О том, как сбитый в первый день войны немецкий самолет стал символом веры в Победу

Доктор технических наук, автор 200 научных печатных работ, в том числе 15 монографий, девяти изобретений в области радиосвязи, главный конструктор системы тропосферной связи «БАРС» и ряда других систем, первый заместитель министра связи СССР, научный редактор уникальной энциклопедии «История отечественных средств связи» – регалии и достижения Калью Ивановича Кукка могут занять несколько полос печатного текста. Калью Иванович не был участником войны – «не дорос до войны», как говорит он сам, но помнит каждый ее день – от первого до последнего. Калью Иванович любезно согласился побеседовать с главным редактором Connect Алексеем Ворониным о своей, личной истории Великой Отечественной войны, о технологиях связи в тот период, о том, как сбитый в первый день войны немецкий самолет стал символом веры в Победу.

Калью Иванович, вы помните начало войны, каким было утро 22 июня 1941-го?

– Отлично помню. День был солнечный, теплый. Я гостил в это время у своей тети, в Луге, куда меня, десятилетнего мальчишку, на лето отправили из Ленинграда. Мы жили около железнодорожной станции, в мои обязанности входило покупать керосин. Утром я отправился за ним в город. Отстоял очередь, возвращался в первом часу дня. Уже по дороге какие-то разговоры непонятные слышались вокруг. Пришел домой – оказывается, началась война. Все только об этом и говорили.

Немного погодя я пошел к колодцу за водой, смотрю – стоит огромная корзина с ландышами. Бесхозная, бросил кто-то в суматохе. А в это время по нашей улице одна за другой пошли военные машины с бойцами. Пришел домой, рассказал о ландышах. Тетя говорит: «Неси корзину, я буду кулечки сворачивать, класть туда леденцы и пряники, а ты бойцам кидать в машины». Так и сделали. Тетка сворачивала кульки из бумаги, закладывала туда цветы, конфетку, пряник, а я бросал кульки в машины. Солдаты смеялись, махали мне, а один вдруг бросил сверток – ремень солдатский. Я его потом долго носил… А к вечеру начали палить зенитки. Я выскочил на улицу – самолет летит немецкий. В него попали, и он пошел потихоньку в сторону леса и там – все… Дальше бывало всякое, но вера в Победу осталась от первого поражения немцев, когда я увидел, как сбили немецкий самолет. Пустяки, может быть, но для меня это осталось на всю войну каким-то знамением…

Кто-либо из ваших родных и близких принимал участие в боевых действиях?

– Воевала моя старшая сестра Лайне. Она попала в войска ПВО, служба называлась ВНОС – воздушное наблюдение, оповещение, связь, до этого она на «отлично» окончила снайперские курсы. Ушла на фронт добровольно в конце января – начале февраля 1944-го и закончила войну уже в Праге. И не 9 мая, а позднее, 10-го или 11-го, потому что в Праге стоял не только немецкий гарнизон, но и власовцы. Они отчаянно сопротивлялись… Лайне была награждена медалью и орденом Боевого Красного Знамени. А младшая сестра отказалась эвакуироваться из блокадного Ленинграда и умерла в 1942 г., похоронена на Пискаревском кладбище.

Почему она отказалась уехать из Ленинграда?

– Так получилось. Никто не хотел уезжать из Ленинграда, если не болел. Все были уверены, что немцы не войдут. Пристроены, при работе, получали маленькую краюшку хлеба. Уезжали нехотя. Мать увезли в апреле 42-го через Ладожское озеро, потому что она заболела цингой. Вывозили больных. Меня эвакуировали со старшей сестрой, потому что был еще ребенком.

Калью Иванович, у немцев в начале войны все было на порядок лучше, чем у нашей армии, – и связь, и вооружение. Мы все делали по ходу – подвинчивали, подкручивали, создавали заново. Как страна смогла победить в этой страшной войне?

– Главное – сумели переправить производственные силы на восток. Ведь до войны все основные военные заводы были сосредоточены в Ленинграде, Москве, Нижнем Новгороде, Новгороде… Эшелоны с оборудованием отправлялись за Урал, и уже через две недели после прибытия налаживалось производство. На пустом месте – на улице, на пустыре – ставили станки и начинали работать. Или освобождали институты, школы, оборудование там устанавливали. Хотя не все удавалось производить на месте. Например, когда ЗАСовскую аппаратуру стали производить в Уфе, то некоторые детали приходилось переправлять самолетами из блокадного Ленинграда с завода им. Кулакова. Та же история с лампами: новый ламповый завод открыли в Новосибирске, а часть деталей отгружалась из блокадного Ленинграда, где ламповый завод «Светлана» продолжал работать.

Против фашистов поднялся весь советский народ. Ведь даже зэки просились на фронт. Когда я в эвакуации жил, в Кизнере, познакомился с семьей Злобиных, эвакуированных из Ленинграда. Это была воровская семья. Главу семьи из-за этого даже на фронт не брали. Шесть или семь детей, муж, жена – и все занимались воровством. Они и у меня украли зимнюю шапку. Потом, когда узнали, что я тоже ленинградец, шапку отдали и взяли меня под свою опеку. Все они были преданы своей стране. Мы вместе слушали радио, последние известия с фронта. Вместе радовались победам, салютам. Сталинградская битва, Курская дуга, освобождение Орла и Белгорода…

Вы изучали историю развития связи на фронтах Великой Отечественной. Что можно сказать о роли связистов на разных этапах войны? Как она изменялась?

– В начале войны ставка делалась в основном на проводную связь. Радиосвязь была развита слабо. На самолетах радиосвязи почти не было. Если и была радиостанция, то иногда не с кем было связаться. Летчики порой выбрасывали радиостанцию и брали лишнюю бомбу. В 1942 г. начался перелом, а с 1943 г. радиосвязь стала важнейшей составной частью связи в войсках. И без нее уже невозможно было обойтись.
Не секрет, что военно-промышленный комплекс всегда являлся полигоном для испытания новейших технологий. Что из апробированного на фронтах Великой Отечественной в дальнейшем повлияло на развитие связи?

– Прежде всего это внедрение реактивного движения – наши знаменитые «Катюши», немецкие «ФАУ-2», реактивная авиация. Это привело к тому, что после войны быстро пошло развитие ракетной техники, и в конечном итоге появился новый вид связи – спутниковая связь. Хотя, надо сказать, у нас в стране ракетами занимались давно, с начала 1920-х гг. В войну развитие ракетной техники существенно продвинулось вперед. Что касается достижений в области самой связи, то это использование частотной модуляции и радиорелейной связи в военной технике. У немцев, стоит отметить, была радиорелейная станция «Михаэль», мы же начали развивать этот вид связи, когда захватили трофейные «Михаэли». Важными направлениями развития отечественной связи стали засекречивающая техника (ЗАС) и новые материалы, особенно в кабельной продукции. Наши кабели, которые выпускались до войны, были крайне низкого качества – размокали в воде через несколько часов.

Какие специфически связные проблемы возникали при взаимодействии различных родов советских войск в рамках одной операции?

– Это был больной вопрос во время войны, таковым он остается и сейчас. Исторически так сложилось, что каждый род войск стремился создать свою связь – моряки, ракетчики, сухопутные войска. Начинания в области создания единой системы связи и в советское время, и сегодня, насколько мне известно, до конца не реализованы. У немцев, кстати говоря, были сходные проблемы: на самолетах было по две радиостанции – одна для связи с самолетами и другая – для связи с землей. Те же трудности возникали и у США: у них ВВС на первом месте, затем – морская связь, потом – сухопутная.

Изменилось ли что-то для связистов при переносе боевых действий на территорию Европы? Возникли дополнительные трудности?

– Да, безусловно. Во-первых, войска продвигались через огромное количество городов. Такой плотности городского населения в нашей стране нет. А в городах, как известно, существует множество препятствий – каналы, реки и т. д. Прокладка связи осложнялась тем, что столбовые линии на наших просторах можно было тянуть на сотни километров, а здесь такой подход не работал. Необходимо было перейти на кабельную связь. Во-вторых, многие поначалу пытались воспользоваться существующими кабелями, проложенными немцами. Но без проверки этого делать было нельзя, потому что большинство кабелей было снабжено подслушивающими устройствами. Было чего опасаться.

Операция по взятию Берлина – одна из самых крупных на фронтах Второй мировой. Как работала в этот период советская связь?

– Связисты, безусловно, сыграли большую роль в Берлинской операции. Сложность операции была еще и в том, что недостаточно было взять Берлин, требовалось предотвратить уход немецких частей на Запад. Действовали два фронта – 1-й Белорусский и 1-й Украинский. Необходимо было построить и линии взаимодействия между фронтами. Прокладывались линии так: проводная связь по оси наступления – 10–12 проводов, рокады, шедшие вдоль фронта, – 8–10 проводов, связь с армиями, объединениями, наблюдательными постами и пунктами, которые должны быть снабжены телефонной связью, по крайней мере дублированной. То есть еще до наступления была проведена огромная работа по строительству связных линий. Все это было не только сделано, но и проверено, причем под непрерывными обстрелами и бомбежками. Для танковых частей использовалась в основном радиосвязь по трем-четырем каналам. Все подвижные механизированные группировки должны были быть оснащены радиосвязью. Радиосвязь, кроме того, дублировала все остальные линии связи. Следует отметить еще одну интересную практику: чтобы сбить немцев с толку, в период подготовки к наступлению организовывалась дезинформация. Например, стоит танковое соединение, налажена радиосвязь, ведутся переговоры, немцы подслушивают. Не важно, что, например, рассекретить информацию, которой обмениваются части, они не могут – главное, что связь работает. Потом соединение перемещается, радиостанции продолжают работать. Непосредственно перед началом операции вся радиосвязь выключается, наступает тишина, чтобы ввести противника в заблуждение. Ну а когда Берлин брали, естественно, связисты с кабелем и радиостанциями шли впереди. И рейхстаг так

Какие из технологий стали определяющими в развитии связи в послевоенный период?

– Это уже упомянутая радиорелейная связь, а также тропосферная и, конечно, спутниковая. Кроме того, определяющими моментами стали переход от ламповой технологии на полупроводниковую, внедрение волоконно-оптической техники и освоение новых диапазонов частот. Основные качественные изменения: появление вычислительной техники, автоматизированных систем управления (АСУ) и повышение помехозащищенности.

Поделиться:

Глобальные сетевые тенденции 2020
По мотивам «Отчета о глобальных сетевых тенденциях» (Global Networking Trends Report)

Взгляд Cisco
Спецпроект

Форум «ИТОПК-2020» оценил потенциал господдержки

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку