Владимир Акименко: «Защита АСУ ТП − это спланированная целенаправленная работа»

Принятый прошлым летом Федеральный закон № 187 «Об обеспечении безопасности КИИ» вступил в силу 1 января 2018 г. Чтобы понять, как он повлияет на российский рынок услуг информационной безопасности, мы задали несколько вопросов Акименко Владимиру Викторовичу, руководителю Центра кибербезопасности критических инфраструктур АО «ЭЛВИС-ПЛЮС».

 

− Насколько, по вашему мнению, оправдан интерес регулирующих органов к теме обеспечения информационной безопасности промышленных объектов и, в частности, АСУ ТП? Приведите примеры атак на промышленные предприятия, повлекшие серьезные последствия.

 

− Я бы говорил не об интересе, а о спланированной целенаправленной работе, ведь названная тематика прорабатывается и обкатывается с 2006 г., с момента появления законопроекта № 340741-4 «Об особенностях обеспечения информационной безопасности критически важных объектов информационной и телекоммуникационной инфраструктуры». О ней начали задумываться задолго до проведения известных всем атакам на АСУ ТП типа заражения червями Stuxnet, Conficker, атакам на металлургические предприятия в Германии.

Очевидно, что с каждым годом все больше систем реализуется с использованием информационных технологий, автоматизированного управления. Совсем необязательно погружаться глубоко в какие-то специфические производственные процессы − они по жизни рядом с нами, начиная от систем контроля прохода в общественный транспорт, удаленной оплаты счетов, услуг, товаров и заканчивая системами управления транспортными потоками, энергообеспечением, электронными документами и услугами. Количество таких систем с каждым годом будет только возрастать. Как тут различным криминальным элементам, незаконным группам, спецслужбам, да и просто нечистым на руку людям не воспользоваться соблазном? Уязвимости существуют у любой, даже самой надежной системы, они обусловлены не только несовершенными алгоритмами, ошибками реализации, но и пресловутым человеческим фактором. Понимание этой проблематики заложено в комплексе нормативных документов, в том числе в «Доктрине информационной безопасности Российской Федерации», и в приказе № 31 ФСТЭК России, и в Федеральном законе № 187-ФЗ «О защите критической информационной инфраструктуры», развивающем направление по защите КСИИ. C такого рода проблемами сталкиваемся и мы при анализе сетей и систем заказчиков: это и несанкционированное использование вычислительных ресурсов, и различные утечки конфиденциальных данных, и даже умышленные изменения параметров технологических процессов, искажающие данные о реальных показателях деятельности, позволяющие скрывать факты халатности и воровства.

 

 

− ‎Как обеспечивалась информационная безопасность АСУ ТП промышленных объектов до принятия закона «Об обеспечении безопасности КИИ»? Насколько часто приходилось учитывать при защите АСУ ТП требования приказа ФСТЭК России № 31? Какие проекты в этой сфере были реализованы вашей компанией ранее?

 

− Несомненно, вся деятельность в какой-либо сфере определяется степенью понимания проблематики и связанных с ней вопросов. Эта степень возрастает вместе с угрозами, рисками, уровнем используемых информационных технологий и способностью оценивать влияние рисков на бизнес. Примерно в таком же русле наше законодательство двигалось в вопросах обеспечения защиты информации автоматизированных систем управления производственными процессами. Для эффективной реализации политики государственного регулирования в любой области необходимо, чтобы она основывалась на уровне осознания проблематики взаимодействующих субъектов. Это понимание проявляется не просто в выполнении каких-то нормативных требований, а скорее в проецировании проблематики защиты информации на сферу своей деятельности, своего бизнеса. Все чаще в обсуждение подобных тем включаются руководители организаций, перенося решение вопросов защиты информации в область бизнеса, рассматривая информационную безопасность как процесс, обеспечивающий условия стабильного и бесперебойного функционирования предприятия.

Часть организаций, подпадающих под действие закона «Об обеспечении безопасности КИИ», особенно крупных, уже имеют свои локальные нормативные документы, регламентирующие порядок и требования к обеспечению защиты информации, в том числе на уровне технологических информационных систем. Однако, по нашему опыту, при подготовке заказчиком технических заданий в них, как правило, включались и требования приказа № 31 ФСТЭК России. Стоит отметить, что требования нормативных документов регуляторов, в том числе названного приказа, все больше рассматриваются как важные методические инструменты, позволяющие реализовать эффективные меры по снижению рисков, связанных с нарушением функционирования организации и обусловленных воздействием на ее информационные ресурсы и активы.

 

«ЭЛВИС-ПЛЮС» активно занимается вопросами защиты информации технологических систем и критически важных объектов (КВО) с 2010 г. За прошедшее время компания выполнила работы по аудиту, проектированию и внедрению систем защиты информации АСУ ТП для ПАО «ФСК ЕЭС», АО «СибурТюменьГаз», ЗАО «РУСАЛ Глобал Менеджмент Б.В.», ряда подразделений и дочерних обществ ПАО «НК «Роснефть», других организаций и предприятий.

 

 

− ‎Что для вашей компании меняет Закон № 187-ФЗ? Потребуется ли вашим клиентам что-то переделывать и во что это может обойтись владельцам объектов критической информационной инфраструктуры?

 

− Если у вас проблемы со здоровьем, вы идете к врачу; если не хотите иметь проблем с законом, обращаетесь к профессионалам. Конечно, к нам чаще приходят заказчики, у которых пока нет проблем с законом. Учитывая довольно большое количество отраслей, подпадающих под действие Закона № 187-ФЗ, ожидаем, что количество обращений к нам возрастет. Даже на первых этапах работ по определению состава объектов КИИ и их категорированию потребуется привлечение специализированных организаций. Нашу задачу я вижу не только в том, чтобы обеспечить соответствие формальным требованиям, но и в том, чтобы объяснить заказчику необходимость реализации этих требований; показать, как это повлияет на его бизнес, его конкурентоспособность; указать на дополнительные преимущества, которые заказчик может получить, интегрируя меры безопасности в основной бизнес-процесс.

Любая переделка требует двойных затрат: сначала нужно что-то сломать, потом сделать заново. Это неэффективно. Все механизмы защиты должны быть гибкими. Наша задача − повысить эффект, сохранив инвестиции. Поэтому любую систему защиты мы рассматриваем как гибкую, адаптивную систему, способную максимальным образом парировать актуальные угрозы.

Сколько нужно потратить на ИБ? Вопрос и простой, и сложный. Сколько, например, нужно потратить на автоматизацию бизнес-процесса? Столько, сколько необходимо, чтобы итоговый эффект от ее внедрения в определенной перспективе превышал затраты на ее реализацию. Аналогичный подход с оценкой рисков и ущерба может использоваться и при оценке затрат на ИБ. Кстати, такой подход применяется, в частности, при проведении категорирования объектов КИИ.

Важными моментами, на которые мы обращаем внимание при создании различных систем безопасности, являются:

  • интегрированность: система защиты должна встраиваться в бизнес-процесс, должна стать его частью и обеспечивать его стабильность, надежность, в том числе в условиях наличия угроз ИБ;
  • комплексность и целостность: защита должна реализовываться взаимосвязанным набором мер и средств, минимизирующим риски реализации актуальных угроз по всем векторам атак;
  • эффективность: система защиты должна не только минимизировать существующие риски, но и создавать дополнительные преимущества, повышающие управляемость, контролируемость и результативность процессов деятельности организации.

 

 

− ‎Насколько, по вашим наблюдениям, российские предприятия готовы к взаимодействию с «ГосСОПКА»?

 

− Несомненно, у предприятий интерес к взаимодействию с «ГосСОПКА» есть, как и готовность к нему. Всем понятно, что против общего врага бороться лучше сообща. Поэтому элементы «ГосСОПКА» будут развертываться не только на значимых объектах КИИ, но и в организациях, не имеющих таких систем. Полагаю, что количество организаций, которые будут готовы активно участвовать в данном процессе, учитывая определенную, в том числе экономическую выгоду для себя, постепенно будет расти.

 

 

− Есть ли на российском рынке необходимый набор технических решений для построения корпоративных центров реагирования на кибератаки? Какими продуктами ваша компания пользуется для этого?

 

− Рынок давно предлагает различные решения, в том числе ориентированные на взаимодействие с региональными и ведомственными центрами «ГосСОПКА» в полном соответствии с требованиями ФСБ России, которые определены «Методическими рекомендациями по созданию ведомственных и корпоративных центров государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы Российской Федерации» и содержат необходимые рекомендации по взаимодействию, а также перечень передаваемых в рамках функционирования системы сведений. Но при этом нужно понимать и оценивать готовность заказчиков использовать и применять такие средства. У всех она разная. Наша компания мультивендорная, поэтому мы ориентируемся на потребности и возможности заказчиков, предлагая им различные варианты и реализуя именно оптимальные решения.

 

 

− ‎Как коррелирует деятельность государства по Закону № 187-ФЗ с программой «Цифровая экономика» в части вопросов информационной безопасности? Насколько «Цифровая экономика» повлияет на обеспечение информационной безопасности АСУ ТП, учитывая, что Центр компетенций по ИБ находится в ведении Сбербанка?

 

− Цели и задачи Закона № 187-ФЗ довольно плотно коррелируют с программой «Цифровая экономика» в части вопросов информационной безопасности. Настоящий закон решает часть задач обеспечения ИБ цифровой инфраструктуры, развиваемой в рамках данной программы. Но это лишь небольшая часть задач. Сама программа покрывает гораздо больший пласт вопросов, начиная с развития и стимулирования отечественных разработок и заканчивая вопросами стандартизации и повышения ответственности за нарушения в области ИБ, например, введение с 2020 г. ответственности за неприменение сертифицированных криптографических алгоритмов при организации любого защищенного обмена по каналам связи. Кроме того, программой заложено увеличение доли используемых российских продуктов и средств защиты информации, продолжающее политику импортозамещения и государственного регулирования сферы обеспечения ИБ.

Что касается последнего вопроса, думаю, создание центра компетенций по вопросам обеспечения ИБ госпрограммы «Цифровая экономика» на базе какой-то отраслевой организации обусловит определенный перекос в сторону соответствующей отраслевой специфики. Представляется, что общей координацией развития этой части программы должны заниматься специализированные институты в области обеспечения ИБ, а центры компетенции должны создаваться на базе отраслевых некоммерческих объединений.

 

В заключение хочу отметить, что «ЭЛВИС-ПЛЮС» активно участвует в обсуждении, анализе, апробации и учитывает в своей работе текущие и перспективные тенденции развития информационных технологий и технологий безопасности. Качественное выполнение работ обеспечивается штатом сертифицированных специалистов высокой квалификации по всем направлениям деятельности в области ИБ. Компания также принимает участие в разработке и развитии стандартов и современных подходов к обеспечению ИБ: АО «ЭЛВИС-ПЛЮС» входит в состав технических комитетов ТК122 «Стандарты финансовых операций», ТК26 «Криптографическая защита информации» и рабочих групп по подготовке руководящих документов ФСБ России и ФСТЭК России.

Поделиться:
Спецпроект

ИТАПК – впервые в режиме онлайн

Подробнее
Спецпроект

Форум «ИТОПК-2020» оценил потенциал господдержки

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку