Импортозамещение или национальный технологический суверенитет

Импортозамещение или национальный технологический суверените

Неклюдов Андрей Валерьевич, ведущий инженер ООО«Газинфомсервис»
Неклюдов Андрей Валерьевич, ведущий инженер ООО«Газинфомсервис»

Проблема импортозамещения, внимание к которой особенно усилилось в последнее время, получила широкое распространение на все сферы деятельности, в т.ч. и на область защиты информации. Следует заметить, что решения в о

бласти защиты информации всегда подчинялись определенным строгим «правилам игры», определенную часть которых формировал рынок, но большую часть – государственные регуляторы. Соответственно, при оценке текущей ситуации необходимо оценить, что было сделано в области защиты информации в РФ до настоящего времени, что делается сейчас и какие тенденции следует принять во внимание для успешной защиты от возможных негативных воздействий. Можно предложить следующую формулировку исследуемой проблемы – является ли возможным решение глобальной проблемы защиты информации на современном уровне при решении локальных задач импортозамещения (технических, технологических, методических) и какие условия при этом необходимо принять во внимание.

Лившиц Илья Иосифович, ведущий инженер ООО«Газинфомсервис»,
Лившиц Илья Иосифович, ведущий инженер ООО«Газинфомсервис»

Рассмотрение проблемы удобно начать с анализа главной стратегической цели – обеспечение технологического суверенитета в области информационной безопасности (ИБ). Понятие «ИБ» уместно применить по причине того, что представляется намного более общим, тем только практическая задача по защите информации.

В июне 2016 г. случился казус, в реестре российского программного обеспечения (ПО) были обнаружены (https://reestr.minsvyaz.ru/reestr/) экземпляры, помеченные как российские, но даже признаки принадлежности к известным иностранным продуктам выступали столь вопиюще, что правда была восстановлена (это решения «Логика ЕСМ ASL.СЭД», «Карельская медицинская информационная система» и М1: ЕСМ Платформа»). Просмотр реестра российского ПО сопровождался не новой мыслью, которая сопровождает авторов уже на протяжении длительного времени при анализе ландшафта индустрии информационных технологий (ИТ) в России. Авторам представляется, что никакое импортозамещение не приведет к положительным тенденциям без обретения технологического суверенитета в области ИТ. Отсутствие технологического суверенитета в области ИТ досталось России по наследству от СССР, который к моменту своего распада, утратил возможность эффективно использовать существовавшие ранее заделы по данной тематике. Под технологическим суверенитетом мы подразумеваем такое устойчивое и наблюдаемое состояние, когда реализация ИТ возможна исключительно на основе компонентов, производимых организациями в пределах юрисдикции России и имеющим на них исключительные права.

Первым условием достижения технологического суверенитета в области ИТ является правильно целеполагание, что обеспечивается использованием адекватных нормативных документов. В начале нынешнего века в блоке западных стран на разных уровнях было достигнуто понимание о необходимости отнесения вопросов ИБ к сфере компетенции ИТ. Это обусловлено как бурным развитием ИТ, в ходе которого средства обработки информации «насыщались» встроенными функциями безопасности, так что потребность в средствах безопасности вне контекста ИТ («наложенных» средствах ИБ) сошла на нет.

Соответственно, рассмотрим, какие значимые изменения произошли в области методического обеспечения в сфере ИБ в наиболее значимых организациях в мире. В США был выпущен закон «Federal Information Security Management Act» (FISMA) во исполнение которого NIST разработал ряд нормативных документов, предусматривающих принципиально новый подход организационному обеспечению ИБ. Документы знаменитой ранее «радужной серии» утратили статус действующих. Также на международном уровне были приняты стандарты ISO/IEC 15408 «Information technology. Security techniques. Evaluation criteria for IT security» и ISO/IEC 27001 «Information technology. Security techniques.. Information security management systems. Requirements». Отметим, что все указанные стандарты переведены в настоящее время и являются национальными стандартами в систем ГОСТ Р ИСО/МЭК.

Таким образом, национальными и международными регулирующими органами, во взаимодействии с обладающими технологическим суверенитетом представителями индустрии ИТ, была обеспечена адекватная нормативная поддержка полного замкнутого процесса защиты информации, которая опирается на современные достижения индустрии ИТ и, дополнительно, хорошо коррелирована с ними.

Российские регулирующие органы, к сожалению, не имели возможности такого же плотного взаимодействии с обладающими технологическим суверенитетом национальными представителями индустрии ИТ, часто по причине отсутствия таковых. А проблемы в понимании сути ИТ и внедрения в них компонент ИБ как неотъемлемые функции, судя по всему, были еще со времен попыток создания национальных документов (ФАПСИ, Гостехкомиссия и пр.) на основе документов из американской «радужной серии». В результате в настоящее время в России не обеспечена адекватная методическая поддержка процесса защиты информации, а взаимодействие с национальными представителями индустрии ИТ, не обладающими в полной мере технологическим суверенитетом, представляется не слишком результативным.

Ситуацию несколько смягчают постепенно переведенные и принятые аналоги международных стандартов в системе ГОСТ Р ИСО/МЭК. Но остается проблема применения действующих документов российских регулирующих органов (принятых еще большей частью в 1992 г.). Критики не выдерживает даже «новый подход» ФСТЭК России с приказами №17, № 21 и № 31, представляющих собой вольный (и весьма избирательный) перевод APPENDIX D из документа NIST SP 800-53 «Security and Privacy Controls for Federal Information Systems and Organizations». И вопрос даже не в том, что вместо APPENDIX D следовало, как минимум, приложить APPENDIX F (там содержится более структурированная и точнее изложенная информация по исследуемому вопросу), а, как максимум, принять SP 800-53 и перевести в разряд ГОСТ Р целиком. Соответственно, возникает вопрос существенного переосмысления всей национальной нормативной базы, т.к. в настоящий момент и современный уровень ИТ и вызовы ИБ поставили «вопрос ребром» — либо переходить к национальной нормативной базе полностью основанной на современных международных стандартах (например, серии ISO/IEC 15408, ISO/IEC 27001, ISO 22301, ISO/IEC 20000, ISO/IEC 31000 и пр.), чем продолжать применять выборочно нормативную базу российских регулирующих органов, частично «улучшенную» международными методиками (ISO, NIST, CoBIT, ILIT, COSO и пр.).

Вторым условием достижения технологического суверенитета в области ИТ является обладание полным спектром технологий от проектирования микроэлектронных компонентов до выпуска готовых изделий на их основе, прошедших оценку доверия в уставленном порядке. Некоторые успехи в области космической и военной электроники, обеспечении органов государственной власти (ОГВ) планшетами на базе «новой гарвардской архитектуры» представляются достаточными для парирования современных вызовов в области ИБ только символически. Целесообразно привести пример пирамиды, стабильное положение которой основано на максимально широком спектре доступных доверенных компонентов ИБ и оборудования общего назначения, прошедших необходимые проверки в России.

Третьим условием достижения технологического суверенитета в области ИТ является обладание полным спектром технологий безопасного замкнутого цикла разработки ПО — от проектирования до производства любых необходимых компонент. И здесь есть, где потрудиться, т.к. встроенного ПО у нас почти что нет по понятным причинам. А ведь этот класс ПО уходит в «металл» значительно глубже, чем видимый всем уровень BIOS (и часть встроенного ПО стартует раньше, чем BIOS). Наконец надо набраться мужества и честно признать, что технологический суверенитет не достижим в полной мере только на базе свободного ПО с открытым кодом, доведенного под требования ОГВ.

Четвертым условием достижения технологического суверенитета в области ИТ является обладание собственным доверенным и оцененным инструментарием. Тема инструментария специально вынесена отдельно. Невозможно обладать технологическим суверенитетом и при этом разрабатывать ПО для ОГВ на зарубежных компиляторах, равно как разрабатывать микроэлектронику для целей оборонной промышленности в зарубежных («недоверенных») средах разработки.

Пятым условием достижения технологического суверенитета в области ИТ является доверие к системе, типовым способом формирования которого в настоящее время является «доверие через оценку». Но для того чтобы получать адекватные результаты, нужно понимать в какой момент времени производить оценку. Существующая мировая практика предусматривает оценку по мере необходимости. Переложение данного подхода на наши условия диктует необходимость отказаться от лицензирования деятельности в области защиты открытой информации (оставив только безусловное обеспечение безопасности ОГВ, что следует также и из недавних разъяснений представителей ФСБ по применению «пакета Яровой») и выполнять оценку соответствия по мере необходимости в открытых и прозрачных системах оценки соответствия, поддерживаемых сообществом участников рынка ИТ. Представляется целесообразным производить оценку безопасности в ИТ в рамках ISO/IEC 15408, являющимся на сегодняшний день в мире стандартом «де-факто» и не имеющим альтернатив. В части управления безопасностью целесообразно производить оценку процессов управление в рамках ISO/IEC 27001, который в своем сегменте также является в мире стандартом «де-факто» и не имеет альтернатив.

Шестым условием достижения технологического суверенитета в области ИТ является тесная кооперация сообщества производителей компонентов ИТ между собой. Иначе достижения технологических прорывов в масштабе России не видать, т.к. пока еще слишком малы объемы и компетенции каждого производителя в отдельности, невелик их рынок сбыта и, соответственно, отраслевая экспертиза. Ранее подобная проблема называлась «комплексированием», и в работах специалистов СССР ей уделялось достойное внимание и важное место в процессе создания надежных решений ИТ из различных компонент.

Заявленные в представленной публикации цели могут показаться амбициозными и загоризонтными. Но если не ставить таких целей на уровне отраслей в России, не планировать четкие программы (хоты бы для ОГВ), а просто «плыть по течению» на волнах свободного ПО с открытым кодом, то и через много лет мы опять окажемся, к сожалению, на том же самом месте – в самом начале тяжелого и длинного пути к национальному технологическому суверенитету.

 

 

 

 

 

Поделиться:
Спецпроект

Компания iFellow объявила о переходе на российскую платформу CommuniGate Pro

Подробнее
Спецпроект

У общественного транспорта Ярославской области появилось мобильное приложение

Подробнее


Подпишитесь
на нашу рассылку