Сергей Хомяков: «На первый план сейчас выходят видео 4K, 3D Voice, BYOD и контент-шеринг»

Сектор ВКС, как и другие сферы информационных технологий, не стоит на месте. Такие тенденции, как уход в облака, усиление роли программной составляющей в ИТ-решениях и другие драйверы, накладывают на технологии видеоконференцсвязи свой отпечаток. Помимо общих тенденций на развитие ВКС оказывают влияние и специфические, присущие данной сфере ИТ особенности. Однако в конечном итоге главным фактором, определяющим магистральное направление развития ВКС, остаются заказчики. Эти и другие темы мы обсудили с генеральным директором, вице-президентом компании Polycom по России и СНГ Сергеем Хомяковым.

 

 

– Сергей Владимирович, можно ли сегодня утверждать, что рынок ВКС идет в сторону программных решений (в части инфраструктуры), или это будет преувеличением?

– Конечно, ВКС не остался в стороне от этого направления, так как видеоконференцсвязь является пусть и очень большой, но все-таки составной частью унифицированных коммуникаций (Unified Communications – UC). Область ВКС тоже софтверизируется, что дает возможность предлагать наши решения большему количеству новых клиентов – речь идет в первую очередь о «легких» программных решениях.

Многоточечные серверы видеоконференцсвязи и ПО кодеков позволяют реализовывать множество функций и управлять ими – сложность таких решений уже давно переместилась в область ПО, это относится и к нашей компании.

В то же время наши традиционные клиенты – большие и средние компании – во многом продолжают оставаться на «железных» решениях. Если говорить о видеоконференцсвязи применительно к комнатным решениям, то в любом случае какая-то «железная» часть решения (элемент комнатной системы) всегда будет присутствовать. Максимум это будет экран или профессиональная комната телеприсутствия, минимум – конференцтелефон.

 

– Есть ли в России спрос на облачные ВКС-сервисы?

– Начну ответ на ваш вопрос со смежной области – телефонии. В нашей стране до 70–80% телефонии по-прежнему остается on-premises. Сильного облачного тренда в данном секторе не наблюдается и, наверное, в России мы его вообще не увидим. На Западе это направление развивается достаточно давно, а мы настолько запоздали, что на облачные сервисы в телефонии переходить не имеет смысла, поскольку в on-premises накоплены большие инфраструктурные мощности.

Почему так получилось в России? Вопрос очень сложный. Думаю, что имело место сплетение многих факторов: ментальность, наличие ограничений с точки зрения крупных компаний, своеобразная экономическая структура. Что касается последнего, то в России слабо представлен слой среднего бизнеса и небольших предприятий, а большие компании предпочитают on-premises. Кстати, и западные крупные корпорации используют on-premises, причем по тем же самым причинам, что и российские. Однако в западных странах в экономике существенно большее значение имеют предприятия среднего звена и малого бизнеса. Они или уже переместились, или находятся в процессе перемещения в облака.

Все это применимо и непосредственно к нашей области ВКС – облачного тренда здесь не наблюдается и, по-видимому, в России мы его не дождемся. Сразу же отмечу, что это отнюдь не чисто российская специфика – похожая ситуация и в Китае, и в Индии, и в некоторых других странах, но не в Европе и США. Специфика здесь, вероятно, заключается в особом подходе к вопросам безопасности коммуникаций, а главное – в структуре экономики.

 

– В ИТ-прессе сейчас можно встретить утверждения о возросшей доступности средств видеоконференцсвязи. Насколько вы согласны с таким мнением?

– В целом я согласен с данным утверждением, и для этой тенденции имеется масса причин. Во-первых, мы наблюдаем востребованность у определенной части рынка решений подобного рода. Я говорю сейчас о небольших компаниях и бизнесе среднего звена, которые еще некоторое время назад были не готовы потреблять решения высокого ценового сегмента. Но сейчас, с учетом тренда софтверизации, о котором мы уже говорили, того, что производители ВКС-решений (в том числе и наша компания) начали выпускать решения, целенаправленно позиционированные на рынок среднего и малого бизнеса, общие ВКС-решения стали более доступными.

В качестве примера приведу наше устройство RealPresence Trio, которое становится центровым для всех ВКС-систем компании Polycom (она выпустила его в честь своего 25-летия). К этой же категории можно отнести наши новые линейки телефонии, например устройства серии VVX x50. Все эти решения нацелены в основном на сектор средних компаний. Таким образом, ВКС-решения становятся более доступными и гибкими, что и требуется в этом сегменте рынка. Можно сказать, что технология ВКС сегодня «спускается вниз» – ко все большему количеству компаний.

Сегмент крупных компаний также продолжает оставаться в фокусе нашего внимания – он функционирует в привычном ценовом режиме.

Крупные компании «по-своему» анализируют экономику того или иного проекта. В первую очередь они смотрят на эффективность ИТ-решения для бизнеса, а уже потом – на стоимостные показатели ИТ-продукта. Естественно, что такой подход предполагает возможность вложения на старте крупных инвестиций, которые вернутся далеко не сразу, хотя сомнений в том, что в конечном итоге они окупятся, нет. Компании среднего звена и мелкий бизнес позволить себе подобный вариант не могут – у них просто нет свободных средств такого объема, которые можно было бы вложить в перспективный проект, проще говоря, у их нет «длинных денег».

Разумеется, любая компания задумывается о цене вопроса. Мы работаем на открытом, высококонкурентном рынке. Если рассматривать весь ИТ-рынок в целом, то цены здесь падают год от года все ниже – это неизбежный процесс.

 

– Есть ли спрос на такие «модные» вещи, как «эффект присутствия»? Или это та функция, которую в большей степени навязывает производитель, а не требует клиент?

– На самом деле важность «эффекта присутствия» с точки зрения иммерсивных технологий становится сегодня существенно меньше, чем раньше, потому что в такой высокотехнологичной области, как ВКС, для прагматичного заказчика гораздо большее значение начинает приобретать иная функциональность, например контент-шеринг (возможность совместной удаленной работы над контентом).

Что касается того, откуда идет запрос, то здесь «улица с двусторонним движением»: производитель, так или иначе, создает все новые решения, базируясь на анализе потребностей рынка, на запросах заказчиков.

Строго говоря, для компании Polycom «эффект присутствия» вовсе не является модной новинкой хотя бы по той простой причине, что мы реализовали его в нашей линейке RPX еще в конце 2000-х гг. Так что это технология не сегодняшнего и даже не вчерашнего дня. И в то время (конец 2000-х гг.) «эффект присутствия» был для нас своеобразной технологической фишкой, которая отличала продукты нашей компании.

Сегодня на первый план вышли другие возможности: работа с контентом, видео высокой четкости (4К, и это запрос от самих заказчиков, особенно когда речь заходит о системах высокого уровня), BYOD (Bring Your Own Device) – возможность работать с ресурсами компании с помощью любого мобильного устройства, будь то ноутбук, планшет или смартфон, иметь доступ к необходимым для работы папкам и данным.

Конечно, у технологии «эффекта присутствия» есть так называемый WOW-эффект, и это хорошо, однако он быстро проходит, и тогда заказчик обращается к более приоритетным функциональным возможностям современных ВКС-систем.

 

 

Поделиться:
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее
Спецпроект

Специальный проект "Групповой спутниковый канал для территориально-распределенной сети связи"

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку