Андрей Масалович Руководитель направления конкурентной разведки АО «ДиалогНаука»

Представим себе гипотетическую картину: мы проснулись, а за окном — кибервойна. Что мы увидим?

Мы увидим перегруженные перекрестки, многокилометровые пробки и транспортный коллапс на улицах (хакеры уже многократно демонстрировали перехват управления светофорами, приводящий к хаосу на дорогах).

Также мы увидим подтопленные улицы и следы экологической катастрофы в водоемах (увы, сброс содержимого очистных сооружений в реку и, наоборот, блокировка слива городской канализации уже также продемонстрированы хакерами на практике). Если за окном будет ночь или сумерки, мы вообще не увидим ничего – атаки на энергетическую инфраструктуру уже отработаны и позволяют отключать электричество в целых регионах.

Зато мы увидим отблески пожаров во многих окнах. Сегодня в большинстве домов уже присутствуют бытовые приборы, допускающие управление через интернет – и это не только смарт-телевизоры или холодильники, но и чайники, утюги и радио-няни. Перехватив управление этими устройствами, хакер с легкостью может перевести их в режим зажигалки.

Удаленные поселки останутся без связи. Низменные районы будут затоплены в результате аварий на плотинах ГЭС. Обширные территории на годы окажутся зараженными вследствие взрывов на энергоблоках АЭС. Ослепнут системы управления воздушным движением и только чудо спасет находящиеся в воздухе самолеты. Отключатся все привычные нам каналы связи и единственным видом информации, доступным населению, окажется вражеская пропаганда –она, наоборот, будет поступать бесперебойно через все окружающие компьютеры и гаджеты.

При этом шансы на оперативный адекватный ответ со стороны военных упадут до нуля – оборудование, обеспечивающее решение военно-стратегических задач, будет выведено из строя в первые минуты атаки, наряду с другими компонентами критической инфраструктуры страны.

Выглядит как апокалиптический бред? Однако все перечисленные виды атак (и их результаты) уже были продемонстрированы хакерами (и кибервойсками) разных стран, правда, пока по отдельности.

Ежегодно в конце мая в Москве проходит популярная конференция Positive Hacker Days. Ежегодно организаторы в рамках конференции устраивают конкурс атак на макет города. На большом столе собран макет, в котором есть игрушечные железные дороги, дома и мосты, плотины и электростанции – и другие компоненты городской жизни – управляемые фрагментами реальных программ (используемых в настоящих системах управления). Соответственно, если мы видим, как хакер пускает под откос игрушечный поезд – то же самое он с легкостью проделает и с реальным экспрессом. Так вот, в прошлом году старшекласснику удалось разрушить плотину и вызвать затопление, а в этом году хакеры разнесли весь город.

Итак, угроза масштабных кибератак – причем как со стороны киберподразделений различных стран, так и со стороны международных террористических организаций и даже автономных групп хакеров – стала реальной, и требует принятия немедленных адекватных мер. Каких?

В первую очередь, необходимо развертывание глобальной системы контроля оперативной обстановки в киберпространстве и раннего предупреждения о подготовке и осуществлении кибератак. Все ключевые компоненты такой системы уже существуют и опробованы, причем Россия по многим направлениям находится в привилегированном положении – базовые технологии антивирусов (Касперский), интернет-разведки (Avalanche), управление уязвимостями (Max Patrol) и другие имеют отечественное происхождение.

Во-вторых, необходимо комплексное изучение т.н. «уязвимостей нулевого дня» — технологической основы для современных троянских программ (как атакующего, так и разведывательного назначения). Утечки боевых программ АНБ и ЦРУ, опубликованные порталом WikiLeaks с февраля по апрель, содержат более 120 новых эксплойтов – и весь этот арсенал уже попал в руки хакеров.

В-третьих, необходимо использование комплексного подхода к созданию систем обеспечения информационной безопасности. Атака вируса-шифровальщика WannaCry 12 мая этого года показала тотальную неготовность традиционных средств обеспечения информационной безопасности к новым видам атак. К слову сказать, уязвимость MS 017-10, использованная WannaCry, известна профильным специалистам с 2006 года – с момента, когда Microsoft внедрила драйвер SMB v2, но оставила в составе ОС его «дырявого» предшественника – SMB v1. Некоторые исследователи даже предполагают, что это была преднамеренно сделанная закладка – и представители «традиционной» ИБ десятилетие не обращали на нее внимания.

Далее, необходимо всемерно развивать технологии интернет-разведки и разведки по открытым источникам (OSINT) для решения практических задач сбора и аналитической обработки оперативно-значимой информации в интересах подразделений кибер-безопасности различных ведомств, для чего необходимо согласованное решение следующих задач:

  1. Обеспечение скрытности присутствия в Сети и бескомпроматность работы. В арсенале киберподразделений ведущих держав присутствует обширный арсенал приемов — от использования VPN, прокси-серверов и сети ТОР до массового заражения маршрутизаторов.
  2. Сбор информации из глубинного («серого») интернета, а также из социальных сетей. Специализированные инструменты поиска, базирующиеся «в облаке», позволяют вести долгосрочное скрытое наблюдение за заданными сетевыми ресурсами, включая аккаунты и группы в социальных сетях, сообщения в мессенджерах и т.д.
  3. Анализ профилей пользователей в социальных сетях. Детальный поведенческий анализ на основе принципов т.н. «психометрии» (Psyhometrics) позволяет выявлять пользователей с заданными психическими свойствами и отклонениями (склонность к алкоголю и наркотикам, жестокость, суицидальные наклонности, экстремизм и т.д.). Эта информация в последующем используется при формировании контрактных и специальных подразделений, а также в ряде других задач.
  4. Анализ пользовательских групп в социальных сетях. Методы облачной обработки больших данных (включая нейронные сети, нечеткую логику и др.) позволяют выявлять места скопления целевой аудитории для планирования и проведения операций в сфере информационной войны.
  5. Мониторинг «интернета вещей» с целью выявления плохо защищенных компонент инфраструктуры других стран — как военной, так и транспортной, энергетической и др.
  6. Контроль собственной защищенности. Анализ хакерских атак нового поколения (Wanna Cry, Petya и др.) показал, что традиционные антивирусы и сканеры не справляются с защитой критических ресурсов и нужны новые комплексные решения.
  7. Раннее обнаружение утечек критической и конфиденциальной информации. Организация облачной системы контроля распространения информации позволяет оперативно обнаруживать утечки важной информации как общегосударственного, так и военного применения.

 

В совокупности можно констатировать, что решение перечисленных проблем с успехом может быть использовано для выполнения комплекса оперативно-стратегических задач в киберпространстве в интересах обороны и безопасности.

Поделиться:
Спецпроект

Компания iFellow объявила о переходе на российскую платформу CommuniGate Pro

Подробнее
Спецпроект

У общественного транспорта Ярославской области появилось мобильное приложение

Подробнее


Подпишитесь
на нашу рассылку