Александр Голышко: Интернет в широком смысле

Александр Голышко, независимый эксперт, к. т. н.

Александр Голышко, независимый эксперт, к. т. н.

Нет, я понимаю, что такое виртуальная реальность, но может мне кто-нибудь объяснить, что такое реальность?»

Неизвестный автор

Небольшой отрывок на заявленную тему из уже упоминавшейся ранее книги «Ведение в вечность».*

***

Давайте поговорим ещё немного о вечном, ‒ продолжал Антон. ‒ Как физики, вы, наверное, слышали про закон Халдэйна, который гласит, что Вселенная не только страннее, чем мы себе представляем, она страннее, чем вы можете себе представить. Мы уже говорили о том, что современная вам космология уже продвигает идею множественности миров, предполагая, что наряду с этим миром существует множество других, отличных от него по своим физическим характеристикам. Многих исследователей вроде Уилера или Хокинга интересовал также «механизм» реализации таких миров или, иначе говоря, проблема «выбора» законов природы. Должен сказать, концепция многообразия миров соответствует идее неисчерпаемости материи и вполне согласуется с материалистической природой мира. Точно также согласуются с нею и исследуемые вашими современниками новые виды взаимодействий между материальными объектами, и новые материальные объекты в виде ещё неисследованных до конца полевых структур, и новые виды полей вокруг всех материальных объектов живых и неживых. Последнее, кстати, заставляет задуматься о единстве материального и духовного миров. Ваша наука уже преуспела в изучении и объяснении смерти, но пока ещё очень слаба в изучении и объяснении жизни. Вы уже умеете создавать роботов и быстро учитесь выращивать настоящие органы, вы быстро двигаетесь к искусственному интеллекту от машинного обучения и уже готовы переписать всю память человека на искусственный носитель, чтобы, как вам кажется, обеспечить своё бессмертие. Но что вдохнёт жизнь в созданного вами киборга, или как ещё вы его назовёте? В отличие от обычных живых организмов киборги могут быть полностью контролируемыми. И кому-то это очень удобно. Группа инициативных идиотов уже давно вживила себе под кожу чипы, которые заменяют им паспорт и позволяют, к примеру, дистанционно включать свет или открывать окна. Кого-то это радует ‒ ведь так можно было бы под корень извести преступность. Но вопрос в том, что считать преступностью. А что будет, если контроль за гражданами возглавит маньяк? Или, что ещё хуже – компьютер? В вашей истории – я имею в виду планету ‒ это бывало неоднократно. А если преступники научатся удалять чипы или заменять их? Медицина сделает сегодня за деньги что угодно. Разве к этому готово ваше общество, поглощаемое Интернетом?

‒ Неужели всё так страшно? – поёжилась Надежда Константиновна.

‒ Страшно только тем, кто осознает эту опасность. Похожий «Интернет» во Вселенной существует давно и доступен каждому. Другое дело, что получить к нему неограниченный доступ может только чистая душа. Впрочем, сей Интернет вашей науке невидим и потому неинтересен, и нет сомнений, что традиционная наука будет энергично защищать любые проблемы выгодных ей концепций. Что до наблюдаемого подчас расхождения теории с фактами, то противоречия между ними свидетельствуют лишь об ограниченности вашей теоретической системы знания. Вместе с тем такое противоречие является источником дальнейшего развития. Нет сомнений, что когда-нибудь новая информация станет настолько сильной и очевидной, что её примут.

‒ Какие же концепции, что находятся в преддверии принятия, вы имеете в виду? – заинтересовался Добродеев, пытаясь получить подтверждение своим догадкам.

‒ Я думаю, вы понимаете, что я знаю, о чем вы думаете, Андрей Петрович, ‒ улыбнулся Антон. – Это Эфир.

‒ Эфир, ‒ фыркнула надежда Константиновна. – Старое заблуждение, не единожды опровергнутое наукой.

‒ Эфир, да не тот, уважаемая Надежда Константиновна. Разумеется, ещё из школы вы знаете, что, например, никакого такого «эфира» не существует, хотя до сих пор и учёные, и радисты, и теле-радио-ведущие привычно называют эфирными все беспроводные технологии. Впрочем, смотря что мы будем считать Эфиром. Если это нечто вроде газа, то с ним, помнится, ещё в 1887 году «расправились» эксперименты безмерно уважаемых мною Майкельсона и Морли. А вот если это энергия, непосредственно ответственная за существование Света в широком смысле этого слова, то, как это не удивительно, её привычно относят к Свету почти все главные духовные традиции мира, содержащие массу информации про устройство мира. И многие древние истины вдруг обретают новые определения, если вы принимаете то, что ходите, дышите и живете в Свете каждое мгновение своей жизни. И что так называемая материальная Вселенная, которую вы видите вокруг, целиком соткана из Света. Даже ваша так называемая наука, кажется, начала подозревать, что фундаментальная реальность Вселенной ‒ это не кварки, поля и квантовые феномены. Некоторые уже догадываются, что материя сама по себе ‒ иллюзия. Единственное, что реально во Вселенной ‒ информация. Впрочем, кто знает, как через столетие ваши потомки будут относиться к странной идее о том, что атом обладает некоего вида твёрдой массой, и что пространство является ни чем иным как пустым вакуумом, в котором распространяются электромагнитные волны.

‒ Чего же здесь странного? Это известно всем и везде, ‒ в поисках поддержки Добродеев посмотрел на Надежду Константиновну, которая легко кивнула.

‒ Тогда давайте посмотрим, что же получалось во время экспериментов в разное время и в разных странах в части изучения непознанного у нескольких учёных, ‒ торжественно провозгласил Антон. – Кстати, в реальности их было гораздо больше.

‒ Итак, в 1899 году в «Журнале Русского физико-химического общества», ‒ в руках Антона опять неведомо откуда появилось изрядно пожелтевшее издание, ‒ проскочило сенсационное сообщение профессора Мышкина об открытии неизвестной разновидности взаимодействия материи, которую автор назвал «пондемоторными силами». Для исследования открытых им сил Мышкин сконструировал оптическую систему из слюдяного диска и небольшого зеркальца, которая позволяла контролировать воздействие на диск с крайне малой силой, чтобы переместить световой зайчик вдоль шкалы. Мышкин предположил, что свет или, как это было принято говорить «поток лучистой энергии», является не только носителем «светового давления», но представляет из себя некую тонкую среду, воздействующую на пространство и изменяющую его энергетические характеристики. Мышкин обносил горелку вокруг стола и убеждался, что угол поворота диска коррелирован с местонахождением горелки. Причем это не зависело от времени суток, не вызывалось движением воздуха или световым давлением – прибор закрывали светонепроницаемым футляром с картонными, деревянными, латунными, алюминиевыми и медными экранами – эффект оставался. Был и весьма любопытный опыт – Мышкин облучил солнечным светом деревянный брусок, а другой брусок был изолирован от света. Так вот, прибор реагировал на первый брусок и был нейтрален ко второму. Чтобы исключить воздействие дневного света, опыты проводились ночью. Указывая на природу данного явления, Мышкин утверждал, что она не является ни магнитной, ни электрической, поскольку экранирование не сказывалось на эффекте.

‒ Странно, я ничего не слышал об этих исследованиях, ‒ пожал печами Добродеев.

‒ Это неудивительно, учитывая сказанное мною ранее. В конце 1901 года Мышкин доложил о «движении тела, находящегося в потоке лучистой энергии», в Санкт-Петербурге на Съезде русских естествоиспытателей и врачей, а затем в Русском физико-химическом обществе. Интерес к открытию был проявлен многими учёными, однако, неожиданно его встретил «в штыки» знаменитый физик Лебедев. Отчего-то он в грубой форме «разоблачал» движение слюдяного кружка, вызванное простой конвекцией воздуха, о чем не преминул дважды написать в журнале русских физиков и химиков. В письмах к другим физикам он называл опыты Мышкина «бессмысленными», а самого его ‒ провинциальным «прохвостом». Получалось, Мышкин «наступил на хвост» какому-то из мировоззренческих суждений Лебедева. А, быть может, он просто ассоциировался у Лебедева с неприятным персонажем-однофамильцем из романа Достоевского. Однако критика не остановила Мышкина, он продолжал опыты, а невольному арбитру спора, физику Лебединскому, написал, что «необходимо обуздать этого надменного московского мудреца, возомнившего о себе, будто он создан для того, чтобы громогласно заявлять, что имеет и что не имеет физического смысла». Мышкин был убеждён, что открытое им явление не только существует, но и что в его основе лежат космические вселенские влияния. Я же, в свою очередь, убеждён, что не все кажущиеся идиотами на самом деле являются таковыми. Чаще бывает наоборот. Профессор Мышкин умер в 1936 году, и его работы, казалось, были прочно забыты, однако в 1972 году ими заинтересовался ульяновский инженер Владимир Беляев, который усовершенствовал прибор и повторил опыты, получив и вовсе неожиданные результаты. Слюдяной кружок был заменён на равнобедренный треугольник из легчайшей фольги. Для подвеса использовалась паутинка с поразительно ничтожной упругостью при закручивании. Повороты регистрировались посредством электронных самописцев. Защита от электромагнитных и тепловых излучений предусматривала «рубашки» из асбеста, меди и воды. В довершение всего прибор был установлен в подвале на отдельном фундаменте. Кстати, ещё профессор Мышкин заметил, что прибор чувствителен к метеорологическим условиям и регистрирует колебания земной коры задолго до землетрясений. Прибор регистрировал ранее неизвестные «излучения Луны» и даже какие-то сигналы из Вселенной, но дело даже не в этом – прибор реагировал на живую материю от цветов до людей. Только что сорванные яблоки он чувствовал сильнее, чем лежалые. Гнилой плод не оказывал почти никакого воздействия. Входивший в подвал человек вызывал резкую реакцию. На неживые тела реакция была слабая и зависела от массы тела и расстояния. Получалось, что все тела имели некие энергетические связи неизвестной природы, потому что все известные по условиям опытов были экранированы. И эти связи зависели от организации самих тел. «Со временем нам станет ясно, какова роль этих слабоэнергетических процессов, ‒ писал Беляев, ‒ но исследования с такими приборами нужно вести и дальше. Кто знает, какую информацию они смогут дать»?

‒ И что? – заинтересовалась Надежда Константиновна.

‒ А ничего. Неинтересно. Потому что рушит чьи-то примитивные концепции, меняет взгляд на устройство Вселенной, уничтожает диссертации и меняет учебники. А разве такое кому-нибудь нужно? – пожал плечами Антон. ‒ И это не единственный пример.

‒ Давайте ещё! ‒ подалась вперёд Надежда Константиновна.

‒ Надеюсь, имя Николая Александровича Козырева вы слышали.

‒ Кажется, да, ‒ подтвердил Добродеев.

‒ Козырев был уверен ‒ если любую систему вывести из равновесного состояния, на неё будет воздействовать сила времени. То есть время оказывалось не такой уж скалярной величиной и могло не только двигаться в разные стороны, но оказывать физическое воздействие. Например, стакан воды с растворяющейся солью заставлял вращаться расположенные рядом крутильные весы. Или вот если в термос с трубкой в пробке, который установлен рядом с весами, оснащёнными гироскопом, подлить холодной воды ‒ стрелка весов сдвигается на несколько делений. А помещённые на весы одинаковые стаканы с чаем, где в одном сахар был размешан, а в другом – нет, всегда показывали, что стакан с размешанным сахаром тяжелее. Так вот, Козырев объяснял всё это тем, что нарушение равновесия системы, например, при растворении сахара, уплотняло время, что оказывало влияние на весы. Плотность времени, по мнению Козырева, менялась и при искривлении пространства. Его опыты в комнате с вогнутыми зеркалами позволяли испытуемым мысленно переноситься в прошлое и будущее, и они рассказывали потом подробности, о которых просто не могли знать.

‒ Чем же закончились его опыты?

‒ Книгой «Причинная или несимметричная механика в линейном приближении», которая вышла в год реабилитации Козырева в 1958 году.

‒ Странно, я ничего о ней не слышала, ‒ Надежда Константиновна посмотрела на пожавшего плечами Добродеева.

‒ Это неудивительно. Сначала Козырев отсидел в лагерях как сторонник идеалистической теории расширения Вселенной и один из участников попытки перенаправить воды Волги на Запад. Ну а книга противоречила тому, что время может двигаться только вперёд, к светлому будущему. В общем, книгу объявили антинаучной, а автора, по обыкновению, затравили. В силу убогости мышления никто не подумал о том, а вдруг Козырев прав? И что будет, если слегка вывести из равновесия такую мощную энергетическую систему, как Вселенная.

‒ А что будет? ‒ синхронно выговорили инженеры.

‒ Например, машина времени, ‒ просто ответил Антон, потом весело добавил:

‒ Давайте-ка перекусим. Рыба с овощами и черногорское красное вино – лучшее «горючее» для будущих исследователей Вселенной.

‒ Чем же привлекательно такое меню?

‒ Прежде всего, отсутствием животного белка, близкого по составу к вашему телу. Мясо теплокровных – это гиря на ваших ногах при путешествии во Вселенной, и вы когда-нибудь это поймёте сами, ‒ туманно пояснил Антон и пригласил всех заняться рыбой.

‒ Ну а теперь, ‒ продолжил Антон после небольшой паузы, опять доставая откуда-то ворох бумаг, ‒ поговорим ещё об одном явлении, начисто отрицаемом вашей наукой. Я имею в виду антигравитацию. В американской газете «Электронный телеграф» от 21 сентября 1997 года рассказывалось, как группа японских инженеров провела серию сверхточных экспериментов по обнаружению антигравитации у сильно вращающегося гироскопа. Было зафиксировано незначительное уменьшение силы тяжести. Согласен, это не повод для великого праздника, его нельзя игнорировать.

‒ Но ведь эффект на самом деле слишком незначителен и мог бы быть объяснён какими-нибудь флуктуациями притяжения Земли или воздействием каких-нибудь других массивных тел, ‒ заметил Добродеев.

‒ Ну, так ведь это была лишь затравка, ‒ улыбнулся Антон и поднял свой бокал, приглашая инженеров присоединиться. –В Финляндии доктор Евгений Подклетнов и его группа исследователей, работая со сверхпроводниками, также наткнулись на антигравитационный эффект. Вот выдержка из Sunday Telegraph от 1 сентября 1993 года: «Группа проводила испытания, пользуясь быстро вращающимся диском из сверхпроводящей керамики, подвешенным в магнитном поле трёх электрических катушек. Вся установка помещалась в низкотемпературный криостат. Было обнаружено, что давление воздуха вертикально над прибором слегка падает, и такое же явление имеет место на каждом этаже здания прямо под лабораторией, под тем местом, где стояла установка».

‒ Допустим, я заинтересовался, ‒ произнёс Добродеев и посмотрел на Надежду Константиновну. Та впилась глазами в Антона и внимательно слушала. Поймав взгляд Добродеева, она на мгновение прикрыла глаза в знак поддержки.

‒ Тогда продолжаем, ‒ Антон сделал глоток из бокала и откинулся на спинку дивана. ‒ Был такой человек-загадка ‒ Джон Эрнст Уоррел Кили. Он родился в 1837 году, умер в 1898-м и был незаслуженно оклеветан потомками, что, впрочем, неудивительно. В его время традиционная физика все ещё считала эфирную модель мира корректной, и результаты эксперимента Майкельсона-Морли не ощущались в полной мере вплоть до XX века. Каждый учёный того времени считал естественным существование эфира. Вот и Кили считал наличие мирового эфира само собой разумеющимся событием и что именно эфир создаёт и поддерживает все сущее. Основная концептуальная идея была предельно простой ‒ в каждом объекте действует сжимающая сила и противоположная ей расширяющая сила. Выражаясь простыми терминами, гравитация – это не просто «вниз»; это естественное соотношение между силами «вниз» и «вверх», действующими в эфире. Вот эту результирующую силу Кили называл доминантой. Зато если каким-то образом удалось бы поглотить некоторое количество направленной вниз сжимающей силы, не поглощая при этом направленную вверх силу ‒ получилась бы антигравитация. То есть Кили считал, что гравитация – это ни что иное, как крупномасштабное движение притяжения-отталкивания эфира. Вся материя согласно его концепции также сделана из эфира, вибрирующего на определенных частотах, диапазон которых определяет разнообразие материи.

‒ То есть двойственный характер имеет не только поток фотонов, а всё вокруг?

‒ Ну да. Собственно, во вселенных всё вибрирует… Впрочем, Кили не только создавал концепции, но и получал реальные результаты. Именно он, а отнюдь не Никола Тесла, также занимавшийся этой проблематикой, первым исследовал техническими средствами фундаментальную роль резонансов и вибраций в Природе. Кили считал, что с помощью концентрации звуковых пульсаций в центре объекта в самом объекте и окружающем его эфире создаются «ряби» или «волны» вибрации, создающие энергию, компенсирующую одну из указанных выше сил. Если бы он мог создать очень чистый резонанс, чтобы заставить объект вибрировать в совершенной гармонии, ему бы удалось заставить поток эфирной энергии течь вокруг объекта, а это позволило бы либо увеличивать, либо уменьшать влияния гравитации без использования электромагнитных полей. И, похоже, ему это удалось ‒ соответствующий летательный аппарат был продемонстрирован им военному ведомству США за два года до смерти. Братья Райт полетели на своём самолёте лишь через 7 лет.

‒ Ещё один самолёт? – удивился Добродеев.

‒ Не самолёт в вашем представлении. Полёт основывался на других принципах. Это была круглая платформа чуть менее пары метров в диаметре. На ней перед клавиатурой было смонтировано небольшое сиденье. Клавиатура крепилась к большому количеству настроенных резонирующих пластин и вибрационных механизмов. Кили объяснял, что именно пластины будут заставлять аппарат подниматься и плавать над поверхностью земли, пребывая под действием поляризованного поля, генерирующего «отрицательное притяжение». И, что интересно, аппарат поднимался под влиянием того, что Кили называл «поляризованным течением эфира». Механизм запуска состоял из сотни вибрационных стержней, напоминающих клавиатуру рояля. Когда половина стержней заглушалась, аппарат мог двигаться с невероятной даже для следующего века скоростью. Если заглушались все стержни, гравитация вступала в свои полные права, и аппарат спускался на землю. Вы можете удивиться, как лётчика не сдувало при такой скорости. Получалось, что окружающая аппарат область не подвергалась влиянию эфира, как это было бы в случае с любым обычным объектом. Иначе, аппарат генерировал своё энергетическое поле, противодействующее естественному давлению окружающего эфира, и управлявший им Кили находился внутри сферического пузыря энергии, мешавшего изменению давления эфира внутри себя. Он попросту «плавал» в энергетическом море.

‒ И что же военное ведомство? – поинтересовалась Надежда Константиновна.

‒ Хотя правительственные круги находились под впечатлением от эксперимента, никакой пользы от эксплуатации такого сложного прибора они не увидели. Люди психологически не готовы принять технологии, опережающие время лет на двести. Или даже на пятьсот. Гораздо проще плюнуть, обвинив в какой-нибудь «черной магии», сатанизме и прочих глупостях, которые приходят на ум каждому идиоту. И уж какой-нибудь пастор для подтверждения оного всегда под рукой найдётся. Стоит также заметить, что Кили считают не только великим изобретателем, но и не менее великим мошенником, который, мол, показывал свои опыты с антигравитацией с помощью сжатого воздуха. Однако же, если серьёзно, то Кили не только имел свою концепцию строения мира, но и получил на её основе реальные практические результаты. Кстати, после смерти Кили один из его последователей заметил, что потребуется не менее 100 лет прежде, чем появится кто-нибудь понимающий, что именно сделал этот человек. Существует закономерность, что особенное добро преследуется и особым злом, а по густоте тени, сплетаемой невежеством и ложью вокруг высоких обликов, можно судить о великолепии Света, которым эти благодетели хотели одарить человечество.

‒ Странно также и то, что мы ничего не слышали об этом человеке.

‒ Это действительно странно, учитывая, что вы оба – физики и инженеры. Из концепции Кили следует, к примеру, что вокруг находится неисчерпаемое море энергии, которой надо уметь воспользоваться. Но для начала нужно получить к ней допуск. Похоже, Кили догадался, что этот допуск принципиально не может быть простым набором чисто механических действий вроде кодов или шифров. Для него надо сгенерировать в своей душе нечто такое, что откроет для вас дверь в будущее технологий. И тогда, к примеру, у себя на даче вы сможете стать полностью автономными от всего, за что с вас сегодня берут плату. А теперь скажите, нужна ли такая дверь какой-нибудь из транснациональных энергетических корпораций или мелким коммунальным компашечкам? Они отнюдь не собираются пойти по миру…

‒ Про всякого рода жульё из этой области мы знаем достаточно. Вполне вероятно, что к гибели целого ряда изобретателей наиболее эффективных альтернативных источников энергии причастны именно транснациональные корпорации, ‒ ответил Добродеев.

‒ Джон Кили называл область в объекте, где формируется указанные выше энергия, «нейтральным центром» и связывал его с метафизической концепцией, – продолжал свой рассказ Антон. – Он мог управлять положением этого центра в каждом объекте, генерируя антигравитацию и считал, что вся материя, весь Эфир, вся Любовь, весь Свет, вся Жизнь, вся Вселенная в конечном счёте эманируются из одной единственной энергетической точки, которую можно называть Богом.

‒ Занятный переход от технологий к религии, ‒ удивилась Надежда Константиновна.

‒ Не только занятный, уважаемая Надежда Константиновна, но, как однажды покажет практика, и единственно верный, ‒ Антон удовлетворённо кивнул и продолжил:

‒ Кили был движим благородным и пока бесперспективным стремлением передать в руки человечества открытую им непостижимо мощную и практически даровую, как воздух, энергию, делающую ненужной тяжкий физический труд. В рамках изучения квантовых эффектов ваши учёные лишь сегодня приходят к мысли, что вся материя – это кванты или сгустки энергии различной плотности, которые реагируют на внимание и мысль человека. Сила мысли и намерение человека действительно могут делать вещи, невозможные согласно вашей официальной научной доктрине. Кили, в частности, утверждал, что энергия Эфира подходит для всех типов двигателей — и корабля, и швейной машинки. Идея связи сознания с основанными на колебаниях процессами левитации однажды была подкреплена наблюдением пришедшего в дом Кили журналиста, где изобретатель манипулировал железной сферой весом под четыре тонны. Изобретатель прикрепил к поясу маленький прибор, с торчащей из него металлической струной, которая вторым концом крепилась к сфере. Посредством регулировки прибора и интенсивной концентрации себя самого Кили удавалось заставить сферу подняться, двигаться по комнате, а затем опуститься на землю и буквально утонуть в ней, демонстрируя ко всему прочему ещё и значительное увеличение веса. Все свои манипуляции Кили простодушно объяснил желанием прибраться в помещении. Впрочем, журналисты – мягко говоря, не совсем те люди, что могут понять абсолютно всё, что им показывают изобретатели, и ещё не приврать при этом.

‒ Вот что, к примеру, говорила в своей «Тайной Доктрине», ‒ в руках Антона появилась объёмная книга, ‒ Елена Блаватская: «Открытие Кили привело бы к знанию одной из глубочайших тайн оккультизма, тайны, которой никогда не будет позволено стать достоянием масс». В «Тайной Доктрине» говорится, что открытия Кили опередили своё время даже на сотни тысяч лет, ибо сила, которую он открыл, есть энергия лишь грядущих рас человечества. Он низвёл высшие пространственные энергии на Землю, поэтому его можно сравнить с Прометеем. Ну а поскольку он неизмеримо обогнал свою эпоху, то получил и «награду» Прометея. Впрочем, как потом точно выразилась Елена Рерих, «…титулом шарлатана в своё время были награждены все великие люди и учёные… Шарлатан есть своего рода почётный титул, которым невежды награждают всех, чьё познание переросло их птичьи мозги».

‒ Так, правда это или нет? – почти одновременно воскликнули инженеры.

***

‒ Быть может, тут не вся правда, и над этой информацией ещё нужно поработать, – уклончиво ответил Антон. – Но это ведь и неплохо. Получение энергии Эфира так и осталось секретом Кили, ибо, как отмечалось, в экспериментах была задействована и его личная психическая энергия. Здесь скрывается ещё один ключевой момент, ибо чисто технически управлять ею не получится. Ведь её с равным успехом можно было бы обратить как на созидание, так и на разрушение в зависимости от текущего нравственного уровня человечества. Несмотря на все усилия Кили передать человечеству энергию Эфира для практических целей, это так и не было сделано. Джону Кили, как отмечалось в «Тайной Доктрине», не было разрешено преступить определённую границу, ибо при современном состоянии общественного сознания энергия Эфира с большей вероятностью была бы обращена на разрушение, на чем в той или иной степени обожглась каждая раса, когда-то населявшая вашу планету. Если, к примеру, за несколько секунд можно разложить целую армию на атомы, то каким военным это не понравится? Или каким-нибудь негодяям, грезящим о власти над миром ради своих примитивных представлений о нём.

– Но скажите разве никто не продолжал подобные работы?

‒ Параллельных работ было немало, но о них, по понятным причинам, информации просачивалось немного, ‒ книга Блаватской исчезла, и в руках Антона появился небольшой планшет. – Если взять примеры из практически вашего времени, то гениальный авиаконструктор Роберт Орос ди Бартини, который, кстати, стал прообразом главного героя из известной вам книги Михаила Булгакова, много размышлял над устройством мира, пришёл к выводу, что физические параметры тел напрямую связаны с параметрами времени. Согласно Бартини настоящее, прошлое и будущее не просто существуют одновременно — у времени тоже есть «поперечные координаты» или три измерения, что свидетельствует о полной гармонии Вселенной. По Бартини каждый объект во Вселенной является шестимерным комплексным образованием и равен множеству протяженностей в пространстве и во времени. При этом становятся возможными взаимные изменения измерений объекта, а сам объект теоретически может перемещаться в пространстве, путешествуя по времени, и — путешествовать во времени, перемещаясь в пространстве. Или вот инженер по электронике Галлен Хаэронимус, служивший во время первой мировой войны радиооператором армии США, увлекался разработкой беспроводного телефона. После войны он проводил исследования новых методов радиотрансляции. Ну а интерес Хаэронимуса к радиоэлектронике начался, когда однажды его знакомый доктор попросил его обработать разные детали для очень странного электрического устройства. Устройство, мол, разработано блистательным медицинским гением, который занят новыми методами лечения болезней. В частности, оператор, настраивая свой мозг на испытуемого, улавливал излучения здоровых и больных тканей, полезных ископаемых и других живых и неживых предметов. Машину можно было настроить на фотографирование вещей из других периодов времени. Например, доисторические создания были сфотографированы вследствие излучения от древних останков. Хаэронимус подал заявку на патент своей машины в 1946 году, и через два года ему был выдан патент США 2482‒773.

‒ Удивительно, что его дали.

‒ Очевидно, недоглядели. Однажды Хаэронимус ввёл в машину фотографии каждого из трех астронавтов «Аполлона-11» и мог следить за их физиологическими функциями в течение всего полёта. Позднее он обнаружил, что собранные данные строго соответствуют официальным данным НАСА. Машина Хаэронимуса могла быть приспособлена для эффективного уничтожения насекомых-паразитов, не причиняя при этом какого-либо вреда самим растениям. Также выяснилось, что это можно делать на значительном расстоянии без каких-либо потерь эффективности. И тут люди, поводившие исследования, ужаснулись, ибо в роли паразитов можно было представить кого угодно. В общем, дело заглохло, но в нём нетрудно угадать аналогии с опытами Мышкина.

‒ Вы считаете, что все эти опыты связаны? – сосредоточенно спросила Надежда Константиновна.

‒ Да, считаю, ‒ Антон улыбнулся, – но ведь и вы уже почувствовали эту связь. Более того, в отличие от вас я знаю, что это так. В заслугу Джону Кили ставят не только то, что он научился искусству «левитации», которым, кстати, владеют тибетские монахи и отдельные чистые душой самородки, но и подвёл под Эфир теоретическую базу, чем до него мало кто вообще занимался. Кстати, индийские йоги могут проделывать всё то же самое, научившись лучше управлять своим телом, как, впрочем, и другие духовно развитые люди. Да ведь и Никола Тесла открыл, как ему показалось, неисчерпаемый источник энергии, хотя побоялся доверить его алчному человечеству. И этот источник был Эфиром, к которому Тесла научился подключаться.

‒ А зачем вы рассказываете нам про всё эти неподтверждённые наукой эксперименты?

‒ Потому что вам самим предстоит их повторить, проверить их результаты, отделить выдумки научных противников их авторов и журналистские измышления от истины и…

‒ Описать их? – закончила фразу Надежда Константиновна.

‒ Причём сделать это в изящном стиле, ‒ продолжал Антон, ‒ и пойти дальше, раз за разом указывая на ключ к обладанию энергией Эфира. Главным будет выдержать сопротивление научного и псевдонаучного истеблишмента. Как вы понимаете, такую работу можно доверять только проверенным индивидуумам. Впрочем, и написать про это, конечно, тоже. Альберт Эйнштейн как-то сказал: «Если при первом рассмотрении идея не кажется абсурдной, толку из неё не будет». И этим вселил надежду в наиболее «расторможенных» учёных, а позже даже доказал кое-что из абсурдного ‒ и существование чёрных дыр, и гипотезу о замедлении времени по мере увеличения скорости. Скажу по секрету, скорость света – отнюдь не самая большая скорость в мире, хотя разные научные комиссии из непонимающих строение Вселенной индивидуумов относятся максимально критично к разным «псевдонаучным» материалам, посвящённым попыткам технического «внедрения» новых неизвестных полей и источников энергии, существование которых не доказано наукой. Не исключено, что многое там ‒ из области мошенничества или искренних заблуждений, но встречаются и зёрна истины. Есть Эфир и в нём рука Бога, а всё прочее вторично. Кстати, с точки зрения эфирных технологий, ваша наука – тоже в чём-то лженаука. Но, как я считаю, обвинять в этом молодых и пока ещё недоросших неправильно.

‒ В общем, будем заодно бороться за мир во всём мире? ‒ подвёл итог Добродеев.

‒ А разве может быть по-другому? ‒ на лице Антона сияла ослепительная улыбка.

*Книга «Ведение в вечность» пока не опубликована и находится на стадии доработки

Поделиться:
Спецпроект

Win-win цифровизация «убьет» розницу и мегаполисы и создаст 13 млн. новых рабочих мест в российской «глубинке»

Подробнее

Светлана Архипкина: «Выиграет тот, кто раньше других оценит перспективы виртуальных сотрудников»

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку