время на согласования и бюрократическую волокиту, связанную с новым строительством.

Несмотря на то что услуга не новая и не массовая, ее востребованность год от года только возрастает: ведь активное строительство инфраструктуры на базе емкого оптического кабеля – удовольствие довольно затратное, стоимость которого способны потянуть только крупные операторы. Однако у них редко возникает интерес раздавать волокна сети и без того загруженной сервисами на сторону. «Ростелеком», например, идет на оказание этой услуги в исключительных случаях при наличии резерва волокон и если не может предоставить место в кабельной канализации или канал связи. При этом на магистральной сети услуга не предоставляется в принципе.

В целом большинство операторов положительно относятся как к идее недискриминационного доступа, так и к деятельности сугубо инфраструктурных компаний, поскольку единые тарифы и централизованный доступ к коммуникациям могут привести к повышению качества связи, оздоровят конкурентную среду в телекоме и создадут благоприятные условия для выхода на отечественный рынок виртуальных операторов связи, столь популярных на Западе и практически отсутствующих у нас. А изменение существующих подходов к отраслевому регулированию позволит вкладывать силы и средства операторов не в построение дублирующих сетей, а в расширение ассортимента и повышение качества услуг, оказываемых конечным пользователям.

Кроме того, телекоммуникационная отрасль гарантированно вздохнет свободнее, если позволить операторам, работающим с конечным клиентом, сосредоточиться на сервисах, которые они готовы предоставлять, а строительство доверить компании, которая готова в это инвестировать, четко разделив сферы деятельности: кто-то занимается сетью, кто-то эксплуатацией, а кто-то непосредственно сервисами. Так в свое время поступила энергетическая отрасль, чьей инфраструктурой не прочь воспользоваться все федеральные операторы.

 С другой стороны, у операторов пропадает стимул развивать собственные сети и создавать новую инфраструктуру, ведь недискриминационный доступ позволит им экономить на доступе к существующим сетям, усилит вмешательство регулятора в рынок и затронет права собственности на объекты связи.

Однако нельзя забывать, что в России задача развития инфраструктуры всегда полностью лежала на операторах. Рыночные законы таковы, что операторы строили магистрали в тех районах, где это было выгодно с экономической точки зрения. Таким образом, у каждого оператора сформировался список стратегически важных для него регионов. Здесь оператор не может зависеть от качества услуг других, зачастую конкурирующих операторов, у которых они будут вынуждены арендовать каналы или закупать услуги по пропуску трафика, что незамедлительно станет тормозом в борьбе за повышение качества сервиса.

В этой ситуации государство, которое имеет более широкие возможности по получению, анализу и обобщению информации о состоянии дел с инфраструктурой в стране, могло бы выделять «проблемные места» на карте и в партнерстве с операторами решать вопрос о том, кто, в какие сроки и какими средствами готов их качественно закрыть. Будет это оператор связи или инфраструктурная компания – не важно. Главное, добиться удовлетворенности населения услугами – то, ради чего все, собственно, и затевается. Правда, не помешает и прийти к единому пониманию того, как измерять «удовлетворенность». Как показывает практика, регулятор и оператор зачастую по-разному трактуют этот термин.

Концепция, которую сейчас предлагает министерство, может либо совершить революцию в хорошем смысле этого слова, либо сильно навредить отрасли. Задача государства – развивать экономику в целом и заботиться о социальной стороне бизнеса, задача операторов – быть экономически эффективными. Если баланс интересов нарушается, проигрывают все заинтересованные стороны, в первую очередь – конечные пользователи. Нередки случаи, когда вмешательство государства в бизнес-процессы приводило к повышению тарифов.

Несомненно, требуется совместная комплексная проработка проекта представителями компаний-операторов и экспертами министерства для определения оптимальных путей его реализации. Операторам нужно занимать более активную позицию и работать в тесном партнерстве с государством, совместно решая задачи по снижению затрат на строительство, использованию несетевой инфраструктуры и недискриминационному доступу к своим сетям и сетям сторонних операторов. Государству же следует не только выполнять функцию регулятора, но и всячески стимулировать дальнейшее развитие операторских сетей.

Поделиться:
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее
Спецпроект

Специальный проект "Групповой спутниковый канал для территориально-распределенной сети связи"

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку