Внедрение промышленных информационных систем требует изменения культуры внедрения

 Интервью с Евгением Антиповым, заместителем начальника управления информатизации, руководитель интернет-проектов МГУ

 

– Что представляет собой  ИТ-инфраструктура МГУ? В какой степени она централизована?

– На сегодня пока централизация достаточно слабая. Информационная инфраструктура во многом завязана на административную структуру любой организации, как известно. До недавнего времени факультеты МГУ жили достаточно обособленной жизнью, имея возможность заводить любые информационные системы. И это привело к тому, что сейчас, когда эти системы стали активно развиваться и внедряться в административный процесс жизни нашего ВУЗа, мы получили лоскутное одеяло, которое сшито из различных кусков, а местами даже не сшито. Конечно, имеются отдельные центральные системы (например, система поддержки процесса поступления для абитуриентов), но некоторые жизненно важные части административной жизни университета не охвачены центральной ИС. В целом в МГУ сейчас идет процесс централизации информационной поддержки жизнедеятельности, но до конца он не завершен. В бухгалтерии, например, в настоящее время осуществляется переход от отдельных ИС факультетов к единой системе бухгалтерского учета.

– Разрабатывались нормативные документы, регулирующие порядок централизации ИТ-инфраструктуры?

Дорожной карты централизации ИС как таковой нет. Нам еще только предстоит изменить подход к процессам внедрения систем. Внедрение промышленных информационных систем требует определенной культуры – составления технического задания, проектной документации и так далее. В настоящее время происходит переформатирование сознания, это этапный процесс, требующий времени.

– Имеется в составе ИТ-инфраструктуры МГУ дата-центр?

Да, имеется. Два года назад был реализован проект постройки дата-центра как  централизованной площадки для размещения серверной части ИТ-инфраструктуры ВУЗа. Пока не все сервера переведены в ЦОД, но определенная часть, ориентированная на поддержку центрального административного аппарата МГУ там уже размещена.

 

– С чем связана задержка с размещением всех серверов на одной площадке?

– На данном этапе многое упирается в необходимость реорганизации сетевой инфраструктуры МГУ, которая должна удовлетворять новым требованиям. В настоящее время мы приводим в порядок сетевую структуру университета. Между корпусами связь проложена преимущественно на базе оптоволокна, внутри зданий практикуются различные варианты организации сети.

– ЦОД находится на территории МГУ?

– Дата-центр находится на Воробьевых горах, во Втором гуманитарном корпусе, – это то здание, в котором установлен суперкомпьютер «Ломоносов». В одной его крыле находится «Ломоносов», в другой части – дата-центр.

– В какой степени дата-центр МГУ можно считать катастрофоустойчивым решением? Имеется ли резервная площадка?

– Что касается «бронебойной» отказоустойчивости, такого тестирования не проводилось, но в определенной степени наш ЦОД можно считать катастрофоустойчивым: дата-центр имеет две линии ввода электропитания, две независимые линии сети. В качестве резервных площадок могут рассматриваться серверные на факультетах, на которых критически важные системы и данные резервируются.

– Какой архитектуры ИС работают в МГУ, существует ли проблема  их интеграции?

В плане архитектуры используемых в университете решений, к сожалению, наблюдается отставание от современного уровня развития ИТ. На рынке, как известно, активно развивается веб-ориентированная архитектура, имеющая целый ряд преимуществ в сравнении с традиционной. ИС, работающие у нас, преимущественно «тяжелые», имеющие неоптимизированный программный код и предполагающие установку клиентского ПО на компьютеры конечных пользователей, а также мощную серверную часть. Проблема интеграции, безусловно, существует. Отчасти она еще обусловлена тем, что в ИТ-инфраструктуре МГУ циркулируют достаточно большие объемы, с которыми должна работать система, и у стандартных решений применительно к сфере образования возникают определенные сложности с производительностью и масштабированием.

 

– Продукты западных вендоров или российских разработчиков, которые предлагаются и успешно используются в других отраслях — экономике, банковской сфере, не годятся для сферы образования?

– В университете, на нескольких факультетах функционирует небезызвестный продукт SAP, очень хорошо себя проявивший. Система позволила автоматизировать должным образом все процессы в ВУЗе, осуществлять сопровождение процесса подготовки специалиста от абитуриента до выпускника университета на всех этапах и во всех аспектах, включая бухгалтерию и учебную часть. Но, к сожалению, данное решение не радовало стоимостью своей поддержки и масштабирование этого решения на весь университет не выглядело радужной перспективой.

– А это решение продолжает работать?

– Продолжает, но пошел процесс «отгрызания» отдельных функциональных кусков другими информационными системами, в частности – системой кадрового сопровождения, которая разработана силами разработчиков МГУ и уже внедрена в ряде подразделений.

-А какие современные ИТ-системы и решения задействованы непосредственно в образовательном процессе?

– ИТ-систем задействовано множество, при этом наблюдается большое многообразие решений от факультета к факультету.  Один из примеров централизованного решения – система видеоконференцсвязи, внедренная на базе так называемых мультимедийных классов, оснащенных компьютерами, видеопроекторами, камерами, интерактивными досками. Система ВКС позволяет вести связь с подобными системами в других ВУЗах. И она достаточно часто используется для проведения онлайн-конференций, в том числе междугородних. Что касается научно-исследовательского процесса, то в университете работает множество различных ИС. Вплоть до того, что в каждой конкретной лаборатории работают специальные продукты, используемые для проведения того или иного исследования.

 

– Повышают ли  мультимедийные классы качество образования?

Это очень важный вопрос – насколько  мультимедийное сопровождение влияет на качество восприятия и усвоения учебных материалов. Как известно, существуют различные типы людей c точки зрения наилучшего способа усвоения информации: одному важно прочитать, другому – услышать, третьему – увидеть. В Московском университете мультимедийные классы, в частности, используются для того, чтобы осуществлять запись лекций, семинаров, курсов, и тем самым создавать обучающий материал для дистанционного образования, которое сейчас набирает обороты. Таким образом, для мультимедийных классов требуются специальные курсы, адаптированные для проведения в мультимедийных аудиториях. И эта адаптация была одной из серьезных сложностей, с которыми мы столкнулись на начальном этапе использования классов. Одно дело — вести урок с доской и мелом, и другое дело — когда используется проектор, слайды и другой дополнительный инструментарий.

– Как используется суперкомпьютер «Ломоносов»?

–  «Ломоносов» – это массовый инструмент, огромный вычислитель, который можно использовать в биологии, физике, химии и других сферах. Он очень сильно загружен. По последним данным, очередь ожидающих расчета своих проектов на базе суперкомпьютера порядка 600 человек. Это и представители преподавательского состава, и студенты. Процессорное время компьютера поделено на квоты – для образовательной деятельности, на проведение внутренних научных исследований, для внешних партнеров в рамках совместных проектов МГУ.

– Как вы относитесь к практике создания инновационных предприятий при ВУЗах?

– Подобная практика распространена за рубежом. Там ученый проводит исследование, потом регистрирует коммерческое предприятие, половина устава в котором принадлежит ВУЗу, половина – ученому. Это взаимовыгодно: исследователь получает от ВУЗа определенные условия для проведения своих исследований, а ВУЗ за счет коммерциализации научных исследований получает таким образом еще один, весьма значительный источник дохода. В России была попытка создать подобные инфраструктуры, даже в 2009 году был принят Закон №217-ФЗ, позволяющий ВУЗам создавать малые инновационные предприятия, но широкого применения по ряду причин и факторов данная схема не получила.

– Что у нас опять не пошло не так? Менталитет?

– Да, менталитет и сложившаяся практика исследований, ориентированных на бизнес. Крупные предприятия у нас вместо того, чтобы передавать исследовательские задачи институтам, сами создают лаборатории, берут туда выпускников ВУЗов на хорошие зарплаты и проводят необходимые исследования, решают конкретные задачи. Следует признать, что отчасти такой подход предприятий обусловлен тем, что исследовательский процесс в системе высшего образования недостаточно двигается навстречу потребностям коммерческого сегмента.

 

– Распространена практика, когда в сотрудничестве с вендорами при ВУЗах создаются исследовательские центры. Как обстоят дела с этим в МГУ? Ваша оценка подобной практики?

– В МГУ такие центры существуют. Например, лаборатория Microsoft Research при факультете вычислительной математики и кибернетики, и это далеко не единственный пример. Насколько мне известно, один из проектов, реализуемых в подобном вендорском центре, —  проект визуализации данных, полученных с космических спутников. Как правило, в рамках исследований, проводимых в подобных центрах, решаются научные задачи, у которых большая вероятность применения и в коммерческих областях. Опасность же создания подобных центров в том, что коммерческая компания, создав такой центр и взяв при этом на себя многие финансовые расходы, в определенный момент может уйти. Изменилась стратегия развития компании или случился кризис – неважно, но в результате ВУЗ остается один на один с лабораторией и ее расходами. Примеры этого в вузах есть.

 

– Есть ли у МГУ стратегия развития в плане ИТ?

– У Московского университета есть Программа развития 2020. В рамках этой программы предусмотрено, в частности, создание Инновационной долины, которая будет располагаться на Воробьевых горах на новой территории — это здания, построенные за Ломоносовским проспектом. Данный проект сейчас находится в стадии проработки.

 

– Почему не в Сколково?

Создание такой Долины должно быть привязано к действующему научно-исследовательскому центру. Чтобы Долина была рабочей, она должна быть рядом с наукой.

– Всегда ли удается на базе ИТ повышать качество образовательного процесса? Что надо учитывать руководителям, чтобы это всё не превратилось в профанацию и в имитацию?

– Один из общепринятых показателей эффективности внедрения ИТ следующий: внедрение ИТ позволяет сократить не количество сотрудников, а темпы роста штата сотрудников. Что касается качества непосредственно образовательного процесса, это, опять же, сложный вопрос. Возьмем, к примеру, систему контроля доступа, то есть элементарный проход по карточкам на территорию ВУЗа. В результате внедрения системы в образовательный процесс администрация получает возможность четко контролировать посещаемость студентов на лекциях, а посещаемость – один из факторов, влияющих на качество образовательного процесса.

Поделиться:
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее
Спецпроект

Специальный проект "Групповой спутниковый канал для территориально-распределенной сети связи"

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку