Эссе об «электронной копейке»

Недавно был на праздновании 25-летия компании «Элвис-Плюс», которая является одним из интеграторов безопасности «Центробанка». На мой вопрос к руководству «Элвис-Плюс» о перспективных разработках ответ был следующий: «Мы собираемся разрабатывать продукты на основе технологии блокчейн». Я спросил у основателя и президента компании Александра Галицкого: «Что планируете делать с блокчейн?» – «Как минимум хеш-функция должна быть наша!». – «Значит, будете электронный рубль делать?». – «Я этого не говорил».

Конечно, блокчейн тесно связан с электронной валютой биткоин и построен на хеш-функции SHA-256. Но простой заменой хеш-функции «электронный рубль» не сделаешь. Причин несколько. Технология биткоин специально разрабатывалась для того, чтобы ее никто не мог контролировать, т. е. биткоин эмитируется автоматически постоянно и предсказуемо, хотя его количество всегда будет ограничено. Эмитируется он тому, кто, собственно, сгенерировал корректный блок из цепочки – своеобразная плата за проделанную работу.

Кроме того, предполагается, что биткоин будет использоваться участниками, которые друг другу не доверяют. Только в этом случае каждый будет хранить у себя копии всех транзакций и наращивать вычислительные мощности, чтобы обеспечить паритет. Для технологии блокчейн принципиально, чтобы никто из участников не мог монополизировать более половины одного узла сети, поскольку при превышении этого порога монополист может подделывать транзакции и навязывать собственные блоки.

Именно эти два свойства и не позволяют реализовать по технологии биткоина национальную валюту, которая должна контролироваться «Центробанком» (иначе какая же она национальная?) и эмиссию которой должен выполнять также он. Причем в США реализовать электронный доллар можно, поскольку там эмиссию выполняют несколько банков, входящих в ФРС. Они не допустят, чтобы кто-то из участников монопольно захватил контроль над системой. Но в России реализовать аналог ФРС и «электронный рубль» на основе блокчейна вряд ли получится.

Однако это не значит, что «Центробанк» не может использовать технологию блокчейн для решения финансовых задач. Дело в том, что сейчас возникла потребность в международном обмене финансовыми транзакциями. Это обусловлено в основном  проблемами с популярной международной системой SWIFT. С одной стороны, Россию грозятся от нее отключить, с другой – у самой SWIFT возникли сложности с безопасностью, что, в частности, позволило хакерам ограбить центральный банк Бангладеш. И вот такая система для международного финансового обмена вполне может быть построена на технологии блокчейн. Не буду называть ее «электронным рублем», чтобы не возникло путаницы с реальной национальной валютой, а назову «электронной копейкой» – такой реальной валюты уже практически нет.

Так вот, если говорить об «электронной копейке», то принципы реализации такой международной системы кроме переноса на российские хеш-функции могут быть следующими:

  • конкуренция банков-участников. Количество «электронных копеек» должно строго фиксироваться и контролироваться банками-участниками. Это означает, что за генерацию каждого отдельного блока платить не нужно, а конкуренция за генерацию блока будет происходить между ЦОД центробанков стран-участниц. То есть перебор «соли», которая используется для усложнения задачи в биткоин, здесь необходим для обеспечения конкуренции ЦОД. При этом количество «копеек» будет постоянным – нет потребности первой транзакции, эмитирующей дополнительную наличность, но если кто-то из участников перестает генерировать свои блоки и тратить на это свои ресурсы, то он может быть административно исключен из системы;
  • иерархическая адресация. Для биткоина важным свойством является псевдонимность системы. Каждый участник может генерировать любое количество адресов-псевдонимов, что и обеспечивает определенную анонимность транзакции. Правда, по транзакции имена пользователей узнать нельзя, но по именам вполне можно  обнаружить все транзакции. Тем не менее, в международной легальной системе «электронной копейки» такая анонимность вредна. Нужно хотя бы определять юрисдикцию участников. Поэтому адресация должна быть иерархической, она допускает выпуск некоторого количества псевдонимов на низком уровне иерархии. В качестве примера может подойти достаточно старый формат адресации X.400;
  • разделяемые секреты. Следует отметить, что в «электронной копейке» необходимо предусмотреть возможность совместных действий центробанков. Это требуется как минимум для согласованной первичной и последующих дополнительных эмиссий валюты, а также для принятия новых участников и для исключения проштрафившихся – система все-таки должна быть открытой и динамичной. Понятно, что допускать одностороннюю эмиссию отдельными участниками нельзя – она должна быть скоординирована и подтверждена всеми корневыми участниками, т. е. центробанками разных стран. Для этого логично использовать алгоритмы разделяемых секретов, которые были разработаны криптографами.

Конечно, это «черновой дизайн», который нужно дорабатывать, но создание подобной системы вполне возможно. Юридически компания, которая будет эксплуатировать «электронную копейку», должна быть похожа на SWIFT, т. е. быть международной, контролируемой центробанками разных стран. Впрочем, применение такой системы есть и на более низком, национальном уровне – для взаимодействия банков внутри отдельной страны и обмена между ними финансовой информацией с возможностью взаимной проверки. Такая система может быть построена в соответствии с российским законодательством о платежных системах, ее можно легализовать и использовать.








 

ИД «Connect» © 2015-2018

Использование и копирование информации сайта www.connect-wit.ru возможно только с письменного разрешения редакции.

Техподдержка и обслуживание Роман Заргаров


Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика