От цифровой трансформации – к этике «цифры»

Интервью с Екатериной Солнцевой, директором по цифровизации Госкорпорации «Росатом»

 

Екатерина, прежде всего, как вы оцениваете динамику движения Росатома к цифровой зрелости?

– Темпы развития цифровизации Росатома очень высокие. Еще в самом начале реализации Единой цифровой стратегии Росатома, утвержденной в 2018 г., мы разработали собственный индекс цифровизации, провели оценку цифровой культуры отрасли и с тех пор регулярно осуществляем измерения по сопоставимой методике, поэтому мы можем говорить об этом, не просто полагаясь на ощущения, но и на основе численных оценок.

Для нас очень важны сравнительные данные, которые дают возможность отслеживать прогресс и корректировать наше движение вперед, как в целом, так и по отдельным направлениям. Ведь цифровизация – это динамический процесс. Стоит вам сделать очередной шаг, и – вы уже иначе видите горизонт.

 

Какие внутренние и внешние факторы затрудняют продвижение по пути цифровой трансформации как всей корпорации в целом, так и отдельных предприятий, входящих в структуру Росатома, и что, напротив, ей способствует?

– Как препятствия, я бы в первую очередь назвала хорошо знакомые подавляющему большинству крупных компаний недостаточную интеграцию между дивизионами в вопросах «цифры», высокую сложность производств и нарастание рисков, связанных с применением импортного ПО…

Еще одна особенность процесса цифровизации в Росатоме – это, конечно же, его масштабы. Ведь мы должны охватить более 300 организаций в контуре корпорации и принимать во внимание особенности 20 основных направлений ее деятельности, учитывать требования многочисленных технических регламентов, распространить задачи цифрового развития на 15 стран присутствия корпорации и, разумеется, гармонизировать нашу работу с ожиданиями и запросами 276 тыс. человек, работающих в Росатоме.

Но вы правы, есть и целый ряд факторов, которые помогают в нашей работе.

Прежде всего, Росатом обладает обширным технологическим заделом. Ведь еще с середины прошлого века отечественный ядерно-оружейный комплекс опирается на собственные разработки в области программного обеспечения.

Наша отрасль – одна из самых наукоемких в мире. Поэтому нам близка и «цифра» как сфера работы со знаниями. Росатом обладает очень значительными ресурсами, в том числе кадровыми и организационными, которые позволяют нам браться за самые сложные и ответственные цифровые проекты.

И наконец, я бы отметила высокий уровень доверия к корпорации со стороны государства – как к надежному и ответственному стратегическому партнеру. Это помогает решать сложные масштабные задачи.

 

Каковы основные цели Единой цифровой стратегии Росатома, в чем их значимость для корпорации и для нашей страны в целом?

– В основе Единой цифровой стратегии Росатома лежат четыре основных направления:

  • поддержка цифровизации РФ. В партнерстве с ИТ-компаниями, научными организациями, вузами и государственными структурами мы работаем над обеспечением цифрового технологического суверенитета страны;
  • внутренняя цифровизация отрасли;
  • создание коммерческих цифровых продуктов на основе разработок атомной отрасли;
  • развитие сквозных цифровых технологий и управление данными.

Как видите, наша стратегия шире, чем то, что обычно понимается под цифровизацией. В том числе потому, что, будучи одной из крупнейших компаний России, мы осознаем свою ответственность за изменения в цифровой сфере, которые происходят в стране в целом.

Если же говорить о стратегических приоритетах, то в цифровой сфере мы стремимся формировать собственные компетенции мирового уровня по ключевым технологиям, которые определяют завтрашний день киберфизического мира: от квантовых и нейроморфных вычислений, искусственного интеллекта и виртуальной реальности до промышленного Интернета. Мы уверены, что технологического суверенитета можно добиться лишь при условии создания в стране собственных цифровых технологий и продуктов, конкурентоспособных в глобальном масштабе.

 

Росатом – это одна из немногих компаний, которая располагает колоссальными собственными ресурсами для создания цифровых решений. Чем обусловлена потребность в собственных разработках? Нуждой в каких-то уникальных решениях, которые нельзя найти на рынке? Повышением эффективности работы?

– Отрасль родилась из ядерного оружейного комплекса, задачей которого было создание второго сдерживающего центра силы в мире. Именно поэтому она с самого начала своего существования опиралась на собственные разработки, в том числе и в сфере информационных технологий.

Мы никогда ни при каких обстоятельствах не можем допустить зависимости от внешних факторов и сил. Поэтому многие предприятия Росатома разрабатывали и разрабатывают для себя необходимые цифровые решения.

Сегодня, когда все более острым становится вопрос обеспечения технологической независимости России в цифровой сфере, нарастает необходимость в эффективных решениях, которые могли бы быть использованы для всей страны в целом. И многие наработки, способные стать основой для цифровых продуктов для промышленности, смог предложить именно Росатом. У нас есть современные цифровые решения для наших производств. И мы стремимся сделать так, чтобы этими решениями могли пользоваться и предприятия за пределами отрасли. Причем не только в нашей стране, но и в мире.

 

Росатом является центром компетенций Федерального проекта «Цифровые технологии» Национальной программы «Цифровая экономика». Что конкретно делается по этому направлению работы?

– Как вы знаете, еще в 2019 г. Росатом выступил организатором разработки семи дорожных карт в рамках Федерального проекта «Цифровые технологии» Национальной программы «Цифровая экономика РФ». Сегодня крупнейшие госкомпании во взаимодействии с министерствами и ведомствами, частными участниками российского рынка и ведущими научно-образовательными центрами страны ведут практическую работу по ключевым цифровым технологиям. И самую активную позицию в этом процессе, разумеется, занимает Росатом.

О роли корпорации в развитии квантовых вычислений всем участникам рынка уже хорошо известно. Именно Росатом отвечает за организацию работ по созданию в нашей стране отечественного квантового компьютера.

Еще одна дорожная карта, принятая в июле текущего года, предусматривает нашу совместную с Госкорпорацией «Ростех» работу по развитию высокотехнологичной области «Новые производственные технологии». И здесь перед нами стоит очень широкий спектр задач. Одна из них – создание, развитие и широкомасштабное внедрение отечественного промышленного ПО.

 

Некоторые эксперты довольно скептически высказываются о перспективах квантовых вычислений и считают, что до реальных квантовых компьютеров мы доберемся очень не скоро. Может быть, вы добавите нам оптимизма в этой области?

Задача действительно непростая. Но мы оцениваем ее как достижимую и работаем над ее решением. Что касается поводов для оптимизма, то их у нас немало.

В момент старта работ по этому направлению в 2019 г. Россия отставала от мировых лидеров примерно на 7–10 лет. А сейчас по отношению к некоторым задачам мы уже можем использовать формулировку «российские ученые впервые в мире… ». Например, впервые в мире был разработан квантовый алгоритм применительно к реальным задачам атомной отрасли, а именно к задаче оптимизации загрузки отработанного ядерного топлива в контейнеры.

Значимым этапом для нас стал 2020 г., в том числе в части сохранения государственной финансовой поддержки квантовых вычислений в полном объеме, благодаря чему мы смогли еще в прошлом году заказать новейшее оборудование для квантовых лабораторий

И конечно, хотелось бы напомнить о том, что в нашей стране сформирована очень сильная в международном масштабе школа квантовой физики. Это один из важнейших аргументов. Кроме того, активизировался процесс возвращения на родину, в Россию, уехавших ранее ученых, что сильно укрепляет наши позиции в квантовой гонке.

 

Теперь позвольте перейти к теме развития новых производственных технологий. Эта дорожная карта, за реализацию которой совместно отвечают ГК «Росатом» и ГК «Ростех», предусматривает развитие основных классов российского промышленного программного обеспечения. В том числе технологий цифрового проектирования и математического моделирования. Каковы заделы в этой сфере и каких результатов предстоит добиться?

– После запрещения ядерных испытаний наша атомная отрасль стала пионером в создании передовой школы математического моделирования. Со временем глубокие компетенции атомной отрасли в области численного моделирования стали базой для создания отечественного цифрового продукта класса CAE (Computer-Aided Engineering) – ЛОГОС, который уже вполне может поспорить с зарубежными аналогами. Так что заделы у нас есть.

Что касается ожидаемых результатов, то они очень значительны. Не секрет, что на текущий момент около 80% российского рынка инженерного программного обеспечения контролируют поставщики зарубежных продуктов. Для отечественной промышленности это провоцирует недопустимые риски. Поэтому мы приступили к реализации масштабной программы импортозамещения систем математического моделирования в нашей стране. Основой программы выступает как раз семейство программных продуктов ЛОГОС, созданных в Росатоме. Программа импортозамещения поддержана Президентом и предполагает переход на отечественное инженерное ПО 300 крупных предприятий страны.

Для организации эффективного импортозамещения программного обеспечения класса CАЕ (математического моделирования и цифрового проектирования) по инициативе Росатома в нынешнем году запускается открытая платформа «Логос». Она предполагает интеграцию с расчетными модулями других российских разработчиков.

По инициативе Росатома создан консорциум российских производителей систем математического моделирования. Одна из задач этого консорциума состоит в том, чтобы сформировать полномасштабную национальную вычислительную платформу, которая позволит на 100% закрыть потребности российских предприятий в САЕ-системах. Важно подчеркнуть, что это первый и пока единственный в стране проект по достижению полной технологической независимости в целом классе программного обеспечения к 2030 году!

Но наши амбиции простираются и за пределы российского рынка. При поддержке партнеров мы не только формируем комплексное решение, которое закроет потребности российских предприятий в расчетах на отечественном программном обеспечении, но и всерьез рассматриваем возможность выхода с такими продуктами на мировой рынок.

 

Одно из направлений развития портфеля цифровых продуктов Росатома – «Умный город». Каким образом оформилось это направление и каковы перспективы его развития?

– Росатом полностью отвечает за все аспекты жизни людей в наших атомных городах. Потому и это технологическое направление получило свое развитие самым естественным образом. Как и в случае с другими цифровыми решениями и продуктами, которые Росатом выводит на открытый рынок, мы прежде всего начали применять платформу «Умного города» внутри атомной отрасли. А ныне она доступна по всей стране. Это целый «конструктор» из модулей, позволяющий интегрировать различные данные, подсистемы и сервисы в единое целое. И количество проектов, которые реализует «Русатом Инфраструктурные решения» (РИР) – отраслевой интегратор Росатома по направлению «Умный город» – постоянно растет.

Наше ноу-хау в сфере цифровизации системы муниципального и регионального управления – концепция «Бережливый умный город», основной упор в которой сделан на работе с процессами. Прежде чем перевести в «цифру» тот или иной процесс, он сначала досконально изучается и анализируется. Устраняются лишние этапы, согласования, сокращаются потери времени. По сути, происходит реинжиниринг процессов. И лишь затем внедряются цифровые сервисы, которые закрепляют улучшенный результат. Например, в Южно-Сахалинске, где Росатом вместе с мэрией города реализовал проект подготовки к цифровой трансформации, был проведен анализ и просчитана стоимость 1200 рабочих операций сотрудников муниципалитета. Из них 240 операций себестоимостью в фонде оплаты труда более 1 млн рублей в год отобраны, ранжированы по степени окупаемости применения цифровых решений. В итоге десять сквозных процессов были переведены в электронный формат, что увеличило их скорость в среднем в 2,7 раза.

Сейчас эта технология уже тиражируется не только на уровне городов, но и в масштабах целых регионов. Так, в рамках сотрудничества Росатома с Мурманской областью компания «Русатом Инфраструктурные решения» реализовала проект по внедрению единой цифровой платформы управления, которая объединила более 20 информационных систем 16 ведомств.

Очень важно, что такие проекты помогают сделать жизнь людей более комфортной, удобной и безопасной, повышают уровень доверия к власти. Мы считаем это частью повестки «цифровой этики», которая крайне важна для нас.

Еще один пример. За два года работы системы «Бережливый умный город» сроки исполнения работ по обращениям граждан в Сарове сократились в четыре раза (с 30 до 8 дней), время работы по диспетчеризации общественного транспорта – с 3 дней до 1,5 часов, а время оперативного реагирования на аварии и сбои в работе коммунальных служб – с 30 до 3-х минут. В итоге, согласно исследованиям, удовлетворенность населения выросла на 5%.

Возвращаясь к теме цифровой этики, скажу, что одну из своих важнейших задач Росатом, как центр компетенций в сфере цифровизации, видит в объединении ведущих профессионалов и лидеров ИТ-рынка страны, их вовлечении в решение по-настоящему больших задач национального масштаба. Задач, в центре которых – человек.

 

Судя по поступающим сообщениям, Росатом все более внимательно присматривается к теме нейроморфных технологий, развитие которых многие эксперты считают чрезвычайно перспективным направлением. Можете приоткрыть карты и рассказать о планах корпорации в этой сфере?

– Сразу скажу, что исследования в области нейроморфных систем в мире пока находятся на начальной стадии. Тем не менее на наших глазах набирает обороты масштабная технологическая гонка, в которой уже участвуют крупные мировые компании. В связи с этим задачи обеспечения технологического и промышленного суверенитета страны требуют нашей слаженной работы на перспективу.

Нейроморфные системы основаны на моделировании базовых принципов работы мозга человека и рассматриваются в качестве технологической основы нового направления и нового этапа развития вычислительной техники. Подобные системы обладают беспрецедентно высоким уровнем энергоэффективности (в тысячи раз выше, чем классические системы), высокой скоростью работы и малым временем отклика. А фундаментальным компонентом нейроморфных систем станут нейроморфные чипы. И Росатом активно участвует в развитии этой перспективной технологии.

В июне 2021 г. на Санкт-Петербургском экономическом форуме мы подписали соглашение о намерениях между Госкорпорацией «Росатом», МГУ имени М.В. Ломоносова и Российской академией наук по совместному исследованию и разработке в области нейроморфных систем искусственного интеллекта. В рамках соглашения мы уже начали работу над проектом по созданию отечественной нейроморфной системы искусственного интеллекта с возможностью обучения непосредственно на чипе.

 

И последний вопрос. В ходе нашей беседы вы несколько раз коснулись этических вопросов цифровизации. Какие задачи видит для себя Росатом в рамках этой повестки?

– Миссия Росатома состоит в том, чтобы поставить достижения ядерной науки и высокие современные технологии на службу людям. И это касается всех технологий. В том числе цифровых.

Освоение какой-либо прорывной технологии может создать абсолютно неравные условия. Для тех игроков, которые владеют этой технологией, и для тех, кто не имеет к ней доступа. Например, появление квантового компьютера, о котором мы говорили, разделит мир на тех, кто способен создавать новые лекарства, материалы, алгоритмы защиты инфраструктуры от кибератак. И на тех, кому эти возможности будут недоступны.

В чьих руках окажется контроль над новыми технологиями? Кому будут принадлежать права на результаты интеллектуальной деятельности, созданные искусственным интеллектом? Не сотрется ли грань между человеком и машиной? Ведь нейроморфные чипы будут не только способны лечить врожденные генетические заболевания, но одновременно будут давать возможность управления и другими функциями мозга.

Цифровизация – это новые возможности. Но одновременно это новые риски. И риски эти лежат главным образом в плоскости мирового технологического паритета.

Мы с вами сегодня уже вспоминали, что российская атомная отрасль работает с очень сильными технологиями. Мы хорошо знаем, что такое этика атома. И именно потому столь же внимательно относимся к формирующейся сейчас этике «цифры». Ведь по степени влияния на мир цифровые технологии, возможно, уже занимают первую строчку!

Поделиться:
Спецпроект

Компания iFellow объявила о переходе на российскую платформу CommuniGate Pro

Подробнее
Спецпроект

У общественного транспорта Ярославской области появилось мобильное приложение

Подробнее


Подпишитесь
на нашу рассылку