Олег Кривошеев: «В 2024 году планируем выпустить отечественную PLM «тяжелого» класса»

 

За последние годы Российский федеральный ядерный центр «Всероссийский НИИ экспериментальной физики» (ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ») заявил о себе как активный участник ИТ-рынка. Создание отраслевой цифровой платформы, переход к современным моделям управления, реализация конкурентных преимуществ на основе системы жизненного цикла изделий стали важными результатами цифровизации, предпосылки которой закладывались еще полвека назад. Сегодня решения РФЯЦ-ВНИИЭФ востребованы в различных индустриях. В планах ядерного центра, участвующего в реализации госпрограммы «Цифровая экономика», – выход на зарубежные рынки. О прорывных направлениях развития, технологиях, бизнес-моделях, перспективах работы на открытом рынке и подготовке кадров нашему корреспонденту рассказал заместитель директора ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ» по информационным технологиям и управлению жизненным циклом изделий Олег Кривошеев.

 

– Если позволите образное сравнение, то ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ» – своего рода бриллиант в короне «Росатома». В последние годы структура занимает важное место на российском ИТ-рынке. Чем это обусловлено: естественным ходом событий или целенаправленным развитием данного направления?

– Для начала стоит напомнить, что один из первых компьютеров, или вычислителей, созданных в Советском Союзе, а было это 60-е гг. ХХ в., появился как раз в сверхзакрытом тогда Арзамасе. Вычислительная машина под № 2 хранится в нашем Музее ядерного оружия. То есть уже в середине прошлого века научный руководитель Юлий Борисович Харитон поставил задачу использования вычислительных методов или, говоря современным языком, информационных технологий.

В 1966 г. стартовал проект «Нептун», предусматривавший разработку системы управления в интересах Госплана СССР. К слову, в дальнейшем система позиционировалась в качестве отраслевой, вышли «Нептун-1» и «Нептун-2». Система для управления отраслями и для использования в Госплане развивалась на территории нашего закрытого образования. За период с 1966 г. был совершен поэтапный переход с платформы на платформу, всего их было шесть.

Существенная перезагрузка в области ИТ произошла в 2010 г. после запуска в Госкорпорации «Росатом» программы ИТ-преобразования ядерно-оружейного комплекса.

Так складывалось современное направление развития информационных технологий, в рамках которого был сформирован коллектив в составе более 1000 человек. Его деятельность организована по проектной схеме. С 2010 г. приоритетное развитие получили несколько направлений: управление предприятиями и вертикальными интегрированными структурами, производством и производственными комплексами, сквозные 3D-технологии, управление бизнес-процессами предприятия. К ключевым компетенциям сегодня относится и информационная безопасность.

Таким образом, наша ИТ-история началась фактически полвека назад. А в последние годы в результате развития компетенций произошел серьезный прорыв в ответ на вызовы времени.

 

– Какие вызовы вы имеете в виду?

– Прежде всего продиктованные необходимостью повышения эффективности работы предприятий, сокращения сроков разработки продуктов на фоне возрастающей сложности и технологичности изделий. Решение перечисленных задач невозможно без активного использования информационных технологий. Повышение эффективности предусматривает снижение затрат на управление, значительное уменьшение количества опытов и экспериментов, испытаний. Новый уровень технологичности изделий предполагает применение современных средств и методов проектирования, моделирования (на основе 3D-технологий), сокращение сроков разработки и повышение надежности изделий. Добиться этого невозможно, если не организовать работу с единой моделью, единым набором данных, если не обеспечить управление кооперацией как внутри предприятия, так и за его пределами. И на все это накладываются серьезные требования к информационной безопасности.

Типовых решений для стоящих перед нашим центром задач не существует. Мы вынуждены были актуализировать и значительно расширить коллектив разработчиков, причем основную часть разработки сконцентрировали во ВНИИЭФ. Планируем расширять эти подразделения на ряде новых площадок.

 

– Какими компетенциями в области цифровых технологий обладают работники вашего центра?

– Наряду с такими ключевыми направлениями деятельности, как системы 3D-проектирования и моделирования, управления предприятием и производством, развиваем направление инфраструктуры, построения центров обработки данных. В 2010 г. мы значительно расширили компетенции в сфере информационной безопасности. Осознав, что автоматизировать нужно процессы, которые прошли реинжиниринг, оптимизацию, стали развивать процессное управление, процессный подход. Управлять архитектурой нужно на четырех уровнях: процессы, информационные потоки, информационные системы и ИТ-инфраструктура. Поэтому архитектура, интеграция решений – еще одно перспективное направление.

Таким образом, наши компетенции распространяются на 3D-технологии, управление предприятиями и вертикальными интегрированными структурами, производством (отдельный самостоятельный большой блок), ИТ-инфраструктуру, бизнес-процессы, нормативное регулирование, информационную безопасность, интеграцию и архитектуру.

По каждому направлению создано самостоятельное подразделение в структуре ядерного центра. У нас достаточно разветвленная сеть кооперации в виде контрагентов и подрядчиков. После недавнего присоединения Научно-исследовательского института измерительных систем ИТ-разработчики НИИИС влились в наш коллектив.

 

– Какую роль сыграл РФЯЦ-ВНИИЭФ в процессе разработки программы «Цифровая экономика»?

– Дебаты по поводу термина «цифровая экономика» не утихают. Мы участвовали в формировании плана мероприятий, Программы «Цифровая экономика» и определили для себя ряд принципиальных подходов. Внедрение информационных систем на предприятиях – это автоматизация. Реинжиниринг, оптимизация процессов и их автоматизация – это информатизация. А вот изменение бизнес-логики, бизнес-модели, как и механизма создания продукта, причем кардинальное, не на уровне реинжиниринга процессов, а на уровне самой модели – это цифровизация.

 

– Не могли бы вы пояснить на конкретных примерах?

– Их немало, в частности, ставший классическим пример компании Uber. В прошлом были такси – теперь цифровой портал, на котором продаются услуги такси. Модель бизнеса кардинально поменялась. Недавнее мировое событие – запуск «тяжелой» ракеты SpaceX. В данном случае обращают на себя внимание не только новые подходы к проектированию и производству, но и смена технологической и экономической моделей. Возможность возврата ступеней ракеты на землю, их повторного использования фактически сводит к нулю стоимость всех последующих запусков.

Таким образом, цифровизация предусматривает кардинальное изменение бизнес-моделей за счет использования цифровых технологий и решений. Не следует трактовать понятие «цифровая экономика», акцентируя внимание только на слове «цифровая» или «экономика». Имеет значение изменение бизнес-логики, бизнес-модели, модели создания продукта в результате применения цифровых технологий.

Что касается участия предприятий «Росатома» и, в частности, ядерного центра в разработке госпрограммы, то в 2016 г. на основе своего опыта в сфере промышленных решений мы сформулировали набор предложений по всем пяти направлениям. Большая их часть включена в планы мероприятий. Например, в рамках направления «Научно-исследовательские заделы и компетенции» «Росатом» курирует новые промышленные технологии, технологии больших данных, виртуальной и дополненной реальности. Мы представили свое видение дальнейшего развития этих технологий и формирования центров компетенций.

Работы в рамках программы «Цифровая экономика» по направлению исследовательских заделов ведутся под общим руководством Госкорпорации «Росатом» на базе проектного офиса, определены первоочередные шаги на ближайшие два года.

 

– В чем состоят первоочередные шаги?

– В реализации проектов под конкретные технологические и технические задачи, актуальные для промышленных предприятий в различных сегментах экономики, что и позволит сформировать экосреду, коллективы специалистов с соответствующими компетенциями, развивать технологии. Исторически так было всегда. Достаточно вспомнить советский опыт, реализацию атомного проекта, ракетно-космической программы, которые дали возможность совершить рывок в экономике.

 

– Сегодня такие проекты есть?

– Мы предложили и реализуем ряд проектов. Вместе с Министерством промышленности и торговли РФ сверстаны конкретные предложения в программу «Цифровая экономика» по направлению «Цифровая промышленность». Мы также участвуем в направлениях «Цифровой город» и «Цифровое образование». Но основным направлением остается «Цифровая промышленность».

Идет работа над созданием системы полного жизненного цикла для высокотехнологичных компаний, выпускающих сложные технические изделия и изделия военной техники, работа по созданию единой платформы для построения систем полного жизненного цикла сложных инженерно-технических объектов на основе BIM-технологий, разработкой которых занимается Инжиниринговый дивизион РОСАТОМа – Группа компаний ASE. Наряду с этим разрабатываются решения для построения современной защищенной инфраструктуры по технологии «Промышленный Интернет».

 

– О каких крупных проектах вы можете рассказать?

– В НПО «Машиностроение» внедряем систему полного жизненного цикла «Цифровое предприятие» – большой и долгосрочный проект. На его реализацию понадобится несколько лет. Следует отметить, что это первый крупный, полномасштабный проект за пределами ядерно-оружейного комплекса. В результате выполнения работ будет внедрен сквозной цикл создания продуктов и управления деятельностью предприятия. На первом этапе были формализованы и описаны процессы. К настоящему времени внедрено несколько информационных систем.

Продолжается активное сотрудничество с ГК «Роскосмос», система полного жизненного цикла «Цифровое предприятие» развернута в центре обработки данных Госкорпорации. Система управления производством будет внедрена на производстве ГК «Роскосмос».

Набирает обороты взаимодействие с предприятиями Республики Татарстан. В прошлом году провели предпроектное обследование семи предприятий региона, рассмотрели возможность использования наших решений. В Научно-производственном объединении «Опытно-конструкторское бюро им. М.П. Симонова» новый тяжелый беспилотник будет проектироваться в системе полного жизненного цикла «Цифровое предприятие».

Аналогичная предпроектная работа ведется на территории Нижегородской области, где мы заручились поддержкой нового губернатора. Отработали технологию создания широкой кооперации в единой среде управления и в единой среде разработки на проекте присоединения НИИИС. На основе единой технологии SaaS выстроили общую среду и единую систему управления этими сложными, территориально разнесенными предприятиями.

 

– В каком состоянии работа над проектом «Цифровое предприятие»?

– Система полного жизненного цикла «Цифровое предприятие» реализована, внедрена в Российском федеральном ядерном центре, начато ее тиражирование на предприятия ОПК в варианте «среднего» класса. Производительность системы нужно наращивать, развивать систему CAD, PLM-систему в части работы с большими сборками и поверхностями класса А. Как система «среднего» класса она реализована, внедряется на ряде предприятий других отраслей промышленности ОПК.

В этой отечественной защищенной системе обрабатывается информация до уровня «совершенно секретно» включительно, обеспечивается разграничение прав доступа, что подтверждено сертификатом ФСТЭК РФ. Система охватывает процессы конструирования, проектирования, технологической подготовки, производства, управления предприятием. У нас есть планы по ее дальнейшему развитию, поддержанные и Минпромторгом, и аппаратом Правительства, и Госкорпорацией «Росатом». Нам нужно догонять SAP, Siemens PLM и разрабатывать систему «тяжелого» класса, которая позволит проектировать, создавать не только изделия с ограниченным количеством сборок и сборочных единиц, но и такие изделия, как ракета в сборе, современный истребитель. Предстоит развивать систему до уровня решений корпоративного класса, при котором ее можно будет применять в корпорациях с большим количеством пользователей и в кооперации предприятий на всех этапах жизненного цикла.

 

– В какие сроки планируете реализовать задуманное?

– По планам, согласованным с Минпромторгом, на 2021 г. намечен выпуск системы «среднетяжелого» класса, на 2024-й – системы «тяжелого» класса, включая отечественное геометрическое ядро.

 

– Финансирование, в частности в ходе реализации госпрограммы «Цифровая экономика», будет осуществляться за счет участвующих в ней предприятий?

– На протяжении многих лет ВНИИЭФ постоянно инвестирует в развитие технологий и решений в интересах промышленности. Конечно, в большой степени это наши внутренние инвестиции. У Госкорпорации «Росатом» серьезные планы по реализации программы цифровизации прежде всего в собственных интересах, понятно, что это будут инвестиции самой Госкорпорации. Но мы ожидаем, что будут инвестиции и со стороны государства. Если мы говорим о технологическом и цифровом прорыве, то без поддержки государства в этом направлении, без целевых инвестиций под решение конкретных задач не обойтись.

 

– Теперь к вопросу об обязательных требованиях по информационной защите критической информационной инфраструктуры РФ. Что может предложить ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ» в плане разработки инструментов безопасности АСУ, систем промышленного уровня автоматизации?

– ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ» имеет большой опыт в создании и обеспечении защиты объектов информатизации ключевых систем информационной инфраструктуры и автоматизированных систем управления на критически важных объектах, потенциально опасных объектах, а также объектах, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей и для окружающей природной среды, которые по новой терминологии Федерального закона № 187 именуются объектами критической информационной инфраструктуры. ВНИИЭФ выстроил систему защиты не только в рамках предприятия, но и в пределах дочерних и зависимых организаций, куда в том числе и входят субъекты критической информационной инфраструктуры. На сегодняшний момент специалисты предприятия имеют компетенции и опыт в проведении аудита безопасности объектов критической информационной инфраструктуры в целях оценки текущего состояния защищенности систем и определения необходимости и финансовой обоснованности затрат на обеспечение безопасности информации. Аудит безопасности проводится как с помощью экспертно-документального метода, так и с использованием инструментальной базы. А далее, исходя из полученных результатов и непосредственного контакта с эксплуатирующими объекты организациями, сотрудники ВНИИЭФ проектируют и внедряют комплексную систему защиты объектов КИИ, используя разносторонний и гибкий подход в выборе средств и методов защиты. Не всегда бездумное применение только технических или только организационных мер защиты может привести к требуемому уровню защищенности, необходимо оценить все риски с учетом потенциала нападения возможных нарушителей и использовать только те меры и методы, которые максимально защитят объекты от актуальных, а не придуманных коммерческими организациями угроз безопасности информации.

По нашим оценкам, примерно 80% информации (об основных изделиях, технологических процессах, управленческой) на предприятиях переведено в цифровой вид и в информационные системы. В 1940–1970-е гг. была выстроена жесткая система обеспечения информационной безопасности и защиты для информации на бумажных носителях. Сегодня формируется законодательная и нормативная база для обеспечения безопасности информационных потоков в цифровом виде. Однако глубокого понимания новых требований со стороны промышленности пока нет.

Мы исторически соблюдаем очень жесткие требования к информационной безопасности, поскольку всегда работали в условиях информационных ограничений. В 2010 г. разработали отраслевой стандарт по обеспечению информационной безопасности при автоматизации, разработали типовые решения к автоматизированным системам в защищенном исполнении, типовым инфраструктурным, комплексным решениям и сквозным технологиям, предназначенным для защиты разных видов информации и, в частности, для защиты информации, составляющей государственную тайну.

Наряду с этим разрабатываем свою операционную систему, первая версия которой уже вышла. К настоящему времени она сертифицирована и позволяет обрабатывать информацию уровней от «гостайна» до «совсекретно» включительно, внесена в Реестр российских поставщиков Минкомсвязи. Теперь приступаем к созданию операционной системы реального времени «Синергия». Разработан защищенный гипервизор, среда и решения по виртуализации, идет процесс сертификации под гостайну. И это тоже станет серьезным прорывом для создания отечественной среды виртуализации. Система управления базами данных (СУБД) разработана и сертифицирована (обработка информации до уровня «совершенно секретно»). Таким образом, создан целый набор систем, который позволяет создать технологический стек и защищенную информационную среду для прикладных промышленных систем класса PLM, ERP, MES и пр. Начинаем прорабатывать решения по большим данным, облачным технологиям, промышленному Интернету, связанному реестру, также защищенным.

Взят серьезный курс на создание платформенных решений. «Цифровое предприятие» уже можно отнести к защищенным платформенным решениям для создания PLM-систем и комплексов управления предприятием и производством, сейчас мы стали владельцами платформы «Гербарий», которая разработана по заказу Минпромторга для создания отечественных «тяжелых» промышленных систем. На базе этой платформы уже идет разработка комплекса систем сквозной 3D-технологии для машиностроения, в дальнейшем планируется создание платформы для реализации BIM-технологий. При реализации платформы и комплексов систем будут встроены модули и механизмы, обеспечивающие информационную безопасность до уровня государственная тайна.

Механизмы защиты информации отработаны и реализованы в наборе прикладных систем «Цифровое предприятие», в него входят более 30 систем – управления предприятием, производством, системы сквозной технологии 3D. Эти системы уже сегодня сертифицированы по требованиям ФСТЭК и обеспечивают защиту информации до уровня «совершенно секретно» включительно.

На базе перечисленных решений мы создаем прототип системы для «умного» города» – «Цифровой муниципалитет». В наборе систем «Цифровой муниципалитет» реализован набор функций муниципального управления, включая управление ЖКХ, и обеспечивается защита информации. Разумеется, не с такими высокими требованиями, как для промышленности, но при этом реализованы ключевые принципы импортонезависимости и информационной безопасности.

 

– В продолжение темы хотелось бы узнать, по каким направлениям развивается сотрудничество РФЯЦ-ВНИИЭФ и ФСТЭК России? Насколько оно продуктивно?

– Для нас ФСТЭК России является одним из основных регуляторов в сфере защиты информации. Мы не только соблюдаем требования безопасности информации, которые изложены в нормативно-методических и правовых документах ФСТЭК России, но под методическим руководством экспертов Центрального управления и управления по Приволжскому Федеральному округу разрабатываем решения по защите информации. Затем решения тестируем, апробируем и внедряем. Российский федеральный ядерный центр много лет аккредитован в качестве органа по аттестации в системе сертификации ФСТЭК России и проводит аттестации объектов критической информационной инфраструктуры. Два года назад у нас была создана и аккредитована испытательная лаборатория по сертификации средств защиты информации. Это новое направление мы поддерживаем и активно развиваем под методическим руководством ФСТЭК России. Так что служба является драйвером, мотивирующим нас к непрерывному движению в направлении повышения уровня защищенности наших объектов информатизации и созданию широкого набора решений по защите информации, прежде всего программных. Такое сотрудничество позволяет существенно расширять и углублять наши компетенции.

 

– В одном из подразделений «Росатома» – инжиниринговой компании «АСЭ» – была разработана цифровая платформа управления жизненным циклом сложных инженерных объектов Multi-D. С помощью этого продукта проектируются атомные станции. Как планируется развивать продукт? Будете продвигать его на российском рынке?

– В прошлом году было подписано соглашение с АСЭ («Атомстройэкспортом») по разработке решений, которые позволят осуществить импортозамещение компонентов в Multi-D. Сегодня эта система полного жизненного цикла сложных инженерно-технических объектов охватывает большое количество процессов, позволяет проектировать, строить, поддерживать атомные станции по всему миру.

Multi-D частично разработана на базе западных решений, что объяснимо: для выхода на международные рынки разработчики должны представлять цифровой двойник, цифровую 3D-модель, модель самого объекта в понятных заказчикам форматах. В то же время «Росатом» готовится к реализации ряда проектов в странах, которые находятся под санкциями со стороны США и европейских государств. Поэтому возникает требование по созданию российских разработок в области систем управления информацией, передаваемым заказчикам, которые позволят представлять информационные модели и цифровой двойник в импортонезависимых форматах.

Неслучайно встал вопрос о переводе решений Multi-D на российскую платформу, отечественные технологии в области PLM, BIM. Это задача, над которой уже активно работают в АСЭ и к решению которой мы также планируем подключаться.

 

– Multi-D останется специализированным продуктом для атомных станций или будет предложен вариант для промышленных объектов?

– В этой работе участвует «Главгосэкспертиза», перед которой тоже стоит задача по переходу на цифровые технологии и переводу организаций, занимающихся проектированием в Российской Федерации. На первом этапе решение ориентировано на атомные станции. Однако уже сейчас ведется работа по унификации решения Multi-D в целях его применения для широкого спектра объектов капитального строительства.

 

– Ваши продукты и решения по определению являются отечественными. А насколько оправдывает ваши ожидания политика импортозамещения?

– На мой взгляд, темпы введения санкций и ужесточения требований в сфере информационной безопасности, к сожалению, значительно более высокие, чем темпы импортозамещения в Российской Федерации. Основная причина состоит в том, что у нас низкая стартовая позиция, особенно в части промышленного программного обеспечения. Глобальные мировые ИТ-корпорации десятилетиями вкладывали миллиарды долларов в развитие продуктов, системно, методично, поэтапно их развивали, формировали коллективы и экосреду. В России этот процесс фактически только начался. Создаются коллективы, формируются требования. Но, для того чтобы предложить конкурентоспособный продукт, нужен серьезный рывок, который невозможен при отсутствии инвестиций. Сегодня ключевой вопрос − поиск инвестора.

 

– В лице государства, корпорации или частного инвестора?

– Все перечисленные источники. Инвестировать необходимо в коллективы, у которых наиболее высокие стартовые позиции, есть наработки и компетенции. Целевые инвестиции позволят создать конкурентоспособный продукт. Не просто импортонезависимый и защищенный, но и функционально не отстающий от мировых аналогов и действительно конкурентоспособный. Вот это и станет драйвером активного замещения импортных решений. Импортозамещение не идет не потому, что кто-то не хочет, а потому, что пока, к сожалению, ИТ-рынок не предлагает конкурентоспособного, конкурирующего с западными образцами программного продукта. Да, есть наработки защищенные, да, отечественные, но функциональность, производительность, удобство оставляют желать лучшего…

 

– Достаточно ли создать конкурентоспособный продукт?

– Нет, конечно. Важно сформировать систему и механизмы его продвижения, что хорошо демонстрируют мировые поставщики ИТ-платформ. Они вкладывают колоссальные деньги в завоевание рынка, лоббирование, выход в те или иные отрасли, на предприятия и т. д. Об этом многие отечественные разработчики пока еще даже не думают. Такие компании, как, например, наша, у которых есть что предложить рынку, только приходят к пониманию ценности системы продвижения.

Еще одно слагаемое для завоевания рынка – поддержка заказчика в течение долгих десятилетий. Наличие развитой партнерской сети может гарантировать соответствующий уровень поддержки. В то же время к бесспорным преимуществам решений отечественных компаний относятся оперативная реакция на изменения – законодательные, технологические, кастомизация продукта.

 

– Что делается в Госкорпорации для продвижения продуктов?

– В настоящее время это приоритетная для нас задача. Во-первых, реализуется план по доведению разработанных систем до уровня отчуждаемого продукта под требования заказчика. Во-вторых, определяются конечные потребители, рынки, формируется маркетинговая стратегия. Для решения этих задач завершается формирование подразделения, которое будет заниматься продвижением, маркетингом и организацией партнерской сети, обеспечением поддержки заказчиков.

Одним из подготовительных этапов для выхода на большой рынок и внедрения продуктов широким фронтом является создание центров компетенций и центров обучения в регионах страны. В частности, центр обучения создан в Казани на базе КНИТУ КАИ, где развернуты все наши системы, составлена программа обучения, студенты старших курсов КНИТУ КАИ обучаются работе с нашими продуктами. Молодые специалисты получат ключевые компетенции, которые позволят им внедрять эти решения на предприятиях республики. Такой же центр компетенций «Цифровое предприятие» открылся в Челябинске. Идет создание центров на базе МИФИ в Москве, ННГУ и НГТУ в Нижнем Новгороде. Ведем переговоры по созданию центра компетенций в Мордовии – в Саранске.

 

– Несколько слов о коллективе предприятия. Как удается удерживать ценные кадры, которые наверняка стремятся переманить многие компании?

– Реализация инновационных, амбициозных задач, направленных на укрепление нашей страны, – вот главная мотивация молодежи, которая у нас работает. Также важную роль играет статус предприятия, на котором они работают. Это большая история, научные школы и мегапроекты по национальной безопасности.

Ежегодно ВНИИЭФ принимает на работу около 250 молодых специалистов из лучших вузов страны. В ключевых профильных высших учебных заведениях, таких как МИФИ, Физтех, Нижегородский университет, КАИ имени Туполева, ВНИИЭФ имеет кафедры и целевые места, где целевым образом готовим ребят, которые становятся молодыми специалистами и приходят к нам.

 

– Не сказываются ли на популярности вашего центра как работодателя закрытость города, где молодым людям предстоит жить и трудиться, и закрытость работ?

– Конечно, сказываются. Закрытость города и работ, особенно с учетом последних требований, – это оборотная сторона медали. Приходится много усилий прикладывать для создания социальной инфраструктуры. Строить коттеджи и спортивные комплексы, открывать кружки и секции, планировать выездные мероприятия, чтобы поддерживать команду. Неслучайно перед нами встала проблема создания открытых площадок центра в Нижнем Новгороде и Москве, на базе которых будем расширять ряд свои подразделений.

 

– Какие специалисты будут работать на московской площадке?

– На первом этапе это разработчики, которые не готовы переехать в Саров, но обладают высокими компетенциями, а также маркетологи, те, кто будет формировать сеть продвижения. На втором этапе, по мере расширения проектов, к ним присоединятся команды по внедрению и поддержке.

Продолжением этих планов можно считать развитие взаимодействия с коллегами в ряде других регионов. В рамках соглашения между Госкорпорацией «Росатом» и президентом Республики Татарстан создаем широкую кооперацию с ИТ-парком в Казани и Иннополисом. Кроме того, серьезная кооперация формируется с Госкорпорацией «Ростех»: мы объединяем наши усилия по созданию «тяжелой» PLM-системы.

Новые направления работ у нас актуальные, перспективные, молодежь заинтересована в том, чтобы участвовать в них. Но, нужно признать, что не все готовы к переезду в закрытое территориальное образование. Поэтому и строим большие планы по развитию московской, нижегородской площадок, а в перспективе и казанской.

 

– Ощущается ли сегодня кадровое оживление на рынке ИТ?

– После старта программы «Цифровая экономика» ИТ-рынок активизировался. Особенно востребованы специалисты, которые не просто умеют программировать, проектировать продукты и решения, но и понимают, как устроены процессы в промышленности, в реальном секторе экономики.

По моим наблюдениям, молодежь заинтересована работать в ИТ-компаниях, связанных с реальным сектором экономики, конкретными предприятиями. Я бы сказал, у современных молодых специалистов тренд на мультидисциплинарность. То есть информационные технологии и программирование с участием в реализации производственных процессов, процессов управления. Молодежь стремится проектировать, создавать решения для реальных предприятий, вникать в технологические процессы, процессы управления. Это сильное конкурентное преимущество, которое могут предложить промышленные ИТ-компании.

Все эти тенденции напоминают мне то, что в свое время произошло с английским языком. Знание иностранного языка превратилось в прикладную вещь. Специалист компетентен в предметной области и знание языка – само собой разумеющийся навык. В отношении информационных технологий, видимо, аналогичная тенденция: ИТ превращаются в компетенцию, которой человек должен обладать помимо отличного знания предметной области.

 

– На этом фоне и борьба за талантливых специалистов нарастает?

– Безусловно. Молодежь набирать тяжело, непросто составить конкуренцию, например, банковскому сектору с его финансовыми предложениями работникам. В целом задача подбора персонала, его мотивации – сложная, но решаемая.

 

– Есть ли у РФЯЦ-ВНИИЭФ планы по выходу на международные рынки, в частности на территории Евразийского экономического союза?

– Планы есть в отношении стран БРИКС, ЕАЭС, ШОС. В Госкорпорации «Росатом» разрабатывается цифровая стратегия, одно из ее направлений – создание цифровой продуктовой линейки. Расставлены приоритеты, определены категории ИТ-продуктов, куда вошли решения Российского федерального ядерного центра. По каждому продукту разрабатываем стратегию коммерциализации и вывода на рынок. По «Цифровому предприятию» и входящим в его состав системам заданы ориентиры выхода на зарубежные рынки.

Поделиться:
Спецпроект

Spot Wave: NetApp оптимизирует облачную инфраструктуру

Подробнее
Спецпроект

Цифровая перезагрузка лесного комплекса

Подробнее


Подпишитесь
на нашу рассылку