Александр Герасимов: "Возьмемся за API, друзья, чтоб не пропасть поодиночке!"
Александр Герасимов

Александр Герасимов, Аналитик рынка ИТ и телекоммуникаций

В недавно выпущенном Accenture весьма интересном отчете «Technology vision 2015» бросается в глаза утверждение, что «с 2000 года 52% компаний из Fortune 500 обанкротились, были поглощены или оказались за бортом рейтинга в значительной степени благодаря «подрыву» традиционных отраслевых моделей ведения бизнеса моделями «цифровой» экономики». Проще говоря, в исследовании утверждается, что построенные по традиционным принципам предприятия уже не выдерживают конкуренции с лидерами «цифровой» экономики и сходят с дистанции.

Пожалуй, это первый случай, когда кто-либо из «гуру» бизнес-консалтинга, что называется, «в лоб», без обиняков описывает невеселые перспективы предприятий традиционной экономики. Правда, глядя на показатели капитализации Apple, Google и других «столпов» новой экономической реальности, не замечать этого очевидного факта дальше уже просто невозможно. Да что там «столпы» — WhatsApp с численностью персонала в 150 человек и близкой к нулю стоимостью основных фондов был куплен по цене половины нынешней капитализации Газпрома.

Но это еще только начало, ведь речь уже идет не просто о замене одного типа предприятий другим, а об их полном исчезновении. Согласно упомянутому отчету Accenture, «ключевым технологическим трендом в мировой экономике последних лет является формирование кросс-индустриальных открытых глобальных цифровых экосистем, приходящих на замену привычным предприятиям и организациям».

Такие экосистемы основываются на взаимодействии самых разнообразных облачных сервисов через механизм API, который Accenture называет «цифровым клеем» новой экономики.

Если учесть, что облачный сервис – это система, в каждый момент времени стремящаяся к 100% эффективности, то и экосистема автоматически взаимодействующих через API облачных сервисов будет обладать именно таким свойством, что на фоне крайне низкой эффективности традиционных предприятий, собственно, и определяет доминирование облачных экосистем в будущем глобальной экономики.

А вот дальше начинается множество вопросов. Дело в том, что даже самое поверхностное изучение экосистем взаимодействующих облачных сервисов показывает, что их свойства кардинальным образом отличаются от свойств обычных предприятий, отраслей, экономик. Отличаются до такой степени, что даже становится немного не по себе. «Кому охота заглядывать в бездну» — примерно так отвечали специалисты-ядерщики на вопрос, почему до аварии на Чернобыльской АЭС никто не замечал грубых просчетов в конструкции реакторов РБМК.

Одно из кардинальных отличий состоит в том, что если для обычного предприятия базовым ресурсом выступает персонал, непосредственно исполняющий основные производственные и бизнес-процессы и определяющий эффективность использования всех остальных видов ресурсов, то для облачных экосистем первичным ресурсом является информация, а персонал выполняет роль не исполнителей, а разработчиков автоматически исполняемых алгоритмов взаимодействия облачных сервисов, формирующих производимую добавленную стоимость.

Герасимов_рис1

Это означает, в частности, что так и не решенная до сих пор наукой задача моделирования поведения сложных организационно-технических систем (отдельных предприятий, их объединений, отраслей, экономик) в случае облачной экономики трансформируется в задачу проектирования полностью предсказуемых систем любого масштаба и сложности, ввиду того, что в облачных экосистемах отсутствует фактор неопределенности, связанный с непосредственным влиянием человека на качество и алгоритмы исполнения процессов в них.

Дальше – больше. Собранный из «базовых» облачных сервисов новый сервис, обладающий собственной добавленной стоимостью, может одновременно быть «базовым» по отношению к другим сервисам, в том числе и тем, из которых он сам «собран». Так, для «сборки» ИТ-сервиса, например, аренды серверной мощности по модели IaaS, используются, в частности, финансовые сервисы (оплата услуги), для создания которых, в свою очередь, необходимы и ИТ-сервисы, такие как аренда серверной мощности для расчетного центра. Это как для производства компьютера нужна, скажем, пластмасса, для производства которой, в свою очередь, нужен компьютер.

Упрощенное представление фрагмента облачной экосистемы. Создающий сам себя сервис.

Герасимов_рис2

Но вот принципиальное отличие облачной экосистемы от любых других сложных систем экосистем с признаками самоподобия состоит в том, что все это многообразие взаимодействий должно осуществляться в режиме реального времени, что является абсолютно новой, не имеющей прецедентов задачей, порождающей множество неизвестных ранее технологических вызовов. То есть это система, не имеющая не только отраслевых и пространственных границ, но и даже временных – все элементы цепочки создания добавленной стоимости «производятся» одновременно, и воспроизводят сами себя.

Как уже отмечалось выше, перспективным подходом к изучению свойств облачных экосистем является их имитационное моделирование. Причем ввиду чрезвычайно высокой капитализации отдельных участников этих экосистем задача их моделирования видится не просто интересной научно-исследовательской задачей, а вполне финансово очевидной необходимостью.

Кстати, задача тут есть не только для науки, но и для искусства, ведь столь значимый тренд формирования облачной экономики, кроме примитивного облачка, пока не имеет адекватного значимости происходящего графического отображения. Я озадачил этим вопросом моего друга художника Александра Гречаника, и вот что получилось. Не просто облако, а облако, стилизованное под пазл, то есть облачный сервис как элемент экосистемы. А улыбка – как отражение практически невозможной в традиционной парадигме стратегии взаимовыгоды win-win, присущей облачным экосистемам.

Герасимов_рис3





Добавить комментарий




 

ИД «Connect» © 2015-2017

Использование и копирование информации сайта www.connect-wit.ru возможно только с письменного разрешения редакции.

Техподдержка и обслуживание Роман Заргаров


Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика