Регулирование использования спутниковых орбит и радиочастотного спектра

Виктор Стрелец, советник генерального директора ФГУП «МОРСВЯЗЬСПУТНИК, член Радиорегламентарного комитета МСЭ с 2011 по 2018 г., к. т. н

Регулированием использования спутниковых орбит и радиочастотного спектра занимается специализированное учреждение ООН – Международный союз электросвязи (МСЭ). Каждые три-четыре года государства – члены МСЭ собираются на всемирные конференции радиосвязи (ВКР) для обсуждения наиболее значимых вопросов, в том числе применения Регламента радиосвязи МСЭ – международного договора, регулирующего правила использования радиочастотного спектра и спутниковых орбит, и при необходимости – для внесения изменений в указанный документ.

Введение

За более чем 110-летнюю историю Регламент радиосвязи изменился с 32-страничной брошюры до 1000-страничного документа, разделенного на четыре тома.

В период между ВКР проблемные вопросы регулирования орбитально-частотного ресурса рассматривает Радиорегламентарный комитет МСЭ (РРК), который также следит за неукоснительным соблюдением положений Регламента радиосвязи как посредством национальных администраций связи государств-членов, так и Бюро радиосвязи МСЭ. На своих собраниях РРК утверждает Правила процедуры, которые разъясняют порядок применения положений Регламента радиосвязи и отражают практику деятельности Бюро радиосвязи по наиболее значимым вопросам. При этом РРК не вправе принимать решения, которые направлены на изменение, а тем более ослабление положений Регламента радиосвязи.

В настоящей статье рассмотрены некоторые вопросы международно-правового регулирования использования спутниковых орбит и радиочастотного спектра, а также тенденции регулирования, которые прослеживаются на основе обсуждения на собраниях Радиорегламентарного комитета отчетов директора Бюро радиосвязи и предложений администраций связи.

Некоторые из проанализированных вопросов будут рассмотрены на ВКР в 2019 г., а отдельные проблемы по-прежнему останутся предметом обсуждения РРК.

Порядок применения положений Регламента радиосвязи

Радиочастотный спектр и связанные с ним спутниковые орбиты ограничены естественными ресурсами космического пространства, спрос на которые со стороны различных служб радиосвязи постоянно растет. В связи с этим Устав МСЭ указывает на необходимость рационального, эффективного и экономного использования орбитально-частотного ресурса, а также обеспечения справедливого доступа к нему для всех стран.

Заинтересованные страны получают доступ к орбитально-частотному ресурсу в соответствии с положениями Регламента радиосвязи МСЭ после успешного выполнения всех предусмотренных процедур, начиная с заявления частотных присвоений и заканчивая их занесением в Международный справочный регистр частот (МСРЧ).

При этом важным этапом является международная частотная координация с затронутыми администрациями, направленная на обеспечение условий беспомеховой работы для всех пользователей радиочастотного спектра, когда радиоэлектронные средства не становятся источником вредных помех и сами не подвергаются вредным помехам со стороны других радиоэлектронных средств.

Частотное присвоение, занесенное в МСРЧ, получает право на международное признание. На практике это означает, что другие администрации должны учитывать такое частотное присвоение, чтобы избежать вредных помех. Однако это ни в коей мере не означает, что частотное присвоение и связанная с ним орбитальная позиция принадлежат заявителю – государству или частной компании. Частотное присвоение – это лишь разрешение на использование радиочастоты или радиочастотного канала, причем на определенных условиях и предоставленное на определенный срок.

Пункт 13.6 Регламента радиосвязи

Любой ограниченный ресурс имеет свойство быстро заканчиваться. Чрезмерное количество новых заявок на спутниковые сети, а также большое количество частотных присвоений спутниковым сетям, внесенных в МСРЧ, вызвали необходимость контроля над использованием частотно-орбитального ресурса.

В 2009 г. директор Бюро радиосвязи Валерий Викторович Тимофеев направил в администрации связи циркулярное письмо с просьбой исключить из справочного регистра спутниковые сети, которые заявлены, но не используются. Это и было началом «борьбы» Бюро радиосвязи (БР) с «бумажными» сетями.

Пункт 13.6 Регламента радиосвязи, который изменялся практически на каждой ВКР, стал основным инструментом такой борьбы. В настоящее время это положение выглядит следующим образом:

13.6 b) всякий раз, когда на основании имеющейся надежной информации становится известно, что зарегистрированное присвоение не было введено в действие или более не используется, или продолжает использоваться, но не в соответствии с необходимыми заявленными характеристиками, как это определено в Приложении 4, Бюро должно обратиться к заявляющей администрации и запросить разъяснение по поводу того, было ли присвоение введено в действие в соответствии с заявленными характеристиками или продолжает использоваться в соответствии с заявленными характеристиками. Такой запрос должен включать его обоснование. В случае ответа и при условии согласия заявляющей администрации Бюро должно либо аннулировать, либо соответствующим образом изменить, либо сохранить основные характеристики записи. Если заявляющая администрация не отвечает в течение трех месяцев, Бюро должно направить напоминание. В том случае, если заявляющая администрация не представит ответ в течение одного месяца с даты первого напоминания, Бюро должно направить второе напоминание. При отсутствии ответа от заявляющей администрации в течение одного месяца после второго напоминания действие Бюро по аннулированию записи должно быть подтверждено решением Комитета. В случае отсутствия ответа от заявляющей администрации или ее несогласия такая запись продолжает приниматься во внимание Бюро при рассмотрении заявок до принятия Комитетом решения об аннулировании или изменении записи. В случае ответа Бюро должно в течение трех месяцев с даты получения ответа от заявляющей администрации проинформировать эту администрацию о выводе, к которому оно пришло. Если Бюро не в состоянии выдержать трехмесячный предельный срок, указанный выше, то оно должно проинформировать об этом заявляющую администрацию, представив соответствующие обоснования. В случае возникновения разногласий между заявляющей администрацией и Бюро Комитет должен внимательно исследовать этот вопрос, принимая во внимание представленные администрациями через Бюро дополнительные вспомогательные материалы, с соблюдением предельных сроков, установленных Комитетом. Применение этого положения не должно препятствовать применению других положений Регламента радиосвязи (ВКР-15).

В отличии от других положений Регламента радиосвязи этот пункт представляет собой серьезную опасность для администраций (операторов спутниковой связи), так как содержит конкретный механизм по исключению из МСРЧ частотных присвоений спутниковым сетям.

Еще пять лет назад у специалистов была уверенность, что если администрация связи на запрос БР ответит о том, что частотные присвоения ее спутниковой сети используются в соответствии с заявленными характеристиками, то Бюро прекратит направлять другие запросы. В настоящее время бесполезно спрашивать у Бюро, на основании какой информации был сделан запрос в администрацию по п. 13.6 РР. Бюро не будет обращать внимания на подобные вопросы, а продолжит вежливо запрашивать информацию о реальном использовании частотных присвоений в рассматриваемой орбитальной позиции, а когда на запросы БР не будет дано конкретного ответа или администрация будет молчать, Бюро передаст вопрос об исключении частотных присвоений спутниковой сети из МСРЧ на рассмотрение в РРК.

А дальше начинается самое интересное. В случае если нет подтверждения реального использования частотных присвоений, большинство администраций соглашаются с исключением частотных присвоений своей сети из МСРЧ и просят директора Бюро радиосвязи отозвать документ с рассмотрения РРК, дабы избежать, как говорится, публичной порки. Директор БР Франсуа Ранси (с 2011 по 2018 г.) рассматривал п. 13.6РР как своеобразную игру нервов между БР и администрациями. В настоящее время Бюро радиосвязи (и в целом все администрации) побеждают в этой «игре», но в каждом «сете» отдельная администрация проигрывает.

На рисунке приведена динамика исключения из МСРЧ частотных присвоений по п. 13.6 РР в период 2012–2017 гг. Следует отметить еще одну важную тенденцию применения п.13.6 РР, на которую стоит обратить внимание операторам спутниковых сетей. Если в 2012 г. из 53 удаленных спутниковых сетей 45 были удалены полностью и только для восьми удалены отдельные частотные присвоения, то в 2017 г. лишь 11 сетей были удалены полностью, а в 61 сети – частично частотные присвоения. За девять месяцев 2018 г. эта тенденция сохранилась: из 30 удаленных сетей девять удалены полностью, 24 – частично. Это характеризует более детальный анализ БР рассматриваемых случаев и подчеркивает необходимость заявления и использования только тех частотных присвоений, которые планируются к реальному использованию.

В настоящее время Бюро использует механизм п. 13.6 не в полную силу, т. е. тотальная проверка всех заявленных спутниковых сетей в МСРЧ пока не проводится. Бюро прибегает к этой процедуре в случае ввода (повторного ввода) в действие частотных присвоений, приостановки использования частотных присвоений, форс-мажора и т. д.

Пункт 13.6 РР четко определяет, что необходимо проводить процедуру, когда: «…становится известно, что зарегистрированное присвоение не было введено в действие или более не используется, или продолжает использоваться, но не в соответствии с необходимыми заявленными характеристиками…». В ряде случаев Бюро прибегает к ретроактивности, что вызывает недоумение и раздражение у администраций (операторов). С учетом весьма деликатного по содержанию и болезненного по результату рассматриваемого положения РР новому (обновленному более чем на 80%) составу РРК необходимо более четко проинструктировать Бюро в отношении его применения.

Применение статьи 48 Устава МСЭ

Здесь у читателя может возникнуть вполне резонный вопрос по применению п. 13.6 РР в отношении спутниковых сетей для специальных целей. Следует отметить, что Регламент радиосвязи охватывает не все типы спутников. Статья 48 Устава МСЭ гласит, что «государства-члены сохраняют за собой полную свободу в отношении военного радиооборудования». Данное положение позволяет им использовать военное радиооборудование для целей национальной обороны, не раскрывая при этом секретной информации, которая требуется для сохранения частотных присвоений коммерческим спутникам.

Вместе с тем ст. 48 не освобождает администрацию от регуляторных обязательств в отношении других администраций: «…при использовании этого [военного радио-] оборудования должны по мере возможности соблюдаться установленные положения относительно оказания помощи в случае бедствия и принятия мер для предотвращения вредных помех, а также положения административных регламентов, касающиеся типов излучения и применения частот, которые следует использовать в соответствии с характером службы, которую они обеспечивают». По формальным признакам ст. 48 применяется только к военному радиооборудованию: «…если это оборудование используется в службе общественной корреспонденции или в других службах, предусмотренных в административных регламентах, оно должно, как правило, соответствовать положениям, регламентирующим такого рода службы».

Разумеется, важно обеспечить защиту военного радиооборудования, размещенного на орбите в соответствии со ст. 48, однако РРК следует помнить о том, что этой статьей Устава можно легко злоупотребить. Наверное, главной проблемой при этом является то, что к ст. 48 администрации (операторы) прибегают лишь тогда, когда Бюро делает запрос в отношении применения п. 13.6 РР.

В последнее время ряд европейских администраций (Франции, Люксембурга, Норвегии, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии) представили в РРК доклады, в которых просят Комитет исключить возможность делать ложные заявления об использовании или существовании спутника, полагаясь на ст. 48 Устава МСЭ. При этом администрации, которые желают сослаться на ст. 48, должны доказать Бюро радиосвязи (РРК), что: а) спутник действительно находится в орбитальной позиции и б) такой спутник не предоставляет и не будет предоставлять коммерческих услуг.

Применение ст. 48 Устава МСЭ является очень деликатным и щекотливым вопросом, однако следует учитывать тенденцию европейских стран очередной раз поднять этот вопрос на ВКР и наделить Радиорегламентарный комитет широкими полномочиями в отношении исследования злоупотребления администрациями положениями ст. 48 Устава МСЭ и принятия Комитетом соответствующих решений. Это в целом может поменять концепцию использования названной статьи, что может вызвать ряд трудностей у специальных пользователей ресурса «орбита/спектр».

Одним из путей снятия напряженности могло бы стать введение положения о своевременном заявлении администрацией о применении ст. 48 Устава МСЭ в момент подачи заявки на регистрацию частотных присвоений спутниковой сети в МСРЧ. Но если в процессе эксплуатации спутниковой сети, заявленной в соответствии со ст. 48 Устава МСЭ, выяснится, что часть заявленных частотных присвоений или вся спутниковая сеть используется для коммерческих целей, то защитный иммунитет в отношении применения п. 13.6 РР должен быть снят.

Расширенное толкование пункта 4.4

Бюро радиосвязи в своем отчете РРК отметило, что начиная с 2014 г. получает все большее количество материалов по негеостационарным спутниковым сетям на предварительную публикацию (API) в полосах частот, которые не распределены в ст. 5 Регламента радиосвязи для типа предполагаемой службы. В силу того, что Бюро радиосвязи не оценивает приемлемость заявок API с технической и регламентарной точек зрения, Бюро не может не опубликовать такие API, которые содержат частотные присвоения, не соответствующие ст. 5 Регламента радиосвязи. Ввиду обострения описанной ситуации, которое может затронуть жизнеспособность всей экосистемы радиосвязи, Бюро стало обращаться к соответствующим администрациям, объясняя свои опасения и предлагая принять меры в отношении заявления и координации соответствующих спутниковых сетей.

Просьба Бюро к Комитету пересмотреть существующие Правила процедур в отношении особенности п. 4.4 РР вызвала большие дискуссии. С одной стороны, отмечалось, что обременительность и сложность процедуры уведомления в соответствии с п. 4.4 РР будут способствовать тому, что администрации не станут заявлять в Бюро радиосвязи некоторые частотные присвоения в соответствии с п. 4.4 РР, например в случаях краткосрочных полетов или студенческих проектов по запуску малых спутников. С другой стороны, детальное регулирование Правилами процедур использования полос частот в нарушение Таблицы распределения частот может «узаконить» использование п. 4.4 Регламента радиосвязи для достижения международного признания в отношении частотных присвоений, не соответствующих Таблице распределения частот.

Были предложены два диаметрально противоположных подхода в отношении толкования п. 4.4 РР. Одно мнение сводилось к тому, что использование полос частот в нарушение Таблицы распределения полос частот (ст. 5) РР должно быть исключением и прибегать к этому можно лишь в крайнем случае. Другое мнение базировалось на том, что применение п. 4.4 РР является законным правом администрации, и она имеет возможность его применять при необходимости. Несмотря на различия в толковании, Радиорегламентарным комитетом было подтверждены следующие принципы, которые должны использоваться при применении п. 4.4 Регламента радиосвязи:

  • администрации обязаны заявлять частотные присвоения при применении п. 4.4 Регламента радиосвязи;
  • администрации обязаны незамедлительно устранить вредные помехи в случае их возникновения.

Комитет принял изменение к Правилам процедур (ПрП) по п. 4.4 РР. Основным нововведением стало требование к администрации до заявления частотных присвоений в соответствии с п. 4.4 РР проводить изучение совместимости и определять порядок устранения потенциальных помех в случае их выявления. Администрация при заявлении таких частотных присвоений «уведомляет» Бюро о том, что такие изучения совместимости проведены и меры по исключению помех разработаны.

В новых ПрП также признается, что «определение того, способно ли то или иное частотное присвоение передающей станции создавать вредные помехи станциям другой администрации, работающим в соответствии с Регламентом радиосвязи, не является задачей только администрации, эксплуатирующей передающую станцию, которая может создавать помехи, и другие администрации должны иметь информацию об использовании в соответствии с п. 4.4 для оценки потенциала помех или определения источника помех». Вместе с тем, признавая необходимость того, чтобы потенциально затронутые администрации определяли возможный источник вредных помех, Комитет не обязал администрации предоставлять результаты своих исследований совместимости и меры, которые он определил для немедленной ликвидации вредных помех в случае их наличия, и не рекомендовал администрациям их предоставлять. Однако было признано полезным, чтобы администрации в определенных случаях предоставляли Бюро радиосвязи результаты исследований совместимости, чтобы Бюро публиковало эту информацию для сведения потенциально затронутых администраций. Существует опасение, что такое предложение создаст требования, превышающие требования, содержащиеся в п. 4.4 РР, кроме того, оно может ошибочно истолковываться: во-первых, будто администрациям настоятельно рекомендуют координировать свои присвоения в соответствии с п. 4.4 РР, во-вторых, будто потенциально затрагиваемые администрации могут возражать против применения другой администрацией п. 4.4 РР.

Следует отметить, что это использование полос частот спутниковыми сетями в соответствии п. 4.4 РР является крайне опасной тенденцией, и тому подтверждение – опыт безуспешной борьбы радиоастрономов всего мира с помехами их станциям со стороны спутников Iridium.

В течение многих лет радиоастрономы жалуются на то, что спутники Iridium, которые используют полосу частот на линии вниз (космос-Земля) на вторичной основе, создают неприемлемые помехи радиоастрономическим станциям, которые работают на первичной основе в соответствии с РР. Несмотря на то что законность требований радиоастрономов очевидна, оператор Iridium увязывает «снижение уровня помех» с развертыванием новой группировки спутников Iridium NEXT.

Приведенный пример решения проблемы помех от НГСО спутников иллюстрирует, что после вывода и развертывания группировки негеостационарных спутников, планирующих использовать полосы частот в соответствии с п. 4.4. РР, исключение помех со стороны спутников является трудноразрешимой задачей.

Проблема использования полос частот спутниковыми сетями в соответствии п. 4.4 РР и обеспокоенность возможными помехами радиолслужбам, которым распределены эти полосы частот в соответствии со ст. 5 РР, должны стать предметом обсуждения на предстоящей Всемирной конференции радиосвязи.

Форс-мажорные обстоятельства

В последние годы Радиорегламентарный комитет регулярно рассматривает просьбы администраций о продлении регламентарного предельного срока ввода в действие частотных присвоений спутниковым сетям по причине форс-мажорных обстоятельств. Такие обращения в Комитет стали обычной практикой, и многие сомнения и подводные камни, которые рассматривались членами РРК на начальных этапах применения этой процедуры, оказались, к сожалению, забытыми.

Впервые вопрос рассмотрения форс-мажора возник на ВКР-12, когда обсуждалась ситуация с задержкой запуска, вызванной неготовностью одного из спутников, которые размещаются на той же ракете-носителе. ВКР предложила переложить решение проблемы на «12 мудрецов» – членов РРК, поручив Комитету рассматривать просьбы о продлении предельного срока либо в случае проблемы, вызванной неготовностью одного из спутников, размещаемых на той же ракете-носителе, либо при форс-мажорных обстоятельствах при условии, что любое продление является «ограниченным и обоснованным».

Автору этой статьи выпала честь возглавить Радиорегламентарный комитет в 2012 г., когда на рассмотрение Комитета поступило первое обращение, связанное с наличием форс-мажорных обстоятельств. Тогда состоялись детальные обсуждения новых подходов к рассмотрению вопросов продления регламентных сроков ввода в действие частотных присвоений. Некоторые члены Комитета резонно заявили, что администрациям уже даны права на учет всех форс-мажорных обстоятельств при увеличении регламентного срока ввода в действие частотных присвоений спутниковой сети с пяти до семи лет, применения п. 11.49 РР (приостановка на срок до трех лет использования частотных присвоений) и четкого описания в Приложениях 30, 30А и 30В случаев форс-мажора, связанных с аварией при запуске спутника на орбиту.

Председатель Комитета в сложившейся ситуации запросил мнение Советника МСЭ по правовым вопросам относительно того, уполномочен ли РРК рассматривать просьбы администраций, которые стремятся продлить регламентный предельный срок ввода в действие частотных присвоений по причине форс-мажорных обстоятельств, и определять условия, охватываемые понятием «форс-мажорные обстоятельства». Советник МСЭ по правовым вопросам подтвердил, что ВКР-12 наделила полномочиями РРК рассматривать просьбы о продлении предельного срока либо в случае проблемы, вызванной неготовностью одного из спутников, размещаемых на той же ракете-носителе, либо при форс-мажорных обстоятельствах, и указал на четыре основных условия, которые позволяют определить, следует ли считать ту или иную ситуацию форс-мажорными обстоятельствами. Конечно, необходимо тщательно рассматривать каждую подобную просьбу на основании представленной конкретной информации и выносить решение по каждому случаю в отдельности.

Однако Комитет в некоторых случаях стал рассматривать запросы администраций о продлении периода ввода в действие на срок более трех лет при форс-мажорных обстоятельствах. Иногда в спутниковой сети заявлены частотные присвоения как в плановых, так и в координируемых полосах частот. Для плановых полос частот регламентный предельный срок ввода в действие присвоения космической станции спутниковой сети может быть однажды продлен, но не более чем на три года, из-за неудачи с запуском в следующих случаях:

  • разрушение спутника, предназначенного для ввода в действие этого присвоения;
  • разрушение спутника, запущенного для замены уже действующего спутника, который намереваются передислоцировать для ввода в действие другого присвоения;
  • спутник запущен, но не достиг назначенного для него положения на орбите.

В ряде случаев в запросах администраций указывается, что предельный регламентарный срок три года является недостаточным для разработки и запуска нового спутника на орбиту, однако ограничения, установленные для плановых полос частот, не позволяют Комитету удовлетворять обоснованные просьбы администраций.

К сожалению, Комитет при принятии своих решений в случае форс-мажорных обстоятельств в последнее время руководствуется чаще эмоциями, а не ограничениями, установленными РР, в желании удовлетворить просьбы отдельных администраций, столкнувшихся с трудностями при реализации своих спутниковых проектов. Например, случай, когда у оператора возникли проблемы с получением кредитов, в том числе при изменении национальных требований другой страны при их выдаче, Комитет рассмотрел как форс-мажорное обстоятельство, а ситуация с введением санкций, которые не позволили другому оператору реализовать в регламентный срок спутниковый проект, не была идентифицирована как форс-мажор. Имел место и такой эпизод, когда Комитет удовлетворил просьбу администрации о продлении предельного регламентного срока ввода в действие частотных присвоений спутниковым сетям в двух орбитальных позициях при аварии одного спутника во время запуска.

С учетом сложности рассмотрения случаев форс-мажора и того факта, что отдельные запросы от администраций выходят за рамки регламентных ограничений, предстоящая ВКР может установить предел продолжительности времени, на которое Комитет может разрешить продление периода ввода в действие или повторного ввода в действие частотного присвоения при форс-мажорных обстоятельствах.

На рассмотрении Комитета находится большой круг вопросов, касающихся и обращений администраций, и совершенствования Правил процедур использования радиочастотного ресурса и спутниковых орбит. Наиболее важные и интересные проблемы, требующие внимания всех администраций, включаются в Отчет Комитета по Резолюции 80 на всемирные конференции радиосвязи.

Всемирная конференция радиосвязи 2019 г. (ВКР-19)

Разработка предложений, направленных на совершенствование международно-правового режима использования спутниковых орбит и радиочастотного спектра, осуществляется в рамках подготовки к ВКР на разных уровнях рабочими группами Сектора радиосвязи МСЭ, национальными администрациями и региональными организациями, а также Радиорегламентарным комитетом в рамках проводимых несколько раз в год собраний, по результатам которых наиболее сложные вопросы включаются в Отчет по Резолюции 80 с предложениями по вариантам их решения.

Для рассмотрения ВКР-19 в рамках Отчета по Резолюции 80 выделены следующие вопросы:

  • статус решений ВКР, занесенных в протокол ВКР;
  • форс-мажорные обстоятельства, возникающие при запуске и эксплуатации спутниковых систем;
  • ограничение продолжительности продления срока ввода в действие вследствие форс-мажорных обстоятельств или задержки в связи с неготовностью спутника, размещаемого на той же ракете-носителе;
  • несоответствия между продолжительностью и условиями предоставления продления предельного регламентарного срока ввода в действие частот в плановых и неплановых полосах, особенно если участвует один и тот же спутник;
  • продление предельных регламентарных сроков в целях учета времени, требуемого для вывода на орбиту космических станций с электроприводом;
  • достаточность трехлетнего периода для замены спутника в случае его выхода из строя;
  • статус присвоений, заявленных в Бюро радиосвязи до вступления в силу решения ВКР о соответствующем распределении частот;
  • просьбы администраций о передаче прав и обязанностей заявляющей администрации от одной администрации другой администрации;
  • толкование определения «спутниковая сеть» в п. 1.112 Регламента радиосвязи и Правило процедуры по п. 1.112;
  • применение п. 4.4 Регламента радиосвязи (предоставление администрацией доказательства того, что не будут создаваться вредные помехи).

Проект Отчета по Резолюции 80 опубликован на сайте МСЭ в разделе «Документы собрания». Администрации связи могут высказать свои предложения и замечания по перечисленным выше вопросам.

Заключение

Ключевую роль в актуализации регулятивной базы МСЭ играют всемирные конференции радиосвязи, которые собираются раз в три-четыре года – главным образом для пересмотра положений Регламента радиосвязи. В период между ВКР большое значение имеет деятельность Радиорегламентарного комитета, который утверждает обязательные для использования администрациями и Бюро радиосвязи Правил процедур, рассматривает обращения администраций, в том числе в случае их несогласия с заключениями Бюро радиосвязи, кроме того, исследуются вопросы, не нашедшие ответа путем применения Регламента радиосвязи и Правил процедуры.

Справедливый доступ к орбитально-частотному ресурсу разным странам и группам стран может быть обеспечен при условии соблюдения основополагающих документов МСЭ всеми государствами-членами, действующими исходя из принципов добросовестности, сотрудничества и взаимного уважения. При соблюдении этих принципов всеми странами каждая имеет возможность в полной мере реализовать свои права.

Вместе с тем, в случае отхода какого-либо государства от этих принципов другие должны иметь право на эффективную защиту своих интересов, в том числе путем обращения в Радиорегламентарный комитет и принятия комитетом соответствующего решения.

Леша, этот кусок как-то выделить или курсивом дать

Завершая свою статью, автор, по сути, подвел некоторый итог своей восьмилетней деятельности в составе Радиорегламентарного комитета МСЭ. Для меня было большой честью быть выдвинутым Администрацией связи России на этот пост и избранным в состав Комитета на полномочных конференциях (2011 и 2014 гг.).

Хотелось бы особенно поблагодарить В.В. Тимофеева, А.Б. Налбандяна, И.С. Поволоцкого, Т.Д. Кадырова и Н.Н. Васильева, которые оказали неоценимую помощь в моей работе в РРК. Большую поддержку также оказали генеральный директор ФГУП «Морсвязьспутник» А.Д. Куропятников, генеральный директор ФГУП НИИР В.В. Бутенко, генеральный директор ФГУП «Космическая связь» Ю.В. Прохоров и генеральный директор МОКС «Интерспутник» В.Е. Белов.

Низкий поклон этим уважаемым людям и большое спасибо специалистам, которые помогали мне в этой интересной и сложной работе.

 

Поделиться:
Спецпроект

Компания iFellow объявила о переходе на российскую платформу CommuniGate Pro

Подробнее
Спецпроект

У общественного транспорта Ярославской области появилось мобильное приложение

Подробнее


Подпишитесь
на нашу рассылку