Российские телеком-стройки: особенности момента

В «круглом столе» принимают участие:

Александр ГЕРАСИМОВ, эксперт по ИТ и коммуникациям

Николай МАЗУРОВ, директор департамента по работе с «Ростелеком» компании «Техносерв»

Александр ПОНЬКИН, директор департамента инфраструктурных проектов Минкомсвязи

Сергей ШАВКУНОВ, исполнительный директор J’son & Partners Consulting

Телекоммуникационная инфраструктура — одна из основ современного бизнеса, развития экономики и страны в целом. Какие из реализованных (реализуемых) крупных проектов в области строительства магистральных телекоммуникационных сетей, на ваш взгляд, наиболее значимы?

Александр ГЕРАСИМОВ

Я бы отметил проекты модернизации весьма протяженных в России сетей технологической связи, которые, в отличие от коммерческих сетей связи, пока еще образованы в основном устаревшими морально и физически системами малой емкости. Особенность таких сетей в том, что географически проходят они, как правило, в регионах с низкой плотностью населения, где развертывание коммерческих сетей связи экономически неоправданно. Как следствие, отказаться от использования собственных технологических сетей путем замены их арендованными у коммерческих операторов каналами практически невозможно – просто ввиду отсутствия таковых. Но по мере развития средств автоматизированного диспетчерского управления и АСУТП требования к пропускной способности, доступности и качеству сигнала только растут. В сложных экономических условиях, когда крупные компании вынуждены сокращать свои операционные и капитальные затраты, а строительство магистральных сетей связи, особенно в труднодоступных регионах, чрезвычайно затратно, необходимы новые, существенно более эффективные подходы к развертыванию таких сетей.

Николай МАЗУРОВ

На мой взгляд, самым знаковым для страны стал проект включения Крыма в общероссийскую инфокоммуникационную систему. В условиях временных и ресурсных ограничений проект был выполнен блестяще. Весь процесс, в том числе создание подводной оптики и переключение всех телеком-систем региона, прошел практически бесшовно для местных потребителей, что показывает высокий уровень российских связистов.

Поскольку я отвечаю за развитие бизнеса «Техносерва» с «Ростелекомом», то не могу не отметить начавшийся глобальный процесс оптимизации магистральной транспортной сети, который инициировало руководство оператора. Проект меняет идеологию сети «Ростелекома» в целом. Теперь управление магистральными ресурсами будет осуществляться не на уровне регионов, а происходить непосредственно из корпоративного центра, а вот распределением доступа на местах будут как раз заниматься макрорегионы. Проект затрагивает не только инфраструктуру, но и управленческую структуру национального оператора. Это будет один из самых масштабных проектов в российском телекоме в текущем году.

Александр ПОНЬКИН

Из последних можно выделить завершение строительства ВОЛС в Якутске, начало строительства ВОЛС «Камчатка – Сахалин – Магадан», которое уже в этом году позволит обеспечить Магаданскую область высокоскоростным доступом к сети Интернет, активизацию строительства ВОЛС до Норильска и, конечно, начало строительства ВОЛС в рамках реализации УУС. Надо отметить, что ОАО «Ростелеком» одновременно реализует проект по повышению мощности сети IP/MPLS, что обеспечит высокое проникновение оптоволоконной инфраструктуры связи в целом по стране.

Сергей ШАВКУНОВ

Современная телекоммуникационная инфраструктура включает в себя магистральные и распределительные (зоновые) сети и сети доступа в городах, поселках и других населенных пунктах. Они используют широкий спектр волоконно-оптических и медных кабельных систем, беспроводных наземных и спутниковых сетей. Если говорить о магистральной инфраструктуре, то подавляющее большинство трафика сегодня приходится на волоконно-оптические линии связи (ВОЛС). Сегодня в стране работают не менее пяти магистральных операторов национального масштаба и ряд крупных региональных компаний.

Наземная волоконно-оптическая инфраструктура непрерывно развивается. Достаточно отметить, что, по данным Json & Partners Consulting, за последние три-четыре года ввод новых ВОЛС сохранялся на уровне около 60 тыс. км ежегодно. Среди значимых проектов, завершенных в последние годы, стоит отметить:

– развитие ВОЛС в направлении северных регионов страны, Восточной Сибири и Якутии;

– модернизацию ранее построенных ВОЛС до уровня пропускной способности до 3–8 Тбит/с и начало эксплуатации единичных каналов (лямбд) со скоростью передачи до 100 Гбит/с;

– расширение международного транзита трафика между Европой и Азией и выход на этот рынок новых российских игроков.

Какие новые направления развития бизнеса/экономики/государства могут появиться в ближайшей перспективе с учетом новых возможностей транспортных телекоммуникаций? Успевает ли повышение пропускной способности транспортной сети за ростом LTE-трафика?

Александр ГЕРАСИМОВ

Основное «узкое место» – не магистраль, а сети доступа и распределения.

Проблема в наращивании емкости (пропускной способности), общая как для проводных оптоволоконных, так и для беспроводных сетей, – производительность различного сетевого оборудования. Она решается виртуализацией сетевых функций, т. е. реализацией функций сетевого оборудования на программном уровне, исполняемом в практически неограниченно масштабируемой сети дата-центров.

Проблема, свойственная беспроводным сетям, – ограниченность частотного ресурса. Единственно возможным решением здесь является кардинальное сужение покрытия базовой станции, чтобы в зону ее действия попадало как можно меньше абонентов, с соответствующим увеличением количества базовых станций. Технически это достигается переходом на централизованно динамически управляемую сеть доступа, которая состоит из малых базовых станций LTE и точек доступа Wi-Fi, подключенных к оптоволоконной сети DWDM либо по технологии PON, либо непосредственно. То есть речь идет о конвергенции всех видов сетей связи.

Николай МАЗУРОВ

Пропускная способность транспортных сетей постоянно растет и у мобильных, и у фиксированных операторов связи. Если еще пару лет назад стандартом были каналы с пропускной способностью в 100 Гбит/с, то сейчас производители магистрального и IP-оборудования, например, Juniper, Huawei, Infinera, Coriant, предлагают операторам платы с пятью интерфейсами по 100 Гбит/с. Именно такое мощное оборудование «Техносерв» поставлял в 2014 г. в московское подразделение «Ростелекома». Оно востребовано операторами для развития как проектов по местному ШПД, так и LTE-проектов.

Александр ПОНЬКИН

Операторы ответственно и профессионально подходят к развитию LTE-cетей. Ошибки, которые могли быть допущены при реализации проектов по строительству сетей 3G, вряд ли сейчас возможны, и маловероятно, что это как-то скажется на абонентах. В целом развитие LTE-сетей в России происходит органично и с высоким уровнем качества, при том что на рынке сформировались доступные тарифы. Регулятор последовательно реализует долгосрочную политику по стимулированию развития современных сетей связи, главным образом через устранение административных барьеров и совершенствование законодательства.

Сергей ШАВКУНОВ

Основной драйвер развития мощности транспортных коммуникаций − Интернет. Следует отметить, что российским операторам в целом удается своевременно модернизировать свои сети под растущие объемы трафика. На мой взгляд, принципиально новым направлением является развитие широкого спектра онлайн-услуг. Сегодня Интернет – это не просто широкополосный доступ к ресурсам сети, но и возможность развивать электронную коммерцию, дистанционно осуществлять платежи, получать доступ к каналам ТВ, спектру государственных электронных услуг и многое другое.

Широкое проникновение смартфонов и планшетов сделало возможным получать все эти услуги здесь и сейчас, не привязываясь к фиксированным сетям доступа. По данным Json & Partners Consulting, парк смартфонов в России превысил 60 млн штук в 2014 г., количество планшетов быстро приближается к 20 млн. Это потребовало от операторов мобильных сетей передачи данных расширить пропускную способность своих сетей и начать активное строительство сетей нового поколения LTE. По предварительной оценке J’son & Partners Consulting, к концу 2014 г. в России было построено 36,7 тыс. базовых станций LTE, что почти в три раза превышает показатель 2013 г. Более 50% базовых станций расположено в Центральном, Северо-Западном и Поволжском федеральных округах. В крупных городах базовые станции напрямую соединяются ВОЛС, и вряд ли стоит говорить о нехватке емкости на транспортном уровне. Однако при таких темпах роста, конечно, возможны определенные временные перебои, особенно в удаленных регионах, где нередко еще используются радиорелейные линии между базовыми станциями.

Один из важнейших показателей эффективности – уровень связности транспортной сети. Динамика роста данного показателя последние годы положительная, но достаточна ли она, на ваш взгляд? Где имеются неиспользованные резервы по повышению уровня связности?

Николай МАЗУРОВ

Очевидно, что уровень связанности России уступает аналогичному показателю в Европе. У Deutsche Telekom или Orange коэффициент связанности превышает единицу. Но это объективная реальность, обусловленная высокой плотностью населения, большим количеством локальных операторов, временем развития телеком-инфраструктуры. У нас же программой устранения цифрового неравенства занимается в основном «Ростелеком». В рамках программы в стране будет построено более 200 тыс. км оптических каналов до слабо информатизированных населенных пунктов с численностью от 200 до 500 человек. Проект охватит более 13,6 тыс. деревень. Построить за пять лет 200 тыс. км волоконно-оптических линий связи в российской глубинке – колоссальная задача и огромная ответственность. Понятно, что такой проект прямо скажется на общей связности телеком-инфраструктуры страны − региональных распределительных сетей.

Не нужно забывать и об улучшении связности существующих сетей. Это так называемый интенсивный путь развития, в котором помогают системы класса OSS/BSS. Они должны зонтично покрывать всю инфраструктуру оператора и его бизнес-процессы. В частности, «Ростелеком» движется в этом направлении. Одним из первых шагов станет внедрение комплексной системы Fault Performance Management. Она позволит сократить время реагирования на аварии, уменьшить срок простоя сетей, увеличить SLA и более оптимальным образом управлять сетью, полноценно используя мощности резервных каналов по всей сети.

Александр ПОНЬКИН

Связность в стране достаточная, но мы внимательно изучаем отдельные направления, которые, возможно, потребуют модернизации до 2018 г.

Сергей ШАВКУНОВ

Если говорить о магистральном уровне, то вопросы связности между операторами национального уровня, на мой взгляд, решены. Все они также имеют прямой доступ к трафико-генерирующим ресурсам российского сегмента сети Интернет.

Кто основные заказчики крупных телеком-проектов? Является ли фактор государственного участия доминирующим в плане дальнейшего развития телекома?

Александр ГЕРАСИМОВ

Вся история развития телекома в России показывает, что основным движущим фактором выступает бизнес. Со стороны государства нужны понятные и прозрачные правила игры, адекватные технологическим и рыночным реалиям отрасли.

Николай МАЗУРОВ

Главным заказчиком все же является рынок, а конкретно, «большая тройка», «Ростелеком» и Tele2. Сегодня телеком-отрасль – одна из немногих в России, которая самостоятельно регулируется участниками рынка. Однако рынок не может регулировать все аспекты, например, связь в удаленных населенных пунктах. Инвестиции в такие проекты экономически невыгодны операторам, и к решению именно этих задач подключается государство − ведь Интернет дает всем жителям страны равные возможности.

Александр ПОНЬКИН

Регулятор не может и не должен быть доминирующим субъектом отрасли. Главной задачей федерального органа исполнительной власти является создание максимально благоприятных условий для самостоятельного развития рынка. За последние два года Минкомсвязь России реализовало целый комплекс мер по либерализации отрасли связи. В частности, внедрены принцип совместного использования инфраструктуры, позволяющий снизить стоимость развертывания и эксплуатации сетей связи, а также новая методика расчета платы за использование радиочастотного спектра и принцип упрощенного ввода сетей электросвязи в эксплуатацию, которые в совокупности дают возможность уменьшить эксплуатационные издержки и затраты на расширение инфраструктуры. Также необходимо расширять возможности операторов по совместному развитию инфраструктуры − совместному использованию радиочастотного спектра. Операторы смогут объединять свои участки частот, в результате чего два оператора получат более широкую полосу, что повысит качество оказания услуг связи. Такие примеры нормативного регулирования являются единственно возможным механизмом стимулирования развития отрасли со стороны регулятора.

Сергей ШАВКУНОВ

Основные национальные операторы транспортных сетей охватили практически все существенно заселенные регионы страны. Однако дальнейшее развитие в удаленных регионах сталкивается с проблемой возврата инвестиций, и чисто рыночные механизмы перестают работать. Возможный выход − модель частно-государственного партнерства, и сейчас такие проекты идут. Их нельзя назвать доминирующими, но, безусловно, они важны для населения удаленных мест. Таким образом, государство старается активно участвовать в процессах развития магистральных сетей. Помощь государства особенно важна для северных регионов и на Дальнем Востоке. Это объективный факт.

Вместе с тем, помощь государства не должна вести к монополизму одного избранного исполнителя. Необходимо выработать прозрачные и одинаковые условия недискриминационного доступа к инфраструктуре, построенной с государственной поддержкой, для всех игроков транспортного рынка.

Кроме того, стоит отметить, что для удаленных регионов во всем мире успешно используются спутниковые технологии, которые технологически тоже не стоят на месте. Они по-прежнему используются даже в Европе! Целесообразность прокладки ВОЛС в некоторые регионы страны вызывает сомнения, необходима гибкость в выборе эффективных технологических решений. Россия как космическая держава и страна –пионер освоения космоса вполне способна предложить спутниковые технологии для устранения цифрового неравенства в удаленных регионах.

В какой степени негативный политико-экономический международный контекст уменьшает позитивный эффект от развития телекоммуникаций внутри страны?

Александр ГЕРАСИМОВ

Он его только увеличивает. Дело в том, что у России есть огромный резерв повышения эффективности, связанный с возможностью кратного увеличения производительности труда, причем не столько за счет капиталоемкого обновления основных фондов, сколько за счет повышения уровня автоматизации исполнения основных производственных и бизнес-процессов. А это требует развитой телекоммуникационной инфраструктуры.

Николай МАЗУРОВ

Бесспорно, есть общий экономический спад, но телекоммуникационной отрасли он напрямую не касается. Если убрать общие для всех компаний моменты, такие как отсутствие дешевых кредитов, то намечаются положительные факторы – развитие импортозамещения и собственных продуктов и ресурсов, что в перспективе положительно скажется на российских технологиях, в том числе в области телекоммуникаций. Кроме того, не надо забывать, что у западного оборудования существуют хорошие аналоги от наших азиатских партнеров, и переход на их решения напрашивался еще до введения санкций и кризиса.

Говоря об импортозамещении, отмечу, что мейнстрином в ИТ и в телекоммуникациях является технология Software Defined Networking (SDN), которая по факту стала стандартом в ЦОД и сейчас переносится на транспортные сети. Операторы задумались о виртуализации своих транспортных сетей и абонентских устройств (СРЕ). В области SDN у российских производителей есть шанс, так как хорошие программисты у нас всегда были и есть. Постоянно работая с новыми технологиями, «Техносерв» уже знаком с рядом отечественных компаний, занимающихся этим направлением.

Сергей ШАВКУНОВ

Эффект прямого воздействия, на мой взгляд, преувеличен. Косвенный эффект, конечно, есть. Телекоммуникации – инновационная отрасль, примерно 20% своих доходов она тратит на инвестиции. В силу известных событий страна отрезана от западных инвестиционных ресурсов. Да и российские кредитные ресурсы стали дороже. Для транспортного уровня это может оказаться чувствительным, ведь сроки окупаемости базовой инфраструктуры, как правило, велики.

Любая телекоммуникационная стройка – сложный, комплексный проект, реализуемый силами большого числа участников. Какова практика координации их действий?

Александр ГЕРАСИМОВ

В последние годы все более заметна тенденция строительства магистральных сетей «под ключ» сторонними, независимыми от операторов связи специализированными компаниями, с последующей продажей операторам и интернет-провайдерам «темных волокон» или всей ВОЛС.

Николай МАЗУРОВ

Во главу угла ставится практика управления проектами. Говорю это совершенно ответственно, так как это одна из ключевых компетенций «Техносерва». Стоит вспомнить такие крупные проекты, как строительство и запуск федеральной мобильной сети «Ростелекома», обеспечившей защиту GSM-лицензий оператора, совместный проект с NSN для «МТС Украина», в рамках которого осуществлялась модернизация оборудования 35% сети оператора в семи крупных городах и нескольких областях Украины, а также создание для белорусского оператора beCloud опорной сеть для единой республиканской сети передачи данных. Этот опыт постоянно аккумулируется и используется при реализации новых проектов. Многолетняя практика больших строек «Техносерва» для МТС, «Синтерры», «Ростелекома», «Связьтранснефти» вылилась в создание собственного решения – системы «Гермес» для комплексной автоматизации процессов управления проектированием и строительством сетей.

Кстати, сейчас в телекоммуникационных стройках «Ростелеком» активно использует это решение «Техносерва». Оно позволяет оператору контролировать в режиме онлайн одновременную работу большого количества подрядчиков. Решение используется «Ростелекомом» в проектах по строительству локальных сетей ШПД, причем после его внедрения эффективность сбора необходимых документов по стройке, а также скорость ввода объектов в эксплуатацию возросли на 50% за счет автоматической генерации всей необходимой проектной документации. Успешность эксплуатации данного решения на проектах по строительству сетей ШПД подтверждается намерением оператора использовать его и для строительства в рамках программы «Устранение цифрового неравенства» для строительства 200 тыс. км оптических каналов до слабо информатизированных населенных пунктов с численностью от 200 до 500 человек.

Какие направления дальнейшего развития транспортных телекоммуникаций, на ваш взгляд, перспективны – в качественном, технологическом аспекте, в географическом плане? Актуальны ли вопросы интеграции внутренних магистральных телеком-сетей с международными?

Александр ГЕРАСИМОВ

Наиболее перспективным технологическим направлением развития оптических транспортных сетей является конвергенция каналообразующего уровня и уровней коммутации и маршрутизации с реализацией так называемой оптической коммутации, а в перспективе и маршрутизации, и выходом SDN на транспортный уровень (T-SDN).

Николай МАЗУРОВ

В технологическом аспекте самым актуальным направлением становится переход на SDN. Преимущества этой технологии очевидны, сотрудникам оператора больше не придется прописывать изменения на физических устройствах, что обычно растягивается на несколько дней. Теперь можно сделать так, чтобы управление всеми устройствами для оказания услуг было организовано через SDN-контроллер, который стоит в ЦОД оператора.

В географическом плане работа по расширению сетей тоже идет. Например, в прошлом году появилась информация о завершении «Ростелекомом» строительства перехода в Китай, также идет строительство подводного кабеля на Сахалин.

Александр ПОНЬКИН

В России сейчас больше 300 трансграничных переходов, и их количество стабильно растет. В настоящее время существует несколько международных проектов, которые рассматриваются в рамках отдельных рабочих групп. Актуальны проекты, закрепляющие положение Российской Федерации как транзитной страны в регионе Средней и Юго-Восточной Азии.

Сергей ШАВКУНОВ

Сегодня надо говорить не столько о строительстве новых магистралей, сколько о модернизации существующих волоконно-оптических кабельных систем. В первую очередь, о замене устаревших приемо-передающих систем новыми с пропускной способностью в десятки раз выше. При этом оптический кабель не требует замены. Такой опыт в России имеется. Более того, российские производители научились производить оборудование мирового уровня со скоростью передачи до 8 Тбит/с. Речь идет о полностью российских ноу-хау и разработках. В частности, уже созданы опытно-конструкторские образцы со скоростью передачи до 27 Тбит/с.

Что касается международных коммуникаций, то российские магистральные операторы являются активными участниками наземного маршрута транзита трафика между Европой и Азией. Так, по оценкам Json & Partners Consulting, они активно конкурируют с подводными кабельными системами и обеспечивают до 60% емкости сетей Интернет Китая в направлении Европы. Помимо глобальных проектов хочется отметить, что есть и «маленькие победы». В марте этого года было объявлено об организации прямого трансграничного стыка волоконно-оптических сетей России и Грузии. Мне это особо приятно, так наша компания оказала непосредственную консультационную поддержку этому проекту.

Поделиться:
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее
Спецпроект

Специальный проект "Групповой спутниковый канал для территориально-распределенной сети связи"

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку