Региональные операторы на пороге консолидации

Иван Морозов, специалист пресс-службы Уральской ассоциации операторов связи

 

«Выжившие» – пожалуй, лучшее определение для небольших операторов связи, обслуживающих население уральского региона. Административный прессинг, давление со стороны управляющих компаний и попытки законодателей бороться с терроризмом («закон Яровой») за счет провайдеров заставляют последних объединяться перед угрозой тотального уничтожения. Только объединившись, можно крепко стоять на ногах.

 

Операторы – объединяйтесь!

Именно желание сохраниться на рынке стало одной из основополагающих причин создания в 2012 г. Уральской Ассоциации операторов связи («УралАОС») – некоммерческой организации, объединяющей ведущих провайдеров региона в целях плодотворного сотрудничества с органами власти и другими организациями, заинтересованными в развитии телекоммуникационной инфраструктуры. И, конечно же, в целях защиты прав и поддержки в противодействии рейдерским атакам или иным формам слияния/поглощения криминального характера.

 

Но не стоит недооценивать и другие трудности в деятельности операторов связи. Причем это касается не только региональных операторов, но и «большой тройки»: в малых городах (численностью до 50 тыс. человек) работать сложнее еще и потому, что там сформировалось особое отношение к местному, городскому оператору связи. Такое мнение выразил генеральный директор компании ИНСИС Артем Черанев.

 

«В деятельности любого оператора есть два момента. Первый – законодательный: это соблюдение различных требований – лицензионных, СОРМ, обязательных отчислений в резерв универсального обслуживания и т. д. На мой взгляд, он выполним. Второй момент очень интересный. Приходя из Екатеринбурга в малые города Свердловской области – Первоуральск, Нижний Тагил, Каменск-Уральск – с новыми стандартами качества, высокими скоростями, новыми наборами услуг, мы сталкивались с тем, что местные операторы пользуются абсолютно безусловной поддержкой населения, хотя никакой помощи в виде административного ресурса от муниципалитета они не получают. Скорее всего, здесь сказывается фактор «местечковости», определенной ментальности», – говорит Артем Черанев.

 

Региональный уровень

На уровне региона действует иной принцип. Когда на территорию зашла федеральная «тройка», а «Ростелеком» поглотил некогда мощного екатеринбургского оператора «Кабинет», у свердловских провайдеров появилось опасение относительно перераспределения рынка. И оно произошло. Только не в таких масштабах, как рассчитывали федералы.

 

«В Екатеринбурге мне с опаской в голосе говорили: заходят «Ростелеком», «Дом.ru», «Билайн». Я отвечал: если вы хорошо оказываете услуги связи, обеспечиваете удобную возможность пользоваться ими, вам ничего не грозит. Если обеспечивается нормальная связь, нормальный коннект, нормальный линк, то человек не думает, кто у него оператор. Если что-то случилось, клиенту вежливо ответили и грамотно его проконсультировали, то никакой угрозы со стороны федерала нет», – объяснил суть конкуренции в целом и на рынке связи в частности гендиректор ИНСИС Артем Черанев.

 

При этом распространенное мнение о том, что федералы сверхмогущественны, – не более чем миф. Они сталкиваются с теми же проблемами на законодательном уровне, что и небольшие операторы связи. Управляющим компаниям, ограничивающим доступ провайдеров к общедомовому имуществу многоквартирных домов, безразлично, кто ваш учредитель и где зарегистрирована ваша компания – в Москве, Екатеринбурге или Кушве. Точно так же и чиновник из администрации города не посмотрит на название компании, а просто даст указание рабочим, чтобы те порезали волоконно-оптические линии связи и скинули их с опор освещения. В июне-июле в некоторых районах Екатеринбурга неизвестные порезали и скинули кабель и сопутствующую инфраструктуру со столбов – тысячи людей остались без Интернета. Муниципальные структуры претензии в свой адрес не принимают. При этом всем понятно, кто заставляет провайдеров «уйти под землю». И если желание властей заставить операторов связи убрать висящие провода в центральной части объяснимо, то практика их размещения на окраинах применяется и в европейских странах, в Израиле, в Канаде – так дешевле.

 

Или, к примеру, попытки управляющих компаний и ТСЖ запретить сотрудникам операторов связи обслуживать оборудование, размещенное в чердачных помещениях. Управляющая компания заявляет: «Вы там ползаете, общедомовое имущество портите».

 

«Если у них свободный доступ на чердак, то почему нас обвиняют? Зачем нам что-то ломать, ведь там наше оборудование, мы, наоборот, заинтересованы в сохранности имущества», – говорит президент «УралАОС» Леонид Блинов. По его словам, бывали случаи, когда представители УК требовали баснословные суммы за допуск к имуществу.

«Они говорят: у нас на крыше вышка сотовой связи, нам платят за нее 25 тыс. рублей в месяц, и вы столько же платите. Только при этом надо учитывать, что вышка покрывает полрайона, а мой ящик – лишь жителей данного дома», – отмечает Леонид Блинов.

 

Давление со стороны УК испытывают абсолютно все операторы связи, за исключением, пожалуй, «Ростелекома» – еще со времен Советского Союза его считают государственным, поэтому опасаются брать с него деньги.

 

Именно для защиты от таких «царьков» региональные операторы связи набрали штат профессиональных юристов, за которыми впору гоняться «охотникам за головами».

«Я могу сказать только по нашей компании: мы региональный оператор связи, не самый маленький. При этом мы сформировали такую правовую практику, за которой к нам в очередь выстроились все федералы. Если ты живешь по принципу, что чиновник – бог и господин, то это один подход к бизнесу. Когда ты в ответ спросил: слуга народа, а ты почему так с нами разговариваешь? Это другой подход. С точки зрения региональных операторов связи, ситуация именно такая. Открываем Административный, Гражданский, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, любой другой, читаем и задаем вопрос: а с чего бы это вдруг?» – прокомментировал вопрос взаимоотношений провайдеров и чиновничьего беспредела Артем Черанев.

 

Кадры решают

Региональным операторам помимо опытных юристов требуются специалисты в области программирования. За ними – развитие компании на рынке.

 

«Для того чтобы быть интересным и работать в рынке, надо много вкладывать в развитие ядра. Что такое ядро? Это штат квалифицированных программистов, креативных людей, которые вкачивают свои мозги в развитие оболочки телевидения, услуг. Не у каждой компании есть возможность оплачивать их работу. У нас костяк программистов работает 10–15 лет. Это люди идейно преданные, пропитанные нашими ценностями», – добавил Черанев.

 

По его мнению, вопрос добровольного объединения мелких компаний с небольшими или крупными на условиях приобретения или слияния не стоит воспринимать как угрозу их уничтожения. Напротив, это даст толчок развитию сферы, ведь у провайдеров более серьезного масштаба есть и технологические ресурсы, и средства, для того чтобы вывести деятельность на более высокий уровень. Как следствие – повысится лояльность пользователей.

 

«Как жить тем, кого покупают? Это вопрос волеизъявления, а не акт агрессии. Это взаимовыгодная сделка, на нормальных условиях. Люди понимают, что объективно отстали с точки зрения технологий, а достичь более высокого уровня им трудно», – считает собеседник.

 

С ним солидарен Леонид Блинов, президент «УралАОС», который утверждает, что мелкие региональные операторы через некоторое время прекратят свое существование. И дело здесь не только в технологиях. «Постоянно возникают какие-то риски: тот же «закон Яровой», попытки УК и ТСЖ взимать деньги за доступ к чердачным помещениям и общедомовому имуществу для подключения клиентов и обслуживания оборудования. Такие риски большая компания (от 100 тыс. абонентов) выдерживает легко. У нее есть запас прочности. Мелкие этого сделать не могут, и они идут по пути слияния. Начинать развиваться им нужно было лет десять назад, сейчас уже поздно. Им либо продаваться, либо договариваться с местными властями, либо объединиться, что и произошло с Ассоциацией, куда вошли ИНСИС, «Конвекс», «Планета», «Эрланг». В результате объединения мы получили 38% рынка. Теперь наравне с «Ростелекомом» мы можем что-то диктовать. Мое мнение: перспектив у мелких компаний нет, хотя они нужны рынку, они собирают то, что крупным неинтересно», – выразил свое мнение Леонид Блинов.

За последние два-три года рынок связи значительно изменился. Набирает популярность мобильный Интернет: гаджетами пользуется едва ли не каждый россиянин. И он будет развиваться дальше – сейчас уже есть 4G, на Западе тестируется 5G. В «УралАОС» считают, что для операторов связи это не угроза – волоконно-оптический Интернет всегда будет качественнее, быстрее и дешевле.

 

«Мировая практика показывает, что для комфортного вебсерфинга, для просмотра роликов на Ютуб, для пользования скайпом достаточно LTE (4G). Поэтому часть пользователей уходит чисто в «мобилу», отказываясь от фиксированного домашнего Интернета. Здесь нужно учитывать и финансовые трудности, которые наблюдаются в стране: клиенты не хотят дважды платить за Интернет. Но развитие технологий не приводит к уменьшению количества фиксированных абонентов, просто к домашнему добавляется шустрый мобильный Интернет. Все, что касается скачивания файлов, просмотра «тяжелых» фильмов, сетевых игр, – это все остается на домашних компьютерах. Фиксированным операторам с точки зрения выживания ничто не угрожает», – подытожил Артем Черанев.

 

 

Поделиться:
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее
Спецпроект

Специальный проект "Групповой спутниковый канал для территориально-распределенной сети связи"

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку