«IBM – один из немногих вендоров, продолжающий активно инвестировать в разработку и развитие вычислительных платформ корпоративного класса»

К 40-летию своей работы в России компания IBM пришла с новой организационной структурой и новым позиционированием решений на рынке корпоративных систем. Нашла компания и ответ на тенденцию импортозамещения. Об итогах произошедших изменений и нынешних приоритетах компании мы побеседовали с главой одного из новых департаментов – IBM Systems Россия и СНГ Денисом РЕШИНЫМ.

– Недавно в IBM завершилась реструктуризация. Чем она была вызвана и в чем состояла? Каким образом отразилась на российском офисе?

– Компания – живой организм, поэтому изменения неизбежны, и они происходят постоянно. С одной стороны, IBM, будучи одним из технологических лидеров на рынке ИТ, формирует этот рынок, с другой – сама реагирует на новые требования. Что касается недавно объявленной реструктуризации, то ее итогом стала новая организационная структура IBM – на глобальном уровне она начала действовать с 1 января 2015 г. В компании трансформируются существующие и формируются несколько новых департаментов, каждый из которых отвечает за развитие своей вертикали. Структура 2015 г. отражает направления работы компании, соответствующие современным тенденциям, и позволяет лучшим образом отвечать самым строгим требованиям заказчиков.

Глобально были объявлены следующие департаменты: IBM Analytics, IBM Cloud, IBM Commerce, IBM Global Business Services, IBM Global Technology Services IBM Security, IBM Systems, IBM Watson. Соответствующие направления работы существовали в IBM и раньше, просто теперь они оформляются в бизнес-структуры, каждая из которых предоставляет полный спектр решений в своем сегменте.

В российском офисе на данный момент организационно сформированы не все перечисленные вертикали, хотя есть команды, работающие по всем направлениям. Доверенный мне департамент IBM Systems пока существует в виде IBM Systems and Technology Group и IBM Software Group. Но постепенно структура российского офиса будет приближаться к глобальной корпоративной структуре.

– Какие продукты и решения находятся в ведении нового департамента IBM Systems?

– В ведении моего департамента находится вся линейка серверных решений: IBM System z, платформа Power, а также системы хранения данных System Storage. Кроме того, в результате реструктуризации к нам отходит полный стек продуктов в области связующего ПО (middleware), которыми сейчас занимается IBM Software Group: платформа WebSphere, инструменты поддержки эксплуатации, интеграционное ПО, ПО для управления процессами. Считаю, что это очень логичное изменение. Учитывая тенденцию перехода к программно-определяемым средам, сотрудники IBM, отвечающие за продвижение аппаратных решений, в течение минимум трех последних лет очень тесно взаимодействовали с сотрудниками из подразделения программного обеспечения. Теперь законченные решения будут предоставляться заказчикам «из одних рук», что удобнее и понятнее клиенту и проще для нас.

– По всей видимости, названия сформированных департаментов отражают глобальные приоритеты IBM на рынке. Но существуют ли какие-то локальные нюансы? Какие новинки вы будете продвигать среди российских заказчиков?

– Безусловно, организационная структура компании отражает ее бизнес-приоритеты. Глобальные и локальные приоритеты IBM совпадают. Основная идея в том, чтобы предлагать рынку готовые интегрированные решения, отвечающие актуальным требованиям пользователей.

IBM продолжает активно развивать такие направления, как облачные вычисления, аналитика, мобильность, социальное взаимодействие и безопасность, которые наглядно отражены в новой организационной структуре.

Что касается департамента IBM Systems, то в линейке серверных продуктов нашим флагманом является платформа System z (мэйнфрейм). Большие перспективы мы связываем с объявленной 14 января этого года новой системой, в разработку которой были вложены миллиард долларов инвестиций, пять лет научной работы и 500 патентов! Мы надеемся, что без преувеличения выдающаяся z13 уже в ближайшее время займет достойное место в центрах обработки данных наших заказчиков. Другая интереснейшая история происходит с развитием Power-платформы. После выпуска в прошлом году линейки серверов на базе процессора Power8 и объявления о создании консорциума OpenPOWER довольно сильно изменилось позиционирование IBM на рынке аппаратных средств. В этом году ожидается усовершенствование решений на базе Power8 и дальнейшее активное развитие экосистемы OpenPOWER, которая сегодня насчитывает уже более 100 участников!

В сегменте систем хранения акцент делается на флэш-технологиях – они набирают все большую популярность среди заказчиков, особенно для аналитики данных в режиме реального времени. Кстати, в прошлом году аналитическая компания Gartner признала IBM мировым лидером в сегменте флэш-накопителей. Другое актуальное направление – программно-определяемые системы хранения (Software Defined Storage). Здесь IBM тоже является ведущим поставщиком – таков вывод компании IDC. Очень востребованы на рынке СХД IBM DS8000 и Storwize. Совокупность инновационных решений IBM уже трансформировалась в России в ряд удачных проектов.

– Какие из подобных проектов минувшего года вы могли бы отметить?

– Могу поделиться информацией о двух проектах, которые стали для нас референсными.

Один из них был выполнен для компании «Северсталь». В этом проекте была решена задача повышения производительности аппаратной платформы за счет технологии Software Defined Storage и применения сверхбыстрых устройств хранения данных IBM FlashSystem. Проект позволил успешно решить бизнес-задачи заказчика и при этом продемонстрировал высокую экономическую эффективность.

Другой проект был реализован в «МДМ Банке» – ИТ-инфраструктура банка была модернизирована на базе IBM Storwize и IBM FlashSystem. Это позволило обеспечить непрерывность работы ключевых банковских систем, а также создать платформу для работы более десяти полномасштабных сред разработки и тестирования банковских приложений. Ранее банк использовал конкурирующую платформу хранения. Сравнив два возможных решения – расширение имеющейся платформы и создание зеркала основной площадки на технологиях IBM, заказчик остановил свой выбор на решении IBM. При более высокой производительности оно оказалось на порядок дешевле.

Оба проекта показательны тем, что поставленные задачи являются характерными для очень многих организаций. А принципы и подходы, которые были продемонстрированы при их решении, актуальны для любой компании: гибкость реализации, сохранение инвестиций и минимизация затрат.

– Сегодня много говорится о программно-определяемых решениях – сетях, системах хранения, дата-центрах. Как вы считаете, российский рынок готов принятию концепции программной определяемости?

– Я бы провел здесь аналогию с облачными решениями. Лет пять-семь назад о них много говорили на профильных конференциях, люди высказывали свои мнения, зачастую скептические, но большинство просто пыталось понять: о чем речь-то, что есть облако, что оно дает пользователю? В то время IBM выступала лидером и пропагандистом этого направления. Сегодня вопросов о востребованности облачных вычислений практически не возникает, а облачными сервисами в том или ином виде пользуются все.

То же происходит с программно-определяемыми решениями. Программная определяемость любой среды – не что иное, как гибкость ее использования. Наши заказчики это понимают, о чем свидетельствуют, например, выполненные совместно с нами проекты по модернизации инфраструктур хранения. Поэтому считаю, что рынок готов.

При переходе к программно-определяемому центру обработки данных «железо» становится универсальным строительным блоком. За счет программного обеспечения мы можем не только перераспределять нагрузку между единицами оборудования, но и задавать функциональное назначение этого оборудования. Связка виртуализационного ПО и физического оборудования позволяет предлагать заказчику унифицированное и гораздо менее затратное решение, простое в развертывании, гибкое в настройке, при этом надежное и производительное. Это та идея, которую IBM сегодня разъясняет рынку. Не случайно департамент IBM Systems включает в себя и аппаратные, и программные направления.

– Недавно IBM продала бизнес по выпуску серверов x86 – это при том, что многие специалисты на рынке считают, что будущее за решениями на базе стандартных архитектур, особенно когда речь идет о программно- определяемых решениях. Что будет предлагать IBM в качестве альтернативы?

– Да, платформу х86 IBM теперь не предлагает, в прошлом году этот бизнес был передан компании Lenovo. Как я уже рассказывал в начале нашей беседы, мы предлагаем решения на базе процессоров Power8 – альтернативу x86 серверам. Сейчас целенаправленно работаем над тем, чтобы продемонстрировать заказчикам реальные преимущества IBM Power над платформой х86. Как лабораторные тесты, так и реализованные решения показывают, что один сервер Power способен заменить три сервера х86, обеспечив при этом прирост производительности. По показателю стоимость/технические характеристики решение на Power оказывается значительно дешевле, производительнее и к тому же позволяет сэкономить место в ЦОД.

Кроме того, с утверждением, что именно х86 – стандартная архитектура, можно поспорить. В Power нет ничего нестандартного. Микрокод и прошивка Power8 открыты, более того, в рамках альянса OpenPOWER активно развивается направление Power Linux. Таким образом, ISV-партнеры получают больше возможностей для разработки и тестирования специализированных приложений под эту платформу, расширения и дополнения приложений, которые уже есть у заказчиков. В случае х86 такой степени открытости нет.

Многие наши партнеры уже оценили преимущества Power8 и активно переориентируются на эту платформу. Например, компания MERLION и ГК «КОРУС Консалтинг» портировали на PowerLinux систему электронного документооборота на базе свободного ПО. Перевод системы на PowerLinux обеспечил более чем двукратный прирост производительности при обработке документов, повышение надежности, а также минимизацию лицензионных расходов за счет встроенных сервисов и программных средств.

При этом ничто не мешает заказчику использовать уже имеющиеся системы на базе х86 параллельно с системами Power – узлы Power и х86 прекрасно работают вместе. Напомню, несколько лет назад IBM выпустила интегрированные комплексы PureSystems, позволяющие использовать серверы Power и х86 в одном шасси и перераспределять нагрузку между ними.

– Как увязываются между собой курс на открытые архитектуры и инвестиции в развитие мэйнфреймов (System z)?

– Не связанными они кажутся только на первый, поверхностный взгляд. В действительности разработки, которые ведутся в той и другой областях, взаимно дополняют друг друга.

Вообще, расхожее мнение о том, что такое мэйнфрейм, застыло на этапе появления первых машин. Но с тех пор технологии мэйнфреймов шагнули далеко вперед. В новой системе z13 заложено более 500 патентов. В ее разработке принимали участие около 60 крупнейших заказчиков – постоянных пользователей мэйнфреймов. Это интеллектуальная машина, которая готова к выполнению практически любой задачи, какая только может встать перед заказчиком: для развертывания облаков, мобильных приложений, бизнес-аналитики и т. д. Реально, например, онлайн-шифрование всех мобильных транзакций. А функционал встроенной аналитики реального времени таков, что позволяет «на лету» выявлять все случаи мошеннических транзакций. Это открывает современным организациям совершенно новые возможности снижения рисков для бизнеса.

– Осенью прошлого года IBM обзавелась первым OEM-партнером в России, которым стала компания «Технопром». Начали ли уже поставляться OEM-решения? Есть ли на них спрос? Имеются ли у компании дальнейшие планы по развитию этого вида сотрудничества в России?

– Компания «Технопром» является ОЕМ-партнером IBM в области серверных решений на платформе Power Linux. К настоящему времени на площадке «Технопрома» развернута демо-зона, оборудование тестируется заказчиками, и уже прошли первые поставки. Сейчас IBM ведет работу по авторизации других российских OEM-партнеров. В перспективе планируется также выпускать в России платформу z в качестве ОЕМ-продукта.

Эта политика IBM хорошо сочетается с тенденцией импортозамещения, о которой сейчас так много говорят. ОЕМ-партнеры – на 100% российские компании, имеющие свои производственные мощности и прошедшие сертификацию по российским стандартам; ОЕМ-продукт полностью собирается на территории РФ и в соответствии с национальными требованиями. Интерес очень велик и со стороны потенциальных партнеров, и со стороны заказчиков. Так, например, в конце прошлого года ввиду ситуации с курсом рубля некоторые заказчики предпочитали отложить покупки ИТ-оборудования. Тем не менее внутренняя потребность в расширении вычислительных мощностей побуждала принять решение. А тут еще добавился объявленный курс на импортозамещение. Те, кто задумывался, стоит ли покупать у IBM, теперь получили интересную альтернативу в виде аналогичных продуктов российского производства.

– Могут ли, на ваш взгляд, российские компании привнести нечто ценное в экосистему OpenPOWER – не просто в части «железной сборки», но и в других нишах?

– Безусловно, могут и уже привносят. У IBM на российском рынке много лет существуют партнеры ISV, которые помогают компании адаптировать ее решения для нужд российских заказчиков. Есть и такие, которые создают свои решения, работающие на платформе IBM. Поскольку платформа Power открыта, поле для деятельности партнеров огромно, и мы видим большие перспективы для OpenPOWER в России.

– Теперь о вас. Вы уже много лет проработали в IBM. Как складывалась ваша карьера в корпорации?

– В этом году будет 20 лет с момента, когда я впервые пришел в IBM. Начинал в качестве представителя по работе с бизнес-партнерами. К 2005 г. занимал должность руководителя департамента персональных систем. После того как этот бизнес был приобретен компанией Lenovo, несколько лет занимался выстраиванием работы компании на рынке персональных систем в России.

В 2009 г. я вернулся в IBM на должность директора по работе со средним и малым бизнесом. Это был довольно большой сегмент, хотя считалось, что IBM – «большая компания для больших заказчиков». IBM очень успешно работала на российском рынке СМБ. В непростом 2009 г. IBM стала одной из немногих компаний, предложивших среднему и малому бизнесу в России поставку оборудования и ПО в кредит и лизинг. В 2010 г. компания получила награду РСПП «За лучшую IT-платформу для малого и среднего бизнеса».

Затем я перешел в европейский офис – IBM Центральная и Восточная Европа, где в течение трех с половиной лет руководил направлением х86. Теперь вернулся в Россию и возглавил IBM Systems Technology Group, которая в ближайшее время должна трансформироваться в департамент IBM Systems.

– Не обидно ли было, когда корпорация отказывалась от направлений, которыми вы столь успешно занимались?

– Эти решения компании были вполне закономерными. Менялись рыночная ситуация и соответственно позиционирование компании. 1990-е гг. были эпохой PC, тогда было целесообразно развивать бизнес персональных систем. Позднее акцент сместился в сторону корпоративных решений. Сейчас IBM занимает более 70% рынка RISC-систем. Новый процессор Power8 в сочетании с инициативой OpenPOWER позволили предложить рынку достойную альтернативу х86. Хотел бы обратить внимание на то, что сегодня IBM остается фактически единственным вендором на рынке, который инвестирует в развитие вычислительных платформ корпоративного класса. Других производителей больше привлекает сегмент мобильных решений. Однако потребности бизнеса в мощных серверных платформах никто не отменял.

Кроме того, IBM и Lenovo связывает давнее сотрудничество. У Lenovo есть большой опыт продаж, управления каналом, партнерских программ, программ привлечения заказчиков. Передать ей в 2005 г. бизнес персональных систем, а теперь и бизнес платформ х86 было вполне логично.

– Как, на ваш взгляд, менялся российский ИТ-рынок за то время, что вы на нем работаете? Становится работать проще или сложнее?

– Не могу сказать, что работать становится проще или сложнее. Но, несомненно, работать на российском ИТ-рынке всегда было интересно. Конечно, приходится постоянно приспосабливаться к реалиям не только самого ИТ-рынка, но и его окружения – всевозможных инициатив и нововведений, в условиях которых ИТ-рынок должен существовать. Но сам рынок, на мой взгляд, меняется к лучшему.

Меняются заказчики: они становятся более зрелыми и готовыми к принятию инновационных предложений. Меняются партнеры: они расширяют спектр услуг для конечных заказчиков и наращивают компетенции. Меняется отношение к ИТ в организациях: лет десять назад ИТ-вендоры вели дела преимущественно с айтишниками, затем на первый план вышел бизнес-заказчик – именно он стал принимать решения о покупках; теперь значимость CIO вновь поднялась – бизнес-руководители готовы спрашивать у них совета.

– Чего бы вы пожелали самому себе как руководителю департамента высокотехнологичной западной компании, работающей в России?

– Легкой жизни я, конечно, не ожидаю. В нынешней ситуации, финансово непростой, когда заказчики урезают бюджеты, очень важно правильно донести позицию IBM до рынка. Мы готовы доказать, что готовы к импортозамещению и можем предложить заказчикам решения, которые им нужны и выгодны.

Хочется, чтобы существующие заказчики оставались лояльными, новые становились лояльными, чтобы партнеры, с которыми мы работаем уже не первый год, были все так же надежны. И конечно, большие надежды я возлагаю на ту опытную и нацеленную на результат команду, которую я возглавил. Уверен, что вместе мы многого добьемся.

Поделиться:
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее
Спецпроект

Специальный проект "Групповой спутниковый канал для территориально-распределенной сети связи"

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку