Особенности импортозамещения

Импортозамещение в ИТ отдано на откуп двум министерствам: связи и массовых коммуникаций, а также промышленности и торговли.  При этом Минсвязи отвечает в основном за производство программного обеспечения и сервисов, что и позволило ему пролоббировать как изменения в Закон № 44-ФЗ «О государственных закупках», так и соответствующее постановление Правительства о запрете покупки иностранного ПО для органов государственной власти. В то же время Минпромторг контролирует поставку и производство устройств. Сложившуюся ситуацию в области импортозамещения обсудила ассоциация BISA совместно с АРПП «Отечественный софт» на круглом столе, проведенном в начале февраля.

Собственно, камнем преткновения являются критерии, по которым можно отнести программное обеспечение к российским разработкам. Критерии эти обсуждались достаточно долго, но в результате пришлось сделать специальный реестр ПО, где должно быть перечислено российское программное обеспечение. Наполнение этого реестра происходит с помощью специального экспертного совета, который признает или не признает продукт российским.

На подготовку экспертного заключения каждому эксперту отводится двадцать дней, после чего подводятся итоги и полученный список направляется в Минкомсвязи на утверждение. Пока таким путем утверждено только три российских программных продукта и подано на утверждение в Минкомсвязи еще 84. При этом заявлений в экспертный совет было подано более 700, однако около 116 заявок было отклонено за несоответствие требованиям закона, а более половины (387) было признано новым ПО, в отношении которого нужно проводить дополнительную проверку – решение по ним отложено.

При этом возникает определенный произвол. Например, на заседании BISA Наталья Касперская, генеральный директор InfoWatch и один из экспертов совета, заявила: «Я никогда не дам положительного заключения для продуктов Eset». В то же время компания Eset на основе российского офиса некоторое время назад разработала собственный межсетевой экран, который был предназначен для корпоративных клиентов. Хотя базировался он на программном обеспечении с открытыми исходными кодами, экспертиза иностранного производителя позволяла российской команде сделать достаточно интересный продукт. Сейчас компания собирается расширять российское производство средств защиты, что хорошо для российских потребителей.

Аналогичным путем в свое время развивалась и команда, которая сейчас носит название «Аладдин Р.Д.», но изначально это были разработчики шифратора Secret Disk. Сейчас иностранного производителя уже нет – его поглотила компания SafeNet, а «Аладдин Р.Д.» наладил производство собственных аппаратных идентификаторов и продает их под торговой маркой JaCarta. Такой процесс локализации иностранных технологий выгоден для России, но не для российских производителей программного обеспечения.

В таком варианте импортозамещения есть и еще одна проблема – контроль только программного обеспечения. Призывы к контролю также и аппаратного обеспечения уже раздавались на прошедшем в начале февраля Инфофоруме. Однако проблема в том, что это епархия Минпромторга, которое сконцентрировано на военных разработках и до гражданской аппаратуры у него руки не доходят. При этом, как пояснила для журнала Connect Евгения Василенко, исполнительный директор АРПП «Отечественный софт», у производителей гражданской аппаратуры нет такого сильного лобби, как у разработчиков ПО. В результате для продвижения закона о запрете иностранной аппаратуры для гражданского применения просто нет активных деятелей. Поэтому у производителей иностранного ПО по-прежнему остается возможность обходить требования импортозамещения, ввозя или даже производя на территории России программно-аппаратные комплексы. Формально такие поставки не подпадают под новые ограничения № 44-ФЗ. Впрочем, есть и еще один способ обхода новых требований – облачные технологии, когда программное обеспечение не продается, но представляется в рамках услуги.

Следует отметить, что с помощью запретов всегда было сложно развивать экономику. Более эффективным является путь стимулирования. Это отметил и Андрей Голов, генеральный директор «Кода безопасности», который считает, что лучше бы правительство занималась стимулированием экспорта российской продукции за рубеж. Зарабатывать иностранную валюту за счет продажи программного обеспечения может оказаться не менее эффективно, чем продавать углеводороды. В то же время сейчас российским производителям невыгодно ввозить валютную выручку, поэтому они и не особенно стремятся развивать иностранный бизнес. Например, InfoWatch, имея в своем составе иностранную компанию EgoSecure, все заработанные за рубежном деньги оставляет на дальнейшее ее развитие.

В то же время поддержка государства в части экспорта технологий могла бы сильно помочь российским разработчикам. Я помню, как на одной из выставок Связь-Экспокомм на пресс-конференцию компании Gilat пришел посол Израиля и всячески намекал, что будет способствовать продвижению продукции этой компании в России. Обратную ситуацию по продвижению, например, того же «Кода безопасности» в Израиле с поддержкой российского посла я лично плохо представляю. Однако, вполне возможно, что переход от импортозамещения к экспортостимулированию может оказаться более эффективной стратегией, и она адекватна как раз для Минпромторга.

Поделиться:
Спецпроект

Форум «ИТОПК-2020» оценил потенциал господдержки

Подробнее
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку