Игорь Козубенко: «Мы должны обеспечить внедрение информационных технологий в работу каждого сельхозтоваропроизводителя»

kozubenkoНе секрет, что одним из первых положительных результатов проведения политики импортозамещения стало динамичное развитие российского сельскохозяйственного производства. Сегодня наши компании в секторе АПК получили так необходимый им толчок к переходу на более высокий уровень. Разумеется, большое влияние на повышение эффективности производства предприятий АПК оказывает скорейшее внедрение передовых информационных технологий. О том, что сегодня делается на государственном уровне для продвижения ИТ в секторе АПК, мы решили узнать у Игоря Сергеевича Козубенко, директора департамента развития и управления государственными информационными ресурсами АПК Минсельхоза России.

 

– Игорь Сергеевич, как бы вы охарактеризовали основные тенденции развития ИТ в российском АПК? Насколько активно идет процесс информатизации отрасли? Какие факторы являются определяющими?

– Сегодня отрасль АПК – один из самых динамично развивающихся секторов российской экономики. Ускоренное развитие информационных технологий в АПК набирает обороты. Конечно, долгое время мы были зависимы от импортных технологий, включая те, которые работают непосредственно в сельскохозяйственной технике, на предприятиях. Сегодня отечественные разработчики программного обеспечения и технологического оборудования накопили определенный уровень компетенции и районировали многие технологии под наши бизнес процессы. Рынку не хватает отечественных программных продуктов, и это стимулирует развитие в указанном направлении.

Раньше интересы российских ИТ-компаний были сосредоточены на нефтегазовом и банковском секторах экономики, сельским хозяйством занималось с десяток компаний – не больше. На сегодняшний день мы произвели 115 млн тонн зерна, у нас колоссальная площадь пашни, огромное количество предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности. И все эти узлы АПК требуют автоматизации, причем на каждом уровне.

Информационные технологии крайне необходимы в сельском хозяйстве – начиная от управления трактором с помощью спутниковых технологий и заканчивая автоматизацией крупных перерабатывающих предприятий. Спектр работ для ИТ просто огромный.

Сегодня товаропроизводители в АПК понимают, что без использования качественных информационных технологий они не смогут снизить издержки производства. В нашей сфере технологии уже достигли самого высокого уровня. Семена, удобрения, ГСМ, сельскохозяйственная техника – все производственные элементы развиты настолько высоко, что единственный фактор, за счет которого еще можно снижать себестоимость, – это новые информационные технологии.

На мой взгляд, сельскохозяйственные предприятия России за последнее время стали в два-три раза больше уделять внимания информационным технологиям. Раньше ИТ в секторе АПК финансировали по остаточному принципу. Рассуждали примерно так: «Зачем нам использовать, например, системы точного земледелия, если и так вырастет?» Однако сейчас без ИТ, без использования современных методов анализа информации выжить на конкурентном рынке невозможно.

Сегодня производитель сельхозпродукции видит, что его сосед, применяющий новые информационные технологии, добивается большего урожая, получает продукты более высокого качества в том же самом регионе, снижает себестоимость производства и накапливает за счет этого определенные финансовые запасы, которые позволяют ему активно развивать производство. Например, лучших результатов в области производства сельскохозяйственных культур добивается сейчас тот, кто использует новые спутниковые технологии мониторинга урожайности, занимается повышением плодородия почв за счет точного исследования почвы и внесения удобрений, использует новые цифровые метеостанции и т. д.

Представители АПК уже осознали все выгоды внедрения ИТ в своем секторе: стоимость информационных технологий не столь велика, чтобы отпугивать даже самых осторожных и консервативных хозяйственников. Достаточно крупные информационные проекты окупаются в секторе АПК за один, максимум за два сезона.

 

Когда вы говорите о развороте сельскохозяйственных производителей в сторону ИТ, какие конкретно секторы имеете в виду – крупный бизнес, хозяйства среднего звена?

Сейчас именно предприятия среднего звена, а вовсе не крупные хозяйства развиваются быстрее. Маленьким хозяйствам, понятно, пока еще невыгодно идти на большие затраты для закупки новых информационных технологий, поэтому они используют существующие инструменты производства. Крупные предприятия медленно осваивают новейшие ИТ-технологии, поскольку они неповоротливы, довольно сильно забюрократизированы – им приходится согласовывать каждый свой шаг с учредителями и т. п. А вот сельскохозяйственный бизнес среднего звена свободен от таких препятствий.

Приведу конкретный пример. Если пересчитать в процентном отношении использование систем точного земледелия на площадь пашни Российской Федерации, то мы увидим, что два года назад только 5% площадей обрабатывалось с использованием технологий точного земледелия (в Европе показатель такой же), а сегодня этот показатель вырос до 8%. То есть «процесс пошел», и наша задача на государственном уровне заключается в поиске новых технологий и продвижении их среди сельхозпроизводителей. Необходимо собирать их на обучающие площадки, рассказывать о новых технологиях.

Проблема в том, что сегодня наши сельхозпроизводители мало информированы. Откуда они узнают об инновациях? Пока все по старинке – от своего более продвинутого соседа. Иногда они черпают необходимую информацию из Интернета, что-то увидят на какой-то выставке. Поэтому министр сельского хозяйства Российской Федерации Александр Николаевич Ткачев поставил перед нами задачу обеспечения глубочайшего проникновения информатизации, до каждого сельхозпроизводителя.

 

– Проводили ли вы исследования западного опыта информатизации сельхозпроизводства? В чем конкретно состоит разница между нашими и зарубежными ИТ-продуктами?

– При формировании информационной инфраструктуры агропромышленного комплекса нам пришлось изучить практически весь имеющийся зарубежный опыт управления АПК. Мы посещали Германию, Австрию, Швейцарию, Голландию, общались с представителями американских, японских компаний, которые работают в сфере автоматизации сельского хозяйства. Дело в том, что в тот период времени, до 2010-х гг., отечественных разработок для управления бизнес-процессами в сельском хозяйстве посредством ИТ практически не было. А если они и появлялись, то лишь узконаправленные, мало масштабируемые и не подходящие для работы, например, с большими массивами данных, что так необходимо для наших территорий.

Чтобы наладить управление отраслью, прежде всего нужно провести полную ее инвентаризацию. Далее, каждый учтенный объект производства, будь то земельный участок или завод, должен получить свой электронный паспорт. Затем необходимо привязать к этому электронному паспорту все меры государственной поддержки, всю бухгалтерскую отчетность. Наконец, проанализировать финансово-хозяйственную деятельность предприятия, статистику, внутреннюю отчетность, которая собирается и анализируется до уровня Минсельхоза России. Вот таких комплексных продуктов еще в 2010 г. в России не было. Поэтому рынок подвиг российских разработчиков создавать отечественные программные продукты, которые работают под различные специфические бизнес-процессы сельскохозяйственного сектора.

Теперь несколько слов о том, в чем же состоит разница между нашими и зарубежными ИТ-продуктами. Например, на Западе (в первую очередь речь идет о Европе) нет крупных сельскохозяйственных предприятий. Если у них среднее фермерское хозяйство 300 га, то и все информационные системы, разработанные для управления сельскохозяйственным производством, заточены под эту площадь. То есть все рассчитано на десяток небольших полей. У нас же средний фермер имеет 3–5 тыс. га (это приблизительно 30–100 полей), плюс управление большим количеством техники, массив технологических операций и т. д. Зарубежное ПО не готово было к таким объемам. В этом, собственно, и заключалась тогда основная проблема экспорта зарубежных продуктов в Россию.

Поэтому их сейчас приходится районировать под наши бизнес-процессы, а этот процесс не всегда качественно проходит, зачастую он требует очень больших затрат – финансовых и технических. В результате уже сегодня зарубежные информационные технологии начинают вытесняться отечественными разработками в секторе АПК: наши системы более гибкие и более быстрые. Наши софтверные продукты реализуются сейчас на Open-source, а это значит, что они не требуют дополнительного лицензирования. Я сейчас говорю про наши геоинформационные системы (ГИС), про системы учета финансово-экономических показателей на предприятиях, про системы точного земледелия. На рынке уже много хороших отечественных программных продуктов, которых практически не было три года назад.

 

– Насколько соответствуют действительности прогнозы некоторых наших экспертов о том, что предприятия сельскохозяйственного сектора ожидает сложный период перехода на новые рельсы развития?

– Если говорить о государственном видении АПК, то сегодня необходимо признать наличие определенных проблем. Дело в том, что до сих пор каждый регион России, даже каждый департамент внутри Минсельхоза являлись «идеологами» собственного видения бизнес-процессов и своих информационных систем. Не было единой идеологии, не было единого проектного офиса по информатизации АПК в России. Каждый регион России, имея свое ограниченное финансирование, развивался по-своему – в соответствии со своими потребностями. В отрасли и сейчас не хватает стандартов и регламентов ИТ.

Грубо говоря, мы получили некий традиционный «зоопарк» в секторе ИТ. У нас, например, очень много пересечений в той отчетности, которая поднимается в Минсельхоз из регионов России, большая проблема в достоверности информации.

Конечно, отсутствие единой идеологии имело не только отрицательную сторону. Именно благодаря этому обстоятельству мы получили разнообразный опыт в регионах – каждый со своими минусами и плюсами. Мы собирали эти данные, тщательно изучали их, что позволило учитывать все те факторы, с которыми сталкивались региональные АПК России при формировании единой государственной идеологии развития ИТ.

У нас сегодня очень много источников данных: юридически значимые данные сейчас собирает Росстат, Минсельхоз также получает оперативные данные от регионов и производителей сельскохозяйственных товаров. Кроме того, мы получаем оперативную информацию от отраслевых союзов и ассоциаций, от независимых источников и т. п. И все эти данные между собой порой не коррелируют. Основная наша задача – найти такие механизмы, разработать такие нормативно-правовые документы, которые позволят нам упорядочить информацию, а самое главное – добиться прозрачности и достоверности. Благодаря этому мы сможем увидеть реальную картину по всей отрасли.

Сегодня информационные технологии должны не только помогать региональным органам АПК качественно управлять отраслью, но и помогать сельскохозяйственным производителям находить технологии, позволяющие снижать издержки при производстве, а это значит – быть более конкурентоспособными на рынке!

Наша задача создать саморегулируемую информационную среду для всех участников процесса, в которой все комфортно будут получать необходимую и качественную информацию.

 

– Какие конкретно системы сейчас разрабатываются в рамках этого процесса? Какие критически важные продукты?

– Во-первых, необходимо, как я уже говорил, произвести инвентаризацию всех объектов производства, создать банк данных электронных паспортов. Это позволит нам качественно изучить объемы производства, определить сложившуюся регионализацию в сельском хозяйстве, изучить сбалансированность регионов по основным видам производства продукции, качественно прорабатывать вопросы размещения инвестиционных проектов.

Сегодня нам удалось провести полный аудит всей отчетности, идущей от товаропроизводителя до Минсельхоза России. В нашем арсенале хранятся 12 тыс. показателей, которые мы сейчас упорядочиваем и создаем Единое центральное хранилище данных. В дальнейшем это позволит гибко формировать любые отчеты, выдавать любую аналитику, связывать друг с другом различные показатели и определять влияющие факторы.

Кроме того, мы строим Единую территориально распределенную систему учета тракторов и самоходных машин, что даст возможность отслеживать движение рынка техники, привязку к собственнику, поиск арестованной техники и т. д.

В настоящее время создается большая система госуслуг, оказываемых Минисельхозом России, мы также планируем создавать личные кабинеты сельхозтоваропроизводителей, где каждый сможет увидеть всю необходимую информацию о себе (в частности, отчеты, собираемые Минсельхозом), проанализировать финансовую деятельность своего предприятия, увидеть меры государственной поддержки, которые были им уже получены, список зарегистрированной техники и т. д.

На следующий год планируем запустить большую программу по созданию реестров животных и их чипированию: мы сможем получать данные о прослеживаемости животного от момента рождения, родословной, до конечного прилавка.

Отмечу, что сейчас в Минсельхозе строится новая система продуктовой безопасности. Она позволит, во-первых, понимать обеспеченность регионов продуктами по основным направлениям, во-вторых, быстро контролировать экспорт и импорт сельскохозяйственных товаров. В-третьих, отслеживая данные ФТС, Росстата, мы сможем субсидировать инвестпроекты в регионах России, принимая в расчет также показатель самообеспеченности. В самом деле, зачем инвестировать в постройку завода, скажем, по производству масла, если в данном регионе уже работают несколько конкурирующих предприятий аналогичной направленности. Таким образом, система продуктовой безопасности позволит отрегулировать внутренний рынок сельхозпродукции.

В конце года планируется завершить работы по созданию аналитического центра, который станет ядром информационной структуры Минсельхоза. Можно будет видеть на карте всю отрасль, со всеми ее предприятиями и мощностями. Наша цель – увидеть, как используется каждый гектар земель сельскохозяйственного назначения, каждый метр производственных мощностей в каждом регионе России, что позволит посчитать эффективность налоговой нагрузки, рентабельность и более качественно в дальнейшем распределять меры господдержки по различным предприятиям отрасли.

 

 

Поделиться:
Спецпроект

ИТАПК – впервые в режиме онлайн

Подробнее
Спецпроект

Форум «ИТОПК-2020» оценил потенциал господдержки

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку