Александр Голышко: Немного о нетехнической цивилизации

Александр Голышко, ведущий аналитик, АО «НПО РусБИТех», к. т. н.

Александр Голышко, ведущий аналитик, АО «НПО РусБИТех», к. т. н.

Александр Голышко, ведущий аналитик, АО «НПО РусБИТех», к. т. н.

Ещё один небольшой отрывок из книги «Введение в вечность или инженеры Вселенной», которая готовится к печати.

«Вольно же нам было пойти по технологии!»

Братья Стругацкие «Волны гасят ветер»

‒ Ну а теперь настала пора поговорить об альтернативе вашего развития, которая, несмотря на весь ваш скептицизм, всегда находилась рядом с вами, ‒ Антон откинулся на покрытую шкурой неведомого слишком мохнатого животного высокую спинку своего трона и ещё раз внимательно посмотрел на инженеров.

‒ Однажды в известном вам по курсу школьной истории 1380 году Великий князь Дмитрий Иоаннович, находясь в смущении в связи с нашествием войска Мамая, отправился в обитель Сергия Радонежского, где помимо моральной поддержки получил в помощь двух иноков и наказ: «Не тревожься князь, Господь сохранит тебя для вечной славы». Так и случилось ‒ 8 сентября 1380-го на реке Непрядве в жестоком сражении войско князя одержало победу. Правда, мало кто знает, что во время битвы Преподобный Сергий стоял с братией на молитве и с немалого расстояния наблюдал все происходившее на Поле Куликовом, комментировал ход сражения, говорил о мужестве князя и даже называл по имени убитых, в том числе и обоих иноков. Правда, куликовская битва происходила не совсем там, где у вас сейчас принято, но была.

Антон окинул взором притихших инженеров и уточнил:

‒ Говоря современным вам языком, в тот момент в обители Сергия был установлен почти такой же экран, что демонстрировала вам Алиса. Вернее, самого экрана не было, но вы-то теперь знаете, что экран – это просто антураж для искушённых в технике инженеров. Иными словами, почти целых шесть веков назад благодаря доступной ему технологии и без всяких намеков на рукотворные технологические приспособления Сергий Радонежский имел в своем распоряжении набор услуг связи, который стал доступен людям только в XXI веке. Трудно не позавидовать инженерам – не правда ли?

‒ Но кто об этом знает? Это могли быть просто галлюцинации в пересказе какого-то полусумасшедшего монаха? – снова вырвалось у Надежды Константиновны.

‒ Сумасшедших во все времена хватало, и не только в больницах. Иногда в храме на кого-нибудь сходила благодать, но человек оказывался слаб и не готов принять её. Ну и сносило крышу… Причем с обеих сторон медицинских ли, молитвенных ли кабинетов. Галлюцинации, как я уже говорил, – весьма удобное средство для оправдания непонятного в межпространственном общении, ‒ парировал Антон. – На практике галлюцинациями стоило бы называть видения людей с нарушенной психикой и наркоманов, которые без всякой душевной работы, не будучи даже приглашёнными, попадают неведомо куда неведомо зачем и потому обычно долго не живут.

‒ Я думала, они попадают в зависимость, истощают свою нервную систему… – Надежда Константиновна представила обдолбанных наркоманов, регулярно показываемых по одному известному каналу.

‒ Первично не это. Уходя туда, они практически никогда не возвращаются душой и потому не выполняют своего предназначения здесь. И оттого более не угодны.

‒ Не угодны кому?

‒ Не нужны Господу, да и самим себе тоже. Ведь только эти двое могут задать себе предназначение.

‒ И которые наркоманы от власти тоже? – не унималась Надежда Константиновна.

‒ Власть, как, впрочем, и большие деньги, даются не просто так. И там тоже есть предназначение, которое, кстати, очень часто не ощущается и очень быстро забывается. К тому же нельзя действительно святые вещи ставить на конвейер политических интересов. А самое опасное, когда религией становятся деньги. Деньги как инструмент получения власти и уничтожения неугодных.

‒ Но разве можно называть все эти видения технологией? – перебил Добродеев.

‒ А почему нет? – вопросом на вопрос ответил Антон. – Чем они хуже технологии получения бензина из нефти, 3D-очков или виртуальной реальности? К примеру, одной из величайших технологий является технология медитации, с которой, вынужден напомнить, вы только что познакомились благодаря Йозефу. Этим искусством или, как выражаются некоторые учёные, переходом в изменённое состояние сознания, как вы, наверное, слышали, владеют не только адепты индуизма, но и многие служители культа различных конфессий во время служб, конфирмаций или каких-нибудь камланий и прочего, когда они обращаются к Богу. Не у всех, правда, получается, не все считают или называют это медитацией, но каждое такое обращение – своего рода технология проникновения в другие пространства и в другие области знаний, которая ничуть не хуже какой-нибудь современной вам технологии запуска космического корабля. Технология астрологии, кстати, устанавливает глобальную взаимосвязь всех «детей» Солнечной системы. Молитва, к вашему сведению, ‒ тоже технология, и у Преподобного Сергия она была частью медитации. Впрочем, я хотел привести ещё один случай. Примеры иллюстраций к похожим вещам вы уже получали.

‒ Обратимся к исламу, ‒ продолжал Антон. ‒ В хадисах Бухари и Муслима сказано следующее: «Однажды ночью, когда посланник Аллаха был в пути вместе со своими сподвижниками, и их стала мучить жажда, он послал на поиски воды двоих из них, указав, место, где они найдут женщину с верблюдом, навьюченным двумя бурдюками, и, приказав привести её к нему. Она оказывается язычницей, не признающей Мухаммеда пророком. Мухаммед велит отлить воды из её бурдюков в сосуд, затем произносит что-то над этим сосудом, после чего вода в бурдюках чудесным образом умножается, что хватает наполнить мехи всем присутствующим. Мухаммед приказывает отблагодарить женщину съестными припасами и возвращает ей бурдюки, полные водой со словами: «Поезжай! Поистине, мы ничего не взяли из твоей воды, это Аллах напоил нас!». Женщина возвращается домой, рассказывает о случившемся, после чего жители селения все до единого принимают ислам». Как видим, там использовалась та же технология, которую демонстрировал нам Йозеф.

‒ Шеф, я беру напитки из той Праги, которая была больше сто лет назад. Нынче даже там пиво уже не такое, ‒ отозвался Йозеф, громко отхлёбывая из кружки. – А здесь я вообще не понимаю, что принимают за пиво.

‒ Да знаю я, Йозеф, знаю, откуда ты берёшь своё пиво, ‒ отмахнулся Антон и пояснил, ‒ обратите внимание, наш Йозеф пронзает не только пространство, но и время. Так что можете не сомневаться в святых писаниях. Йозеф лишь повторяет то, что умел делать Мухаммед. Служители культа подтвердят, что тем же самым владели и Иисус, и Будда, а также целый ряд персонажей из Пятикнижия Моисеева.

‒ Это были реальные персонажи? – Добродеев вдруг почувствовал, что давным-давно хотел получить ответ на такой вопрос, но задавать его было как-то некому. Не на работе же…

‒ Реальнее некуда, но как бы вам получше объяснить, ‒ Антон посмотрел куда-то вверх. ‒ Скажу так – они и сейчас работают на благо Вселенной. А если вас смущают давние сроки рассказанных вам историй, то вот вам совсем свежий пример из недавней войны на Ближнем Востоке с очередными подонками, творившими именем Господа страшные вещи. Замечу, что как эксперт по таким делам, я могу говорить о них и не такие слова, и они это знают. Ну, так к делу:

– В общем один одурманенный деньгами и властью над беззащитными гражданами молодой идиот попал со своим отрядом таких же идиотов в хорошую переделку. То ли сирийские правительственные войска, то ли объединившиеся в гневе за убитых родственников односельчане перестреляли этих «якобы борцов за чистоту ислама», как куропаток. Впрочем, попадись они со своими примитивными идеями самому Пророку Мухаммеду, такая смерть показалась бы им наградой. Но не будем отвлекаться – в общем, один недобитый идиот чудом выжил и, обычное для подонков дело, будучи тяжко раненным, был оставлен отступавшими боевиками в пустыне безо всяких шансов на выживание. Однако ему повезло. Спустя несколько часов его нашли монахи местного католического монастыря Святого Доминика, приняв за мертвеца, и, тем не менее, решили достойно предать его тело земле. В общем, более 25 километров они тащили тело до ближайшего поселения, где, однако, заметили, что тело подаёт признаки жизни. Без чудес не обошлось – иногда Господь совершает их для наглядности ‒ из-за тяжких ранений и кровопотери сердце боевика остановилось, однако, пережив состояние клинической смерти, в сознание он таки вернулся, чем сумел до крайности удивить монахов.

‒ Но это было не всё. Ещё больше он их удивил, когда сразу же попросил принять его в лоно христианства и начал рассказывать о своих видениях: «Я думал, что если умру в сражении, то это откроет для меня врата Рая. Но когда я начал подниматься к свету, передо мной появились джинны, которые привели меня в Преисподнюю: там я прочувствовал всю боль, которую я причинил людям за все годы… Отдельным наказанием для меня избрали наблюдение за смертной казнью глазами моих жертв. Эти картины будут преследовать меня всю мою оставшуюся жизнь». Позже бывший боевик услышал голос, объяснивший ему его участь: «Будучи человеком, ты претерпел поражение – и за это будешь лишён врат Рая, если изберёшь смерть. Но если выберешь жизнь – у тебя будет ещё один шанс измениться и покаяться в своих грехах». Он выбрал жизнь и на удивление врачей необычайно быстро пошёл на поправку. Теперь новокрещённый христианин проживает в обители, насельники которой и спасли его от смерти. Правда, он считает, что его всю жизнь обманывали в религиозном плане, но это лишь потому, что за религию он принимал отнюдь не ислам, а нечто принципиально антирелигиозное и опасное для всей Вселенной. Теперь он желает, чтобы его история служила предостережением другим радикалам, которые, услышав о поджидающей их участи, возможно, тоже обратились бы к истинному Аллаху и Творцу. Такая вот весьма показательная история, ‒ завершил свой рассказ Антон.

‒ То есть вы верите в то, что джинны, Рай и Ад таки существуют? ‒ подвел итог Добродеев.

‒ Не то чтобы верю – уверен, ибо знаю это, и даже кое-что умею, ‒ скромно отвечал Антон, притворно потупив глаза. – Но, увы, нет никакой надежды на тех, кто тут, на Земле, не любит ничего и никого.

‒ Этому помогают ваши путешествия во времени? – подключилась Надежда Константиновна. ‒ Скажите, а в каждой вселенной есть свой Ад и Рай?

‒ Помогают, конечно. Ведь я лично знаком со многими известными по святым книгам персонажами. Хотя бы по старинным книгам. Что же касается Рая и Ада, то это вневселенские понятия, связанные с контролем и анализом происходящего со стороны Творца, обросшие домыслами и религиозными догмами. Короче, вселенных ‒ много, Чистилище ‒ одно.

‒ Кто же показывал этому боевику кинофильмы про жертвы? – вырвалось у Надежды Константиновны

‒ Тот, кому это доступно, ‒ Антон посмотрел на Добродеева. – Вот Андрей Петрович сможет вам рассказать о своей жизни в шкуре Адольфа Эйхмана, но давайте об этом как-нибудь позже. Что же касается данного боевика, то пережить несколько десятков раз отрубание своей собственной головы – занятие весьма поучительное, к демонстрации которого высшие силы иногда прибегают в интересах наглядного воспитания. Ну а ненаглядное всё равно идёт следом за каждым, и оно неотвратимо.

‒ Хорошо, если вернуться назад, то если любой предмет можно легко перенести из одного места в другое, этак можно вообще обойтись вообще без промышленности, – заключила Надежда Константиновна.

‒ Воистину, если бы, набрав на смартфоне нужный номер, можно было бы наполнить прозрачной влагой хотя бы стакан, ‒ рассмеялся Антон, – не было бы на рынке общества потребления мобильных приложений, «убойнее» этого. Особенно в этой стране. Однако, во-первых, на нынешнем уровне развития технологий ничего не получится, а, во-вторых, к таким благам надо получить доступ. Хотя бы закон сохранения энергии надо соблюдать, не так ли? Ведь в конечном итоге пиво для Йозефа должно быть где-то произведено.

‒ Кстати, а что там с законом сохранения энергии? – оживился Добродеев и заметил, как Надежда Константиновна ему ободряюще кивнула.

***

‒ Нет ничего проще, ‒ рассмеялся в голос Антон. – Я давно ждал этого вопроса от физиков, но, помилуйте, разве он действует лишь в пределах одной Вселенной? Когда вселенных много, да ещё в одном и том же месте, то много и энергии, не так ли?

‒ Я ничего не понял, лишь чувствую, что запутываюсь в вашей информации, ‒ признался Добродеев. – Быть может, в этом что-то и в сама деле есть, и пусть пока будет так.

‒ Пока? – Антон снова рассмеялся. – Отныне и вовек, дорогой мой Андрей Петрович. Это же основа бытия. Или я не с физиком говорю?

‒ Простите, что возвращаю вас немного назад, но уж не у вас ли надо испрашивать доступ? – скептицизм Надежды Константиновны прорвался из нагромождения не очень понятных истин, которые выкладывал и выкладывал Антон перед инженерами.

‒ Испрашивать-то можно, получить нельзя, ‒ Антон воздел глаза к далёкому потолку. – Доступ, говоря вашим языком, даёт Системный Администратор.

 

Добавить комментарий

Поделиться:
Спецпроект

Spot Wave: NetApp оптимизирует облачную инфраструктуру

Подробнее
Спецпроект

Цифровая перезагрузка лесного комплекса

Подробнее


Подпишитесь
на нашу рассылку