Владислав Беляев: «Мы такие интересные вещи в холдинге делаем, что и мечтать о чем-то ином не приходится»

Одно из условий повышения качества продовольственной продукции применение инновационных решений, сочетающих в себе традиционные и новые технологии, отвечающих принципам Индустрии 4.0, когда влияние человеческого фактора на производстве сведено к минимуму. Группа «Черкизово» – крупнейший в нашей стране поставщик мясной продукции – доказала, что реализация такого подхода позволяет российскому АПК добиваться отличных результатов. Компания построила в Подмосковье автоматизированный завод по производству сырокопченых колбас. Информационные технологии становятся инструментом руководителя наравне с финансами, стратегией и ресурсами, поскольку дают возможность бережно использовать ресурсы, обеспечить прозрачность производственной цепочки. О роли ИТ в развитии бизнеса, перспективах концепции завода-робота, конкуренции рецептов и производств, трудностях выбора решений и смене парадигмы предпочтений потребителей в интервью нашему журналу рассказал директор по ИТ ПАО «Группа Черкизово» Владислав БЕЛЯЕВ.

Как вы оцениваете уровень зрелости ИТ в агропромышленном комплексе в целом и в Группе «Черкизово» в частности?

– За последние годы этот уровень заметно повысился. Я работаю в АПК более семи лет и вижу, как меняется отрасль: приходят новые технологии и люди, по-другому выстраиваются бизнес-процессы. Современные аграрные компании становятся ИТ-зависимыми. Без использования информационных технологий предприятие не может нормально развиваться в условиях высокой конкуренции на рынке. Отрасль АПК – одна из самых конкурентных, поэтому без ИТ-инструментов не обойтись. Что касается Группы «Черкизово», то премия SAP Innovation Awards, которой удостоен наш завод-робот, построенный в подмосковной Кашире, отражает и подтверждает нашу роль лидера в отрасли. А это, в свою очередь, стало возможным, в частности благодаря применению эффективных ИТ-решений.

Как в вашем случае строится взаимодействие с бизнесом: вы рекомендуете ИТ-решение, аргументируя его важность, или бизнес формулирует свои потребности?

– Такой вопрос ранее действительно волновал ИТ-сообщество, предпринимались попытки сформулировать правила, как выстраивать отношения с бизнесом, – как будто это два разных государства, ищущих пути к сотрудничеству. ИТ-команды, которые мыслили в такой парадигме взаимоотношений, на мой взгляд, сходят со сцены. Применительно к Группе «Черкизово» могу сказать, что мы – одна команда. В инновационной компании иная атмосфера, отличная от той, где кто-то кому-то ставит задачи. Как члены единой команды мы видим цели и понимаем первоочередные задачи предприятия. Каждое подразделение, наделенное определенными функциями, предлагает решения и инструменты достижения поставленных целей. Мы анализируем идеи, ищем алгоритмы, советуемся с коллегами, в общем, работаем сообща.

Как, по вашему мнению, меняется роль ИТ-директора на крупном предприятии АПК?

– Рискну предположить, что эта профессия умирает. Не могу утверждать, что ИТ-директора компаниям будут не нужны, но их роль изменится. На любом современном заводе есть главный энергетик, но попробуйте его найти. Также и с руководителем ИТ-службы. Предпосылками к такому развитию событий служат, на мой взгляд, две тенденции. С одной стороны, ИТ-продукты становятся готовым товаром, что называется «бери и пользуйся», его легко приобретать и сопровождать. А с другой стороны, повышается уровень ИТ-компетенций руководителей компаний. Многие СЕО современных предприятий отлично разбираются в информационных технологиях и трендах. К слову, это общемировая тенденция. Сейчас ИТ – инструмент руководителя наравне с финансами, стратегией, ресурсами. Не владея им, невозможно эффективно руководить компанией, решать неординарные бизнес-задачи. По сумме этих объективных факторов функционал ИТ-директора преобразуется. Трансформация отрасли не могла не затронуть и профессии.

Какие сложные бизнес-задачи удалось решить в Группе «Черкизово» при помощи современных ИТ-инструментов за минувший год?

– Ключевая для пищевого производства задача – качество продукции. Казалось бы, вкусный полезный продукт, в нашем случае колбаса, и ИТ – это два разных мира, но нет. В заводских цехах нужно обеспечить максимальную чистоту, что возможно, если свести к минимуму контакты человека с сырьем, полуфабрикатом на всей цепочке производства, а значит, и его присутствие в производственных помещениях. Поэтому неслучаен наш интерес к решениям в области автоматизации и роботизации.

На этапе проектирования нового предприятия в Кашире перед нами стояла задача не просто оборудовать отдельные автоматизированные линии, а выстроить цепочку безлюдного производства под управлением информационных систем. ИТ-платформа завода-робота состоит из ERP- и MES-контура на базе SAP S/4HANA. Колбасный завод напоминает производственные площадки производителей электроники. Безлюдные цеха, очищенный воздух – это настоящее пищевой промышленности. Ручные операции сохранились только при разгрузке и загрузке автотранспорта. В остальной части производственной цепочки людей нет.

Наряду с качеством продукции мы с помощью информационных технологий обеспечили оперативность и контроль работы огромной компании. Стоит отметить, что Группа «Черкизово» остается лидером на мясном рынке России. В прошлом году объем выпущенной компанией продукции превысил миллион тонн. Ежедневно 24 часа в сутки сотни машин с нашей продукцией отправляются потребителям. Весь этот цикл требует постоянного контроля и поддержки со стороны ИТ.

В то же время замечу, что мы не ставили перед собой цель построить самое ИТ-продвинутое предприятие в мире. Бизнес заинтересован в поставках потребителю продукции отличного качества. Использование инструментов промышленной автоматизации, роботизации – оптимальный способ решения конкретной бизнес-задачи.

Что представляет собой ИТ-инфраструктура Группы «Черкизово», в каких направлениях развивается?

– У нас развернута корпоративная сеть, построены центр обработки данных и резервный ЦОД. Вопросы ИТ-инфраструктуры в компаниях, которые входят в число лидеров отрасли, вряд ли можно назвать актуальными, крупные игроки эти задачи уже решили. Да и для средних, небольших компаний создание ИТ-инфраструктуры не представляет проблемы. Все доступно из облака, на условиях аутсорсинга. Для малых предприятий потребность в наличии и содержании собственной инфраструктуры вообще сомнительна.

Ваша компания пользуется услугами аутсорсинга?

– Да, многие функции отданы на аутсорсинг, отдельные участки инфраструктуры поддерживаются на аналогичных условиях. Рынок конкурентный, к выбору возможных вариантов подходим прагматично: отдаем предпочтение тому, что экономически выгодно и в наибольшей мере соответствует задачам компании.

У нас компактная служба ИТ. При 30 тыс. работников в Группе «Черкизово» собственно айтишников чуть больше 200 человек, более половины из них работают в регионах, отвечают за техническую поддержку площадок. В одних регионах выгодно осуществлять поддержку своими силами, в других – пользуясь услугами сторонних компаний. Как показывает практика, такие рутинные операции, как разработка, поддержка информационных систем, выгоднее передавать на аутсорсинг. На мой взгляд, достаточно держать у себя ключевую экспертизу.

Какие основные угрозы и риски вы видите в сфере информационной безопасности?

– Изначально мы уделяли этой теме большее внимание, возможно, потому что я и мои коллеги по ИТ-службе «Черкизово» пришли из телеком-бизнеса. По мере реализации концепции Индустрии 4.0 и построения роботизированных площадок интерес к теме ИБ выходит на новый уровень.

Завод-робот настолько насыщен ИТ-инфраструктурой, что потеря контроля над производственными цепочками может привести к более серьезным последствиям по сравнению с нарушением периметра, пропажей компьютера или сервера, перебоями со связью. От компаний, специализирующихся в сфере ИБ, мы слышим, что они понимают степень угроз, инвестируют в развитие нового направления. Но пока это скорее напоминает хайп, поскольку в ответ на существующие угрозы нам предлагаются, по сути, те же инструменты, что и для решения задач в рамках классической ИБ. Представители отрасли ИБ, на мой взгляд, не до конца понимают специфику защиты автоматизированного предприятия.

Если раньше все связанное с контроллером находилось в физически отделенных от корпоративной сети и от Интернета сетях, то сейчас, как показывает практика, это все сливается в единую сущность. Мы прикладываем серьезные усилия для поиска адекватных решений в области информационной безопасности для Индустрии 4.0. Но многие ИБ-продукты для защиты роботизированных промышленных предприятий напоминают обычные, условно говоря, рассчитанные для офиса.

Как вы формулируете для представителей отрасли ИБ свои потребности в этой сфере?

– Рассчитываем, что при проектировании таких решений отрасль ИБ найдет баланс. С одной стороны, понятно желание полностью изолировать промышленный сегмент от сети предприятия и от Интернета, с другой – современные задачи по оперативному контролю и управлению требуют, в частности, удаленного доступа. Важно, чтобы элементы, связанные с ИБ, в тех же мастер-контроллерах встраивались на уровне «железа». Пока же все предложения предусматривают создание периметра безопасности традиционными средствами. Возможно, коллегам из ИБ-индустрии имеет смысл поработать с разработчиками и производителями оборудования, аппаратных средств.

С какими трудностями стакиваются крупные холдинги в сфере АПК при решении задачи сквозной интеграции ИТ-систем в единое информационное пространство?

– Сложный ИТ-ландшафт, интеграция большого количества систем, проблема организации нормативно-справочной информации. Все эти трудности пришлось преодолеть, чтобы создать централизованный информационный ландшафт, обеспечить для тысяч сотрудников на сотнях площадок в регионах России возможность работы в частном корпоративном облаке с единым источником информации.

Консультанты и продавцы решений часто пытаются убедить нас в том, что появился новый продукт, например Agile, – это и есть та «серебряная пуля» для решения всех интеграционных задач. Увы, но не может быть таких универсальных инструментов. То, чего мы добились, – это годы труда, креатива, усилия сотен людей и приличные финансовые вложения. Сочетание этих факторов дает результат, а не поиск универсального рецепта.

К каким современным технологиям наиболее восприимчив ваш холдинг?

– При проектировании завода-робота в Кашире мы заложили принципы Индустрии 4.0, когда все процессы автоматизированы, влияние человеческого фактора на производстве сведено к минимуму. На аналогичных по мощности предприятиях трудятся примерно семь сотен работников, у нас втрое меньше. На технологии SAP мы перешли всего три с половиной года назад. Не можем похвастаться тем, что много специалистов работает с SAP, особенно если сравнивать с транспортными компаниями, предприятиями из добывающей, обрабатывающей отраслей с тысячами сотрудников, которые пользуются решениями этого вендора десятки лет.

В то же время мы решились на один шаг, который до нас никто не делал. И жюри премии SAP Innovation Awards оценило это. На традиционном производстве задание из ERP в MES-систему, непосредственно управляющую автоматическими линями или роботами, попадает опосредованно, в частности через оператора, начальника цеха или смены. Именно он дает команду оператору или запускает автоматизированную линию. Мы убрали этот элемент, отказались от промежуточных ручных операции между ERP- и MES-системами, составляющими единое целое. Управление роботами осуществляется напрямую из ERP-системы, собираемая в режиме онлайн информация о производственных процессах поступает в SAP непосредственно из MES-системы. Мне приятно отметить, что это удалось реализовать.

Рисковали, когда решались на этот шаг?

– Да, но это взвешенный бизнес-риск, а не риск, напоминающий рулетку. Мы понимали, что и как надо сделать, прорабатывали это серьезное решение. Предварительно анализировали мировой опыт, объездили много европейских и американских предприятий. Отдельные элементы были реализованы, но законченное решение в виде полностью автоматизированного завода воплотили на практике первыми.

Эффективность агропромышленного производства зависит от огромного количества факторов. Интерес к ресурсосберегающим технологиям, например точному земледелию, объясняется стремлением обеспечить оптимальное управление каждым гектаром. Дискуссионным остается ряд вопросов относительно перспектив конкретных решений. В частности, что практичнее: спутники или дроны? О чем говорит ваш опыт?

– Предпочтение отдаем спутникам, так как спутниковый мониторинг – уже готовый продукт. Одно из приложений на моем смартфоне позволяет увидеть спутниковые снимки всех полей группы «Черкизово». Сегодня это полноценный рабочий инструмент агрономов компании и руководителей сегмента растениеводства. Причем приложение не для нас разрабатывалось – мы купили подписку за очень небольшие деньги. Услуги мониторинга с помощью дронов, других беспилотных аппаратов предлагаются значительно дороже.

Утверждается, что доступ к таким услугам более оперативный и всепогодный…

– В нашем случае это не совсем так. Земельный банк компании насчитывает 300 тыс. га. Чтобы сделать их снимки с дронов, наверное, надо нанять все российские компании, которые предлагают такие услуги. Странное упражнение, во всяком случае, пока нет предложения мониторинга полей беспилотными аппаратами как услуги.

Адепты дронов критикуют спутники за то, что из-за облачности они чего-то не видят. Но и дроны в вечерние часы, в ветреную и дождливую погоду не летают. Так что говорить про их всепогодность можно с натяжкой. Четкие снимки с помощью дрона получаются только в хорошую погоду.

Попытки расширить их функциональность, использовать аппараты не только для мониторинга, но и для внесения удобрений, на мой взгляд, это фантастика, поскольку законы физики никто не отменял. Известно, почему билет на самолет дороже билета на поезд – надо преодолеть силу тяжести. По земле доставить удобрения дешевле, чем по воздуху.

В то же время у дронов, безусловно, есть своя рыночная ниша, они могут делать что-то точнее, более прицельно. Особенно в сегменте малых и средних фермерских предприятий. Но индустрии дронов еще предстоит создать продукт, который будет интересен компаниям.

На основе каких технологий развиваются проекты под условным названием «умная ферма»? Какие данные о животных собираются, каким образом обрабатываются?

– При оценке возможностей этих технологий следует учитывать масштабы хозяйства или компании. Для фермы, где содержится 50 голов свиней, актуальна задача идентификации каждого животного. На крупном предприятии поголовье исчисляется сотнями тысяч, мониторинг каждой особи избыточен, для нас важно оценивать состояние и поведение группы животных.

С такой экономически обоснованной позиции мы подходим к развитию проектов «умная ферма», которые представляют для нас коммерческий интерес. Если у двух из десяти животных в станке (загоне для содержания свиней) повысилась температура, то для хозяйства это важный параметр, который позволяет вовремя предотвратить распространение, например, инфекционных заболеваний.

Если говорить о технологиях, то большие перспективы мы связываем с машинным зрением. Детали не буду раскрывать.

Коммерческая тайна?

– Да, это область ноу-хау. Таких разработок пока не много. Тот, кто добьется успеха в данной области, получит серьезные преимущества. Существуют пробные кейсы, в которых используются разработки российских стартапов. На производстве мы экспериментируем с машинным зрением. Ряд вещей получается нестандартно, красиво и очень дешево. С точки зрения технологии нет ничего сложного. ПО, имитирующее работу нейросети, можно скачать на ноутбук. Вопрос в том, чему и как обучать сеть, что она будет распознавать, с каким временным интервалом и т. д. Вот этими деталями мы не хотим делиться.

Что даст производству применение этой технологии?

– Снижение себестоимости. Как коммерческая публичная компания мы думаем прежде всего об эффективности. Это еще один наш приоритет наряду с качеством продукции. Если ИТ-инструменты позволяют обеспечить качество продукции, то технологии машинного зрения помогут работать более эффективно, в частности, через мониторинг поведения и состояния здоровья животных обеспечить биобезопасность, на ранних стадиях обнаруживать эпидемию в свином стаде, ведь промедление в данном случае оборачивается потерей немалых денег. Но все в конечном итоге сводится к снижению себестоимости продукции, повышению эффективности производства.

Как вы оцениваете работу информационной системы «Меркурий», которая введена в эксплуатацию на территории России год назад?

– «Меркурий» способствует «обелению» рынка, препятствует обороту контрафакта, так называемого серого импорта, сырья непонятного происхождения. Для нас как для ответственного налогоплательщика важно, чтобы участники рынка играли по одинаковым правилам. На этапе запуска системы не обошлось без трудностей. В то же время ввод ее в эксплуатацию позволил нашей компании более четко выстроить внутренние процессы прослеживаемости продукции.

Насколько продвинулась Группа «Черкизово» в использовании технологии Robotic process automation (RPA)? О каких результатах и эффектах ее применения можете рассказать?

– Сегодня у нас используется шесть таких роботов. Их применение дало несколько результатов. Первый – значительно повысилось качество некоторых бэк-офисных процессов. Робот в отличие от человека, допускающего неточности даже в выполнении простой операции копирования данных из одной программы в другую, не ошибается. Второй результат – возросла оперативность работы, что особенно важно для компании с непрерывным циклом. Человек должен отдыхать, робот трудится непрерывно, справляется с обработкой документов по мере их поступления. И третий результат – сокращение количества сотрудников, занятых рутинными операциями.

В настоящее время роботы используются в бухгалтерии, юридической дирекции, отделе поддержки продаж, сопровождения транспортных операций. В дальнейшем RPA-инструменты планируем применять и других подразделениях.

Технология RPA не относится к новым, почему обратились к ней сравнительно недавно?

– Запустили ее год назад, когда поняли, что это готовый доступный коммерческий продукт, который легко внедрить. Не надо дообучать специалистов, инвестировать в ПО и т. д. Достижение продуктом определенного уровня зрелости – одно из условий его эффективного применения.

Несколько лет назад вы прогнозировали, что конкуренция готовых рецептов придет на смену конкуренции производств в сфере АПК. Появились ли новые штрихи, дополняющие эту картину?

– За последние несколько лет бум доставки еды из ресторанов буквально взорвал рынки. Жители крупных городов являются свидетелями того, как активно растут подобные сервисы. Прогноз – вещь неблагодарная, но могу предположить, что городские жители будут готовить дома все меньше. И это уже происходит. Концепция доставки продуктов ready-to-cook начинает проигрывать концепции ready-to-eat. Люди хотят получить готовые к употреблению блюда, например любимую запеканку, а не набор базовых продуктов, необходимых для ее приготовления. Кстати, эта запеканка может быть заказана не в ресторане, а в кафе рядом с домом.

Ритейлеры чувствуют эту тенденцию и вынужденно опробуют модели продаж, адаптированные к реализации продуктов высокой степени готовности. Крупные производители, в свою очередь, будут переносить производство ближе к потребителю. Не исключено, мы станем свидетелями слияния торговых сетей и производителей. Возможно, грядет война рецептов – мы в магазине будем выбирать цыпленка табака или курицу по-кавказски, а не куриную тушку от двух разных производителей. Это избавит нас от необходимости делать запасы продуктов, значительная часть которых по разным причинам выбрасывается (испортились, истек срок годности, невкусно, купили больше, чем нужно, не смогли съесть и т. д.).

Каждое домохозяйство, по некоторым оценкам, отправляет в помойное ведро как минимум один килограмм продуктов в неделю, сети списывают товары с истекшим сроком годности. В результате на свалках скапливаются тысячи тонн продовольствия. Все это создает не только гуманитарную или этическую проблему. Если выбрасываемое пересчитать «назад», в расчете на гектар поля, на корову, то пора задуматься о колоссальной нагрузке на нашу планету и ресурсы. Говорить о благополучии планеты – это не пафос. Количество населения на Земле увеличивается, а ресурсы используются настолько нерационально, что встает проблема ответственного потребления. Доставка готовой еды дает возможность отказаться от создания чрезмерных и неоправданных ее запасов в холодильниках, складских помещениях торговых сетей.

Каково ваше представление о будущей цепочке переделов в агропромышленном комплексе?

– Цепочка от производителя (фермы, поля, прилавка) до потребителя претерпит серьезные изменения. Как именно, сказать трудно. Но совершенно точно мы будем по-другому покупать, сети будут по-другому продавать, а производители будут поставлять им что-то другое. Продовольственный магазин как таковой человеку не нужен. Мы идем туда потому, что хотим есть, а не потому, что нам интересен магазин. Но уже сегодня удовлетворить эту потребность можно через мобильное приложение. Поэтому продавать нам посещение супермаркета (как поступают некоторые ритейлеры, предлагающие в тележке зарядку для телефонов) становится все труднее.

Какие тенденции на рынке ИТ-решений для агропромышленного комплекса в настоящее время вы учитываете при планировании своей работы?

– Нет специальных аграрных ИТ-решений. Искусственный интеллект, машинное зрение, Индустрия 4.0 – это общие технологические тренды, которые учитывает бизнес независимо от отрасли.

Приоткройте, пожалуйста, планы ИТ-развития Группы «Черкизово» на ближайшую перспективу.

– Сейчас работаем над проектом «Кашира-2». Группа «Черкизово» намерена развивать направление автоматизированных заводов-роботов. Мы видим большой потенциал в использовании решений, связанных с технологиями машинного зрения, искусственного интеллекта.

На каком этапе проект «Кашира-2»?

– На стадии проработки проектной документации. При удачном стечении обстоятельств горизонт его реализации – два-три года.

Какие уроки извлекли из запуска проекта «Кашира-1»?

– Мы не могли предвидеть, что завод-робот с момента ввода в эксплуатацию медленнее разгоняется до проектной мощности, чем это первоначально планировалось. Возникающие на традиционном предприятии узкие места ликвидируются с помощью простых решений. Не хватило людей на участке – нанял дополнительно, неритмично работает цех – задействовал еще один склад рядом. Ручное управление позволяет по ходу устранять проблемы. Для автоматизированного завода все эти способы не подходят.

На этапе запуска приходится решать другие задачи и иными методами, поскольку иначе устроены бизнес-процессы. Кроме того, завод-робот более критичен к отлаженной работе смежных предприятий, он же не в вакууме находится: на него поступает сырье, на распределительный центр отправляется готовая продукция. Нужно более точно планировать бизнес-процессы и более жестко соблюдать сроки. Если на традиционном предприятии это менеджерские задачи, то на автоматизированном – чисто инженерные. Теперь мы иначе планируем график, поскольку известно, какие процессы требуют более детальной проработки.

Одна из ваших рекомендаций коллегам по сектору АПК – прагматично подходить к модным трендам и грамотно выбирать цифровые инструменты, действительно нужные конкретному предприятию. Проблема выбора ИТ-приоритетов – ключевая в работе ИТ-директора современного крупного холдинга?

– Не могу сказать, что я целый день занят выбором приоритетов. Ряд других задач отнимает много времени. Возможно, не все коллеги меня поймут, если скажу, что ИТ-директору не обязательно экспертно разбираться во всех ИТ-технологиях, важнее – в том, как устроен бизнес компании. Здесь встречная тенденция: СЕО все глубже погружается в ИТ-инструменты, а СIО – все лучше ориентируется в бизнесе.

Вам ближе понятие «бизнес-ориентированный»?

– Не совсем так. Ты или в бизнесе, или нет. Как член команды ИТ-директор с помощью информационных технологий решает задачи бизнеса.

Что вам приносит профессиональное удовлетворение?

– Мы занимаемся настоящим и важнейшим делом – кормим людей.

У вас есть мечта?

– Мы такие интересные вещи в холдинге делаем, что и мечтать о чем-то ином не приходится.

Поделиться:
Спецпроект

Форум «ИТОПК-2020» оценил потенциал господдержки

Подробнее
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку