Нас ждет гибридная облачность?

Александр Герасимов, независимый эксперт

 

Под гибридной моделью развертывания облачных вычислений (гибридной облачностью) обычно понимают такой подход к развертыванию виртуальной вычислительной инфраструктуры, когда задействуются как вычислительные ресурсы (виртуальные серверы) внешнего провайдера, так и собственные ресурсы компании – потребителя облачного сервиса.

Гибридная модель позволяет значительно повысить уровень утилизации вычислительных ресурсов, поскольку пики нагрузки на инфраструктуру можно отдавать в публичное облако, динамически балансируя нагрузку на гибридную систему (подробнее см.: Модели реализации IaaS различных типов облаков // Connect, № 7–8, 2015, стр. 74). Кроме того, использование гибридной модели обеспечивает соответствие требованиям российского законодательства, в частности № ФЗ-152 о персональных данных.

Такое понимание и использование гибридной модели, когда в дополнение или вместо масштабирования собственной ИТ-инфраструктуры выбирается вариант с подключением инфраструктурного облака внешнего провайдера, уже довольно популярны, в том числе и в России. По оценкам J’son&Partners Consulting, большинство крупных компаний, применяющих IaaS в России, используют именно гибридный вариант развертывания облака.

Очевидно, что сфера распространения такого понимания гибридной модели ограничена компаниями – потребителями облаков, у которых есть развитая ИТ-инфраструктура, а в России это в основном малочисленный крупный бизнес.

Тем не менее впервые сформулированное Национальным институтом стандартов и технологий США определение гибридной модели развертывания облаков на самом деле значительно шире. Там написано о том, что гибридной моделью развертывания облака является система, состоящая из двух и более независимых облаков, способная балансировать вычислительную нагрузку, но нет ни слова о том, что речь идет исключительно про облако провайдера и собственную виртуализованную инфраструктуру потребителя. На гибридную модель можно посмотреть и под другим, не вполне привычным углом зрения. Ведь гибридность – это не только когда в облако с единым управлением объединяются вычислительные ресурсы провайдера и потребителя, но и когда в такие пулы ресурсов объединяются ресурсы различных провайдеров. И вот эта разновидность гибрида, пока полностью отсутствующая в России, более перспективна, поскольку только такая модель «расшаривания» ресурсов между провайдерами позволяет в полной мере реализовать ключевую характеристику облака – мгновенную эластичность с предоставлением ресурсов по требованию. Такая разновидность гибридности допускает полное отсутствие у компании – потребителя облачного сервиса собственных серверов и систем хранения данных.

Но и это еще не все. Любой облачный сервис, не только инфраструктурный (виртуальный сервер), может быть представлен (описан) в виде виртуальной функции. Например, сервис облачной бухгалтерии. Такой облачный сервис может быть предоставлен сторонним по отношению к провайдеру IaaS провайдером. Такими же внешними сервисами (виртуализованными/программными функциями) могут быть сетевые сервисы, сервисы информационной безопасности и т. д. Все эти отдельные функции можно объединять в цепочки виртуальных сервисов, «играя» составом цепочек и настройками каждого из элементов и получая на выходе сложные кастомизированные облачные сервисы. Например, защищенный сервис облачной бухгалтерии с высоким уровнем его доступности (99,99%) и интеграцией с развернутыми в облаке IaaS собственными бизнес-приложениями заказчика. И эти цепочки – тоже гибридная модель, поскольку часть элементов сервисной цепочки (виртуальных функций) предоставляется партнерами провайдера.

 

Для создания сложных сервисных цепочек и управления ими разрабатываются специализированные платформы оркестрации и среды разработки продуктов, например ECOMP и ASDC.

Платформа ASDC (AT&T Service Design and Creation) содержит каталог основных ссылок, который описывает цифровые активы AT&T (продукты, сервисы, инфраструктуру) с точки зрения иерархической модели «предложение – продукт – услуга – ресурсы». На уровень автоматизации бизнес-процессов (BSS) передаются только модели предложения и продукта. Продукты создаются из элементарных услуг дизайнерами продуктов, а затем продуктовые менеджеры формируют продукты и предложения для продажи (процесс «упаковки»), задавая такие характеристики, как цены, скидки и условия продвижения/сбыта. Все взаимодействия во время создания продукта происходят только на уровнях предложения/продукта из каталога ASDC и не опускаются до уровней элементарных сервисов и физической инфраструктуры. Каждое предложение и продукт в модели имеют описание (профиль) с рецептом (моделью), содержащим необходимые для его выполнения процессы, политики и правила, одинаково понимаемые всеми компонентами BSS.

Появление таких платформ оркестрации, способных управлять как виртуализованными вычислительными и сетевыми функциями, так и прикладными сервисами внешних по отношению к провайдеру конечного сервиса поставщиков (правая нижняя часть на рис. 2), обеспечивает возможность использовать большое количество внешних сервисов-функций (сотен и тысяч) для создания тысяч кастомизированных сервисов и быстрого – дни и даже часы – вывода их на рынок и/или доработки под меняющиеся требования рынка.

Таким образом, сегодня мы можем рассматривать наличие трех вариантов реализации гибридности.

В первом случае это модель «провайдер IaaS + потребитель IaaS». Примеров такой гибридности на рынке множество. В частности, компания Oracle свои облачные решения в России продает именно по такой модели. Многие крупные потребители IaaS среди клиентов российских провайдеров тоже выбирают гибридную модель.

Во втором случае мы имеем дело с моделью «провайдер IaaS + провайдер IaaS». Если говорить о России, то здесь конкретных примеров такого варианта гибридности пока нет. Дело в том, что провайдеры в основном видят друг в друге конкурентов, однако, скорее всего, со временем это изменится. В мире балансировка (перераспределение пиков) нагрузки между облаками нескольких провайдеров − довольно распространенное явление, даже есть коммерческие сервисы для управления балансировкой нагрузки между различными облаками. В качестве примера можно привести Google Cloud Load Balancing (https://cloud.google.com/load-balancing/) – этот сервис применим как для балансировки нагрузки в первом варианте (облако клиента + облако провайдера), так и во втором (облака провайдеров).

Третий случай гибридности – модель «провайдер IaaS как часть более сложного облачного сервиса». Собственно говоря, платформа ASDC (AT&T Service Design and Creation), описанная выше, является ярким примером такого варианта применения гибридности облачных технологий.

Таким образом, гибридная модель – это новая парадигма создания добавленной стоимости в мире облачных сервисов. Именно в таком широком понимании ее следует рассматривать. И ответ на поставленный в названии статьи вопрос: несомненно, да.

Поделиться:
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее
Спецпроект

Специальный проект "Групповой спутниковый канал для территориально-распределенной сети связи"

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку