«Тренд мобильности будет и дальше править электронным бизнесом»

Банковский бизнес, как и многие другие виды бизнеса, медленно и верно мигрирует в Интернет по целому ряду направлений. О том, каковы векторы развития электронного бизнеса российских банков, какие инновационные продукты на базе современных ИТ банки выпускают на рынок, какие технологии могут в ближайшем будущем существенно изменить банковское дело и жизнь общества в целом, главному редактору Connect Алексею Воронину рассказал Максим Патрин, вице-президент Банка Москвы.

Максим, я предлагаю начать нашу беседу с определения ключевых понятий. Что подразумевается сегодня под электронным бизнесом банков? Какие ключевые направления можно выделить в нем?

– Единое, универсальное, исчерпывающее для всех банков определение электронного бизнеса дать сложно, поскольку у всех банков есть своя специфика в этом плане. Общепринятыми, можно сказать стандартными, направлениями электронного бизнеса считаются удаленное обслуживание клиентов, мобильный банкинг, интернет-эквайринг, электронные платежи.

Какие из этих направлений присутствуют в электронном бизнесе Банка Москвы? Какова их специфика?

– Банк Москвы развивает свой электронный бизнес по всем перечисленным направлениям, в том числе мобильный банкинг не только для розничных, но и для корпоративных клиентов. Кроме того, в блок электронного бизнеса входит процессинговое обслуживание 45 российских банков по операциям с картами международных платежных систем Visa, MasterCard, а также банков, работающих в российской системе «Универсальная электронная карта». Специальное направление инновационных электронных продуктов банка ориентировано на государственные структуры, правительство. Это, во-первых, всем известная Социальная карта москвича – в Москве сейчас более 5 млн действующих карт, а всего было выпущено более 12 млн. Во-вторых успешно себя зарекомендовавшая система распределения жилищно-коммунальных услуг. Кроме того, мы совместно с Правительством Москвы запускаем целый набор социальных продуктов. Также в сферу ответственности электронного бизнеса входит развитие продуктов Cash Managment  – линейка продуктов по управлению ликвидностью холдинговых структур.

Говорить о полном перетекании разнообразных банковских услуг в виртуальную сферу в ближайшей перспективе рано – это понятно, сегодня банки соблюдают баланс между традиционными видами бизнеса и электронными. Как определить, какая услуга может вскоре из традиционной банковской услуги превратиться в электронную, а какие услуги еще долго будут предоставляться в офисе?

– Классический современный банковский подход гласит следующее: все, что касается операционного обслуживания клиентов, выводится в онлайн, а что касается продаж клиентам банковских услуг и продуктов, желательно, чтобы при этом присутствовал человек. Просто потому, что человек продает лучше, чем машина, – во всяком случае, пока это так, а дальше посмотрим.

Почему онлайновая модель банковского бизнеса, уже неплохо проявившая себя в отдельных случаях, не становится пока массовой?

– Потому что клиентский сегмент, на который ориентировано только онлайновое обслуживание, и сам продуктовый набор очень сильно ограничены. Универсальный банк работает с большим количеством сегментов, причем как на корпоративном, так и на розничном рынках. Аналогичную универсальную модель банкинга в онлайне построить тяжело, по крайней мере, сегодня.

ИТ-инфраструктура, поддерживающая электронное направление бизнеса Банка Москвы, – что она собой представляет?

– Если коротко, то это две большие системы: автоматизированная банковская система «М-Банк» – это уникальная для российского банковского рынка собственная разработка банка и мощная процессинговая система стороннего разработчика, на которой помимо Банка Москвы обслуживаются еще 45 наших Банков Агентов.

Поговорим о нарастающей мобильности клиентов. Насколько широко распространены на банковском рынке мобильные приложения для дистанционного обслуживания?

– Сегодня мобильный банк уже не является редкостью – все российские банки, входящие в Топ-50, имеют соответствующее мобильное решение для клиентов – физических лиц, а в скором времени, полагаю, года через два-три, то же самое будет и на рынке корпоративных клиентов. В продуктовом портфеле Банка Москвы имеется мобильный банк для физических лиц, соответствующее решение для корпоративных клиентов сейчас проходит опытно-промышленную эксплуатацию.

Разработка мобильных приложений концептуально отличается от разработки софта?

– При проектировании нашей мобильной платформы мы закладывали несколько принципиально новых бизнес-идей для российского рынка: во-первых, мы рассчитывали, что пользователями наших приложений смогут стать не только клиенты нашего банка, но и все держатели банковских карт, во-вторых, мы исходили из концепции не одного монолитного мобильного приложения, а из магазина приложений, объединенных общими правилами регистрации, привязки карт, хранения шаблонов платежей и т. п., в-третьих, мы планировали предлагать банковские мобильные сервисы (работа с картами, оплата платежей, проведение переводов) для использования их в приложениях наших партнеров и независимых групп разработчиков. Мы успешно реализовали наши первые две идеи, выпустив на рынок приложения «Кошелек» – оплата услуг более чем 300 поставщиков платежей картами любого банка, «Квартплата» – удобный сервис по оплате коммунальных услуг в Москве  и «Переводы» – быстрый перевод денег друзьям и знакомым. Третью идею мы успешно апробировали совместно с Департаментом информационных технологий Москвы, обеспечив возможность «привязать» карту в популярном приложении «Парковки Москвы». Теперь при пополнении парковочного счета пользователям не надо каждый раз вводить реквизиты карты. Сейчас мы полностью готовы предоставлять финансовые мобильные сервисы нашим партнерам и с некоторыми из них уже начали совместные проекты.

Мобильные приложения банка – собственная разработка банка, как и АБС?

– Нет. В данном случае мы посчитали, что на рынке достаточное количество профессиональных компаний, занимающихся разработкой мобильных приложений, и выстраивать специализированное подразделение по разработке и поддержке таких решений у себя с нуля – довольно долго и дорого. Тем более что реализованная банком концепция мобильной платформы подразумевала возможность параллельной работы различных разработчиков. Сегодня у нас около десяти компаний-партнеров делают различные мобильные приложения.

Классический случай ИТ-аутсорсинга…

– Да, безусловно.

Где размещаются мобильные приложения – в специализированном магазине приложений?

– Пока как такового специального магазина по типу AppStore нет, но в планах у нас есть создание полноценного магазина приложений.

По рынку интернет-эквайринга. Насколько велика доля Банка Москвы на этом рынке? Какова динамика развития бизнеса?

– Два года назад у банка было 3% на этом рынке, в прошлом году – 5%, в текущем году рассчитываем, что этот показатель достигнет 7%. Таким образом, мы отыгрываем у других игроков примерно 2% в год, при этом обороты по интернет-эквайрингу у нас ежегодно растут более чем в два раза. Мы не снимаем с себя ранее принятых амбициозных планов к 2016 г.  достичь 10% доли рынка интернет-эквайринга.

При любых расчетах в Интернете неизбежен вопрос о безопасности. Как обеспечивается информационная безопасность расчетов при помощи банковских карт в интернет-магазине?

– Используемая сейчас технология 3D Secure – отправка держателю карты одноразового пароля посредством SMS, которым необходимо подтвердить покупку в Интернете, предложенная международными платежными системами, в целом обеспечивает защиту банка-эквайера от несанкционированных действий со стороны мошенников, заполучивших карточные данные держателя карты. Этим меры безопасности не ограничиваются. Предусмотрена и возможность проведения платежей без получения и ввода одноразового пароля. Если пользователь уже один раз заплатил с использованием 3D Security, то для удобства расчетов следующие транзакции он может делать без ввода одноразового пароля (так называемые рекуррентные платежи). Кроме того, поддерживаются «белые» и «черные» списки, действуют системы антифрода, мониторинга транзакций.

В контексте безопасности использования любой технологии зачастую самое слабое звено – человек, клиент. Что можно сказать о пользователях мобильных приложений? Стали ли люди более ответственно относиться к персональной информации, от которой зависит их финансовое благополучие?

– С одной стороны, пользователи мобильных приложений, держатели банковских карт становятся все более образованным в плане безопасности. Наверное, некоторому улучшению ситуации способствовала и определенная социальная функция, которую несут банки, – повышения финансовой грамотности населения, в том числе путем разъяснения, что безопасно, что небезопасно, как свои финансы защищать, какие случаи мошенничества встречаются, как работают мошенники. С другой стороны, мошенники становятся все более изощренными. В своей «работе» они используют не только технологические новинки, но и методы «социальной инженерии», основанной на психологии.

Системы электронных денег – вроде бы прямые конкуренты банков в контексте электронных платежей, тем не менее банки и системы электронных денег выпускают совместные продукты. Как вы могли бы охарактеризовать это явление? Банки и системы электронных денег – конкуренты или партнеры?

– Если посмотреть на историю вопроса, то электронные деньги очень успешно развились на рынке онлайн-платежей и переводов, который банки на раннем этапе его становления и развития просто упустили. В чем было преимущество появившихся систем электронных денег перед банками вначале? Они предложили пользователям Интернета быстрые, удобные платежи, переводы с минимальной авторизацией и хорошими проверками на безопасность (система антифродов у систем электронных денег, как правило, очень качественная). Простая идентификация пользователей и даже возможность проводить крупные суммы без всякой идентификации – это тоже было большим преимуществом на начальном этапе. Сейчас оно утеряно – российское законодательство с той поры серьезно ужесточилось. И в целом ситуация сильно изменилась. Банки осознали необходимость рынка онлайн-платежей, поэтому в настоящий момент большой конкуренции со стороны систем электронных денег, на мой взгляд, банки не испытывают. Наоборот, замечательно научились с ними взаимодействовать, и есть примеры совместных продуктов. Так, Банк Москвы успешно сотрудничает сразу с несколькими компаниями, работающими на рынке электронных денег.

Облачные технологии – еще одна тема, которая уже давно перестала быть просто маркетинговым ходом и стала реальностью для бизнеса. Задействованы ли облачные технологии Банком Москвы?

– Да, конечно. Например, мобильная платформа, о которой мы говорили, находится как раз в облаке, на отдельной площадке и управляется специализированной профессиональной компанией. Мобильные сервисы, которые мы выдаем «наружу», по сути – облачные сервисы.

Интернет вещей, Всеобъемлющий Интернет и Интернет всего – как некая технологическая платформа для коммуникаций не только между людьми, но и между огромным количеством машин, приборов, устройств. Это как-то изменит банковский бизнес?

– Да, изменит – и жизнь общества в целом, и банковский бизнес. Самый простой пример – счетчики воды и электричества, не подключенные к сети. Думаю, в скором времени они станут анахронизмом. Как это должно происходить с точки зрения Интернета вещей? Счетчик в автоматическом режиме передает данные по расходу воды или электричества в банк, с банковского счета клиента в автоматическом режиме списываются деньги, клиенту приходит SMS с извещением о списании. Можно предусмотреть подтверждение списания посредством той же SMS. По аналогичной схеме может быть реализована оплата бензина на автозаправках и т. д. Причем это не  далекое будущее. Два-три года, и, возможно, мы станем свидетелями «умных» счетчиков и «умных» машин как достаточно стандартного, привычного явления нашей жизни.

Здесь уместно вспомнить про концепцию «умного города» – удобного, энергоэффективного и т. д. Насколько это реально как явление – «умный город»?

– Вполне реально, причем опять же не в самой отдаленной перспективе. Безусловно, выполнение такого рода масштабных, комплексных проектов, как «умный город», требует инвестиций, но сами технологии достаточно широко представлены на ИТ-рынке, и уже понятно, как именно это должно работать.

А какой вам видится модель «умного банка» будущего?

– Каким именно будет банк будущего, сегодня сказать сложно. Думаю, банки будут разными – и полностью цифровыми, и традиционными универсальными, с трансформированной в электронное направление частью бизнеса. Лучше скажу, во что я верю технологически, что должно «выстрелить». Во-первых, безусловный и понятный тренд мобильности будет продолжать править электронным бизнесом и банковским бизнесом в целом. Во-вторых, я вижу технологии, которые способны сильно изменить онлайн-банкинг, прежде всего это технологии биометрической идентификации – все, что связано с распознаванием голоса, глаз, отпечатков пальцев, видеоизображений. Уже сейчас на рынке представлено много интересных ИТ-решений и продуктов. Технологии биометрической идентификации будут менять наши привычные представления о взаимодействии с банком – и в контексте удобства, и в плане информационной безопасности. И третий тренд – бесконтактная оплата посредством телефона или любого другого гаджета.

Технология Near Field Communication (NFC) – это единственная технология для бесконтактных платежей?

– На текущий момент объективно – да. Последние сомнения на этот счет рассеялись, после того как Apple объявила о том, что технология бесконтактной оплаты с мобильного телефона Apple Pay будет использовать именно этот стандарт.  Ранее до Apple поддержка стандарта NFC появилась практически у всех остальных игроков на рынке смартфонов и в первую очередь у Samsung.

Есть ли у Банка Москвы конкретные планы по использованию бесконтактных платежей?

– Безусловно. В планах на будущий 2015 г. – выпуск виртуальных карт для мобильных телефонов, использование их для оплаты в ресторанах, для прохода в метро и т. д.

То есть в этом случае SIM-карта мобильного телефона становится и банковской картой? Как чип на смарт-картах?

– Не совсем так. Виртуальная карта выпускается как набор байт в защищенной области телефона и на самом деле никак не связана с SIM-картой. Причем эта виртуальная карта может быть либо привязана к реальной банковской карте, либо нет.

В заключение нашего интервью: что можно сказать о рынке электронного бизнеса в целом как особом направлении развития банковского бизнеса? Что является его движущей силой, основной стратегической задачей?

– Стратегическая задача электронного бизнеса – помогать классическому банкингу, как розничному, так и корпоративному, частично трансформироваться в электронное направление. В той степени, в какой это экономически и технологически целесообразно. Достигается это путем создания и вывода на рынок инновационных продуктов на базе современных информационных технологий, а основная цель  – привлечение новых клиентов и удержание имеющихся. Что касается рынка электронного бизнеса как некоего единого целого, то его не существует. Более правильно говорить о нескольких рынках, в соответствии основными направлениями электронного банкинга – рынок интернет-эквайринга, рынок мобильных приложений и т. д.

Поделиться:
Спецпроект

ИТАПК – впервые в режиме онлайн

Подробнее
Спецпроект

Форум «ИТОПК-2020» оценил потенциал господдержки

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку