Связь на фронтах Великой Отечественной

Военная связь в начале войны

До конца 1930-х годов основным видом военной связи в оперативно-стратегическом звене считался телеграф. Особое внимание в нем уделялось применению телеграфных аппаратов многократного телеграфирования Бодо. Военное командование в те годы делало упор на проводную связь, в том числе на использование общегосударственной сети постоянных воздушных линий и узлов Наркомата связи СССР (НКС). Значительная часть проводных и радиосредств НКС до войны использовалась в интересах Вооруженных Сил. Однако уже с первых дней войны стало очевидно, что сеть Наркомата связи является весьма уязвимой и не может отвечать всем требованиям военной обстановки. Радиальный принцип ее построения мог разрушить всю связь области (края) при поражении административного центра. В связи с этим были приняты срочные меры по прокладке кабельных подходов к крупным городам, строительству обходных путей, в том числе вокруг Москвы, созданию резервных и вспомогательных узлов телефонно-телеграфной связи.

Недостатки в организации собственно военной связи проявились еще при разгроме японских войск, вторгшихся на территорию СССР в районе озера Хасан в 1938 г. Так, например, связь Дальневосточного фронта с Генеральным штабом обеспечивалась только с помощью телеграфных буквопечатающих аппаратов Бодо по проводным линиям. Всего на линии было 14 регенеративных трансляционных пунктов и более 60 простых дуплексных ретрансляторов. Для настройки всей линии требовалось более четырех часов. Линия обладала низкой надежностью. Радиосвязь 39-го стрелкового корпуса со штабом Дальневосточного фронта обеспечивалась по двум сетям на автомобильных радиостанциях 2А и 3А, с дивизиями – на радиостанциях 5АК, с танковой бригадой – на радиостанциях 71ТК, радиосвязь оповещения – на радиостанциях 11АК. Но этих радиосредств было явно недостаточно [1].

До начала Великой Отечественной войны военным руководством страны недооценивалась роль радиосвязи Генерального штаба со штабами фронтов. Командиры и штабные работники не были обучены управлению войсками по радио. Радиоданные доводились до штабов с опозданием или вообще не доводились. Практически в войсках не было мобильных радиосредств [2].

По состоянию на 1 июня 1941 г. войска связи были обеспечены телеграфными аппаратами Бодо на 69%, стартстопными аппаратами СТ-35 – на 35, усовершенствованными аппаратами Морзе – на 76, индукторными телефонными аппаратами – на 47 и полевым телеграфным кабелем – на 30%. Так, стрелковая дивизия имела 100 телефонных аппаратов (вместо 327 по табелю), 4 коммутатора (вместо 54), 300 км полевого кабеля (вместо 1356 км). И при этом отсутствовали линейные и линейно-эксплуатационные части войск.

Принятые руководством страны планы по скорейшему перевооружению армии средствами связи с учетом опыта боев на озере Хасан и советско-финской войны 1939–1940 гг. требовали времени, которого не хватило – был допущен просчет относительно времени нападения фашистской Германии на Советский Союз.

В первые месяцы войны проводные линии связи регулярно выводились из строя авиацией и диверсантами противника. Отсутствие линейных и линейно-эксплуатационных частей затрудняло возможность восстановления разрушенных линий в короткие сроки. Радиосвязь Генерального штаба организовывалась по радиосетям и направлениям радиостанциями РАТ и гражданскими мощными передатчиками ДРК-15.

Учитывая сложившуюся в начале войны обстановку и проявившиеся недостатки по организации связи в войсках в августе 1941 г. в Народном комиссариате обороны (НКО) было сформировано Главное управление связи Красной Армии (ГУС КА), на которое было возложено обеспечение связью Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) и руководство связью Вооруженных Сил в целом. Начальником ГУС КА был назначен нарком связи Иван Терентьевич Пересыпкин (маршал войск связи с 1944 г.) [3].

К осени 1941 г. количество частей связи было доведено почти до 85% по штату. Началось форсированное устранение стратегических и тактических недостатков в организации военной связи, а также наращивание боевой мощи войск связи.

Правительственная специальная связь

Важнейшую роль в системе управления, как в довоенное время, так и во время Великой Отечественной войны, выполняла специальная высокочастотная телефонно-телеграфная связь (ВЧ-связь), имевшая статус правительственной. Основные требования, которые предъявлялись к специальной связи, – высокое качество передачи информации, повышенная надежность связи и защита от несанкционированного доступа.

На 1 апреля 1941 г. в сети ВЧ-связи работало 116 ВЧ-станций и 39 ретрансляционных станций, обслуживалось более 700 абонентов (при расчетной нагрузке – 500 абонентов). Кроме партийно-правительственных абонентов ВЧ-связь предоставлялась руководству вооруженными силами и оборонной промышленности, а также руководителям органов безопасности. До середины 1930-х гг. использовалась главным образом зарубежная аппаратура немецкой фирмы «Телефункен». В начале 1941 г. между Ленинградом и Москвой была установлена 20-канальная американская аппаратура дальней связи L-2, которая из-за нестабильности линейных характеристик работала только в 12-канальном режиме.

В первые же дни войны проявились организационные и технические недостатки действующей системы специальной связи: высокая уязвимость воздушных линий связи, острая нехватка стратегических запасов линейного и станционного оборудования, слабая подготовка специалистов, отсутствие специальных войск для организации линейной службы и охраны линий ВЧ-связи, ведомственная разобщенность между службами народных комиссариатов внутренних дел, обороны и связи.

Одновременно Великая Отечественная война существенно расширила круг задач, возложенных на правительственную связь. Поэтому в первые годы войны был принят ряд организационных мер по совершенствованию ВЧ-связи: осуществлено разделение правительственной связи на стационарную и полевую части, разработаны принципы взаимодействия с родственными подразделениями Наркоматов обороны и связи, создана нормативная база, налажены разработка и выпуск ЗАС, укреплено материально-техническое снабжение.

В 1941 г. в Москве на платформе метро «Кировская» была развернута новая защищенная ВЧ-станция. Для обеспечения немедленной связи ГКО со штабами фронтов установлен специальный коммутатор. Созданы 4 резервные станции в радиусе 20–30 км (Немчиновка, Люберцы, Бутово, Химки). В целях повышения устойчивости связи эти станции были закольцованы между собой.

В конце 1941 г. в г. Куйбышеве создается резервная автоматизированная ВЧ-станция на 50 абонентов, развертываются резервные узлы и в других восточных регионах Европейской части СССР. Организовываются новые магистральные направления и обходные связи. Всего в этот период были построены 64 новые ВЧ-станции, а также 15 резервных станций.

С осени 1941 г. в промышленности средств связи, в том числе перемещенной в восточные районы страны, принимаются меры по созданию современной и менее габаритной аппаратуры уплотнения и портативной аппаратуры засекреченной ВЧ-связи. Разработка аппаратуры для правительственной связи возлагалась на Наркоматы электропромышленности (НКЭП) и судостроительной промышленности (НКСП). Основными заводами-производителями были ленинградские заводы им. А.А. Кулакова и им. Н.Г. Козицкого, а также вновь созданные уфимский и пермский заводы телефонной аппаратуры.

В годы войны вместо аппаратуры высокочастотного телефонирования СМТ-34 и ТВЧ-34 была разработана более надежная и менее габаритная аппаратура типа СМТ-42 и ТВЧ-42 для работы трех телефонных каналов по одной цепи. Создана аппаратура одновременного телефонирования и телеграфирования по высокочастотным каналам. Завершена разработка аппаратуры засекречивания «Сова», «Нева», «Волга-С» с применением кодирования для высокочастотных каналов аппаратуры НВЧТ-42. Эта аппаратура уплотнения позволяла по одной цепи организовывать два незасекреченных разговора и один засекреченный с использованием сложной схемы кодирования. Разработана портативная аппаратура засекречивания СИ-15 («Синица»), САУ-16 («Снегирь») и др. Организованы разработка и серийное производство полного комплекса средств для ВЧ-связи, что позволило практически полностью отказаться от использования устаревшей импортной аппаратуры и резко повысить технологический уровень и маневренность специальной связи.

Продолжалось устранение существовавших недостатков (несвоевременная организация ВЧ-связи и ее низкое качество на отдельных участках фронта) и в последующий военный период.

Еще в октябре 1941 г. ответственность за организацию связи Ставки Верховного Главнокомандования с фронтами и армиями было возложено на специальный отдел правительственной связи НКВД СССР. Структура войск связи НКВД в ходе ее становления претерпела ряд изменений. Наиболее устойчивое ее построение сложилось в середине 1943 г. В состав войск связи входили отдельные полки, отдельные батальоны, отдельные роты, отдельные кабельно-шестовые роты, автотранспортные и аэросанные роты. Отдельные полки обслуживали фронтовые звенья, а батальоны – армейские соединения.

На фронтах была развернута сеть командных, запасных, наблюдательных, а также вспомогательных пунктов управления. Все эти пункты были связаны линиями ВЧ-связи. Был создан прообраз опорной сети правительственной связи в фронтовых условиях. Обеспечивалась готовность к выездам командующих фронтами в войска. Командующего сопровождал офицер с подвижным комплектом каналообразующей и засекречивающей связи.

По мере развития наступательных операций практически на всех фронтах возникла новая задача – быстрое форсирование широких водных преград. При подготовке к таким операциям командование войск правительственной связи организовывало проведение занятий по строительству воздушных и кабельных переходов через реки. Заранее создавался необходимый запас строительных материалов и кабеля.

В 1943 г. постановлением ГКО строительство, восстановление, эксплуатационное обслуживание и охрана всех магистральных линий, используемых для правительственной ВЧ-связи между Ставкой Верховного Главнокомандования и штабами фронтов и армий были возложены на НКВД СССР. В составе Главного управления внутренних войск сформировано Управление связи войск правительственной связи, а принятые от ГУСКА 135 отдельных линейно-строительных рот связи сведены в 12 отдельных полков, 4 отдельных батальона и отдельные автотранспортную и аэросанную роты общей численностью более 31 тыс. человек.

Начиная с 1944 г. перед войсками правительственной связи ставятся задачи по срочной организации восстановительных работ в освобождаемых республиканских и областных центрах страны и установлению связи с продвигающимися на запад фронтами и армиями. Расширение зоны обслуживания правительственной связи потребовало увеличения штатной структуры. Дополнительно формируется 35 отдельных батальонов и 30 кабельно-шестовых рот правительственной связи.

Проведенный комплекс мероприятий по совершенствованию правительственной связи полностью оправдал себя в ходе Курской битвы. При подготовке к этой операции была организована устойчивая засекреченная связь не только Ставки ВГК с фронтами, но и со штабами армий. Сознавая огромную важность победы в предстоящем сражении, войска правительственной связи сосредоточили на Брянском, Центральном, Воронежском и Степном фронтах до 50% штатной численности, которая составляла в то время около 30 тыс. человек.

В апреле 1944 г. в Москве введена в эксплуатацию новая защищенная Центральная автоматическая телефонная станция правительственной связи, создана подводящая кабельная сеть. К АТС было подключено 61 междугороднее направление и 380 абонентов.

Такая система организации правительственной связи действовала практически до конца войны.

Перенос боевых действий на иностранную территорию привел к ужесточению технических требований к профилактическим и ремонтным работам. Повысилась роль охраны линий ВЧ-связи. Были приняты дополнительные меры по контролю возможного перехвата переговоров.

К марту 1945 г. общая численность войск правительственной связи составила 52 574 человека. Протяженность обслуживаемых войсками линий ВЧ связи была 32 944 км, а в августе 1945 г. (во время боевых действий против Японии) достигла 36 854 км. Большую роль сыграла правительственная связь при проведении специальных мероприятий (Тегеранская, Ялтинская и Потсдамская конференции).

Во время Великой Отечественной войны система засекреченной правительственной связи, состоявшая из стационарной и полевой частей, выросла в мощную инфраструктуру, обеспечивавшую государственное и военное управление [4; 5; 6].

Фронтовая проводная телефонно-телеграфная связь

Проводная связь штабов армии с подчиненными соединениями в интересах полевой составляющей системы управления войсками в основном строилась по оси, с соединениями и частями вблизи штаба армии – по отдельным направлениям, с более удаленными – через узел связи при оперативной группе армии, а с соединениями, находившимися на больших расстояниях, – через штабы других соединений. Фронтовая ось строилась емкостью 6–8 проводов. Армейская ось имела 2–4 провода. Для этого использовались существующие воздушные телефонно-телеграфные линии связи, строились новые линии, а также использовались полевые кабельно-шестовые средства.

Связь организовывалась также с помощью пеших и конных связных, лыжников, мотоциклистов, автомобилей и даже легких самолетов связи.

В первые годы войны на фронтах остро ощущалась нехватка полевых кабелей, телефонных аппаратов и другого имущества проводной связи. Обеспеченность телефонными аппаратами составляла 47%.

Кабелей для прокладки через водные преграды вообще не было. Приходилось прокладывать обычный кабель (типа ПТГ, ПТФ), который размокал за 20–24 часа. Так, например, Западный фронт на начало декабря 1941 г. был обеспечен кабелями, телефонными и телеграфными аппаратами менее чем наполовину.

29 октября 1941 г. под прикрытием истребителей началась прокладка морского бронированного семичетверочного кабеля ТЗК 7×4×1 через Ладожское озеро к осажденному Ленинграду. Несмотря на сложные метеорологические условия и налеты вражеской авиации, кабель протяженностью свыше 40 км был проложен за 8 часов! До конца блокады кабель работал без перебоев, обеспечивая связь между Ленинградским фронтом и Генеральным штабом Красной Армии. 11 июня 1942 г. через Ладожское озеро был проложен второй кабель ТЗК 3×4×1,2 протяженностью 30 км, изготовленный на ленинградском заводе «Севкабель», что повысило пропускную способность и устойчивость связи между Москвой и Ленинградом [8].

Дополнительная связь строилась за счет столбовой линии. Зимой столбы непосредственно вмораживались в лед.

С 1942 г. начинается интенсивное доукомплектование фронтовых частей оборудованием связи, причем в основном за счет использования более совершенной техники. Поставляются и находят широкое применение унифицированные телефонные аппараты УНА-Ф-42 (фонический) и УНА-И-42 (индукторный), полевые телефонные и телеграфные коммутаторы ПК-10, ПК-30, ФИН-6, ЛБК-19/14. Линейный батарейный коммутатор ЛБК-19/14 заменил ламельный (швейцарский) коммутатор и был укомплектован соединительными кабелями, что сокращало время развертывания. Организовано производство полевого пупинизированного кабеля ППК-4 для многоканальной передачи. С 1943 г. войска стали получать многожильные телефонно-телеграфные кабели ТТВК-5×2 и ТТВК-10×2.

Для прокладки линий связи широко использовались шестовые линии связи с медной проволокой 2,2 мм и кабелями с хлопчатобумажной оплеткой довоенной разработки ПТФ-7 (телефонный, дальность 15–25 км) и ГПТ-19 (телеграфный, дальность 40–55 км).

В 1943 г. на основе аппарата Бодо создается более совершенный телеграфный аппарат 2БД-2Г. Благодаря дуплексному телеграфному ретранслятору ДТА-45 дальность телеграфной связи была увеличена с 600 до 2000 км. Для полевого применения разработан аппарат 2БДА-43. Масса аппарата в упаковках была снижена с 1100 до 325 кг, а время развертывания с 4–6 часов до 15–20 мин.

На всех фронтах растет число связных воинских подразделений.

С 1943 г. начато формирование отдельных линейных батальонов связи в составе фронтовых и армейских полков, которые придавались начальникам направлений связи. Батальоны комплектовались аппаратными связи на автомобилях. Внедряются средства механизации: бурильные машины БИ-2 и БИ-9, краны-столбоставы КВ-1 и КИ-3, бурильно-крановые машины БИК-9, размоточно-электросварочные машины РЭС-И.

К 1944 г. укомплектованность войск связи телефонными аппаратами составила 90–100%. Хорошо зарекомендовал себя в боевых условиях индукторный телефонный аппарат ТАИ-43. Аппараты этого типа позволяли осуществлять связь по полевому кабелю до 25 км, а по воздушной медной цепи – до 250 км. Разработан и поставляется в войска бронированный речной кабель. В это же время создается подвижная телеграфная станция ТГСА-40/20, существенно повысившая маневренность войск в наступательных операциях.

При быстром продвижении войск во время наступления головные участки осевых линий строились с помощью шестовых и кабельных линий связи при уменьшенном количестве проводов. Широко использовался тяжелый полевой четырехжильный кабель ППК-4, который прокладывался со скоростью до 3 км/час.

Выросли объемы передаваемой информации. Между крупными штабами создаются многоканальные направления связи, состоящие из 1–2 проводных каналов и 3–4 радиоканалов, не считая связи подвижными средствами. Значительное внимание уделялось строительству рокадных линий, что повышало маневренность и оперативность связи.

Во время войны городские телефонные сети НКС обеспечивали телефонную связь в интересах не только государственных учреждений, промышленных предприятий и населения, но и расположенных в городе или пригороде воинских частей. В городах, подвергавшихся налетам вражеской авиации, выделялись каналы связи для зенитно-артиллерийских частей противоздушной обороны, пунктов наблюдения и гражданской обороны, подразделений аэростатов заграждения и т. д.

Только за полтора года войны (апрель 1942 – 1943 г.) во всех фронтах было построено около 21,5 тыс. км постоянных линий связи и восстановлено 190 тыс. км разрушенных или поврежденных линий.

По мере укомплектования фронтовых и армейских частей связи, приобретения ими боевого опыта, качество и оперативность фронтовой проводной связи непрерывно возрастали и обеспечивалось управление войсками во время как оборонительных сражений, так и наступательных операций. Этому в немалой степени способствовало внимательное отношение к организации связи со стороны командиров и руководителей штабов всех уровней.

 Возрастание роли радиосвязи

 Существовавшая до войны недооценка роли военной радиосвязи сказалась и на материально-техническом обеспечении войск радиосредствами. Промышленное производство было не подготовлено к укомплектованию войск в необходимых объемах. В особенности не хватало самолетных и танковых радиостанций, а также переносных станций для сухопутных войск. Так, например, на 1 января 1940 г. в Московском военном округе радиостанции стояли только на 43 самолетах-истребителях из 583. В первой половине 1942 г. 75% вылетов советской авиации происходило без использования радиостанций [15].

Сухопутные войска в первые полтора года войны в основном использовали переносные радиостанции довоенной разработки – сначала 6-ПК, затем радиостанцию батальонную (РБ) и ее модернизированные варианты. РБ получила широкое распространение во время войны для связи низового (тактического) звена в полковых сетях пехоты и артиллерии. Работала в трех поддиапазонах в полосе частот от 1,5 МГц до 6 МГц, обеспечивая связь как в телефонном, так и в телеграфном режиме, при выходной мощности 1,5 Вт. Модернизированный вариант для кавалерийских частей выпускался под названием РБК.

В целях расширения используемого диапазона частот, в интересах тактического звена управления осваивается диапазон ультракоротких волн (УКВ). В первые военные годы начали выпускать УКВ-радиостанции с частотной модуляцией А7, которые стали широко применяться в стрелковых полках и батальонах, в артиллерийских дивизионах и батареях. Вместе с тем непрерывно шла модернизация станций, и в начале 1944 г. создана радиостанция А-7-А, в которой было уменьшено число ламп, а потребление энергии снижено на треть. В конце 1944 г. на фронт стала поступать УКВ-радиостанция А-7-Б, имевшая больший радиус действия. В 1943 г. почти в два раза увеличились поставки на фронт радиостанций РАТ для связи штабов крупных войсковых соединений и радиостанций РБ для связи в полковых сетях.

Большое распространение во время Великой Отечественной войны получила автомобильная коротковолновая радиостанция РАФ (на шасси ГАЗ-ААА и ЗИС-6) и ее модификации (РАФ-КВ-3, РАФ-КВ-4, РАФ-КВ-5, РАФ-КВ-бис). При мощности передатчика 300–500 Вт радиосвязь осуществлялась на дальность до 2000 км в телеграфном режиме и до 1000 км в телефонном. Для обеспечения связи штабов фронтов и армий и соединений авиации во время войны выпускались также автомобильные радиостанции РАФ-КВ-3, для стрелковых и артиллерийских частей – РСБ-Ф. В конце 1944 г. в войска начала поступать радиостанция РАФ-КВ-4 с аппаратурой «Карбид», обеспечивающая работу буквопечатающих телеграфных аппаратов по помехозащищенным радиолиниям. К концу войны появились модернизированные автомобильные радиостанции РАТ-44, РАФ-КВ-5, РСБ-Ф3.

В танковых войсках число командирских машин не превышало 20% от общего числа танков. Возросшие требования к системе управления войсками указывали на необходимость установки радиостанции на каждом танке. При этом резко возросла потребность в радиостанциях. Выпуск станций 71-ТК-3 и КРСТБ в необходимом количестве был затруднен из-за достаточно высокой трудоемкости производства. Экспериментально была показана возможность использования для танковой связи самолетных радиостанций РСИ-4 с небольшими доработками, выпуск которых в стране был налажен. С марта 1942 г. начался выпуск таких танковых станций 9-Р и 9-РМ, в этом же году промышленность приступила к производству кварцевых радиостанций 10-Р, 10-РК, 10-РМ (модификации КРСТБ).

В создании систем радиосвязи для военного флота первенство принадлежит военным морякам. Еще в 1931 г. на флоте начинает внедряться первая комплексная программа радиовооружения, включая береговые средства, – комплекс «Блокада-1» был в основном рассчитан на оснащение кораблей Балтийского и Черноморского флотов. Затем комплекс был существенно доработан, пополнился новыми радиосредствами и получил название «Блокада-2» – он был ориентирован на использование в том числе Тихоокеанским и Северным флотами. Возглавлял обе программы руководитель Научно-исследовательского морского института связи и телемеханики (НИМИСТ) Аксель Иванович Берг.

Боевые действия советских кораблей подтвердили высокие технические показатели военно-морской аппаратуры связи. Однако и здесь война внесла свои коррективы. Так, остро встал вопрос о комплексе средств для связи с погруженными подводными лодками. В НИИ Связи ВМФ в осажденном Ленинграде была разработана выдвижная антенна (ВАН) для подводных лодок, которая крепилась к насадке, надеваемой на перископ лодки. Эта антенна позволяла осуществлять связь без подвсплытия лодки в позиционном положении, что снижало возможность ее обнаружения противником. К концу года такими антеннами было оснащено уже 16 подлодок. Благодаря антеннам ВАН подводные лодки, находясь на перископной глубине, обеспечивающей их скрытность, могли принимать информацию с берега на удалениях 800–1600 км, с надводных кораблей – 800 км, с самолетов – в 240–360 км, осуществлять двустороннюю связь с самолетами на удалениях – 100–160 км, с надводными кораблями – 180– 240 км.

Во время войны система организации радиосвязи позволила применять связь не только с непосредственно подчиненным штабом, но и на одну ступень (командную инстанцию) ниже. Ставка Верховного Главнокомандования имела непосредственную радиосвязь со всеми действующими армиями. Помимо связи через штабы фронтов командующий фронтом, в свою очередь, мог непосредственно связываться с командирами корпусов и дивизий. Командир дивизии имел прямую связь не только со штабами полков, но и с командирами батальонов. Такая система организации радиосвязи оправдала себя не только в период временного отхода наших войск, но и во время наступательных боев.

Из Ставки ВГК осуществлялось и общее стратегическое руководство партизанским движением, при этом первое время остро ощущалось отсутствие налаженной радиосвязи: летом 1942 г. лишь около 30% партизанских отрядов имели радиосвязь с Центральным штабом партизанского движения в Москве. Однако к ноябрю 1943 г. почти 94% отрядов поддерживали радиосвязь с органами партизанского движения через радиостанции партизанских бригад.

О нарастающем размахе использования в войсках радиосредств говорят следующие цифры: в Сталинградской битве использовалось более 9000 радиостанций различного назначения, при прорыве блокады Ленинграда – более 4000, а при проведении Белорусской стратегической операции – несколько десятков тысяч. Число радиостанций в стрелковой дивизии увеличилось за годы войны с 22 до 130.

Военным новшеством, разработанным в СССР во время Великой Отечественной войны, стало обеспечение боевых действий специальными подразделениями радиопомех, радиоразведки и защиты радиоэлектронных средств от воздействия противника.

Трофейные и иностранные средства связи

По темпам разработки новых радиосредств в предвоенные годы Германия существенно опережала и СССР, и союзников. Поэтому фашистская армия, напав на Советский Союз, была достаточно хорошо оснащена средствами связи, в том числе радиосвязи, используя для этого промышленный потенциал как Германии, так и оккупированных европейских стран. Германское командование в 1936 г. приняло доктрину военной радиосвязи, определявшую организацию радиосвязи, номенклатуру радиосредств для различных родов войск, их частотные диапазоны, мощности излучения, вопросы электромагнитной совместимости и др.

К началу войны в немецких стрелковых частях наибольшее распространение получили ранцевые радиостанции различных модификаций от Torn.Fu.a до Torn.Fu.t, работавшие в КВ- и УКВ-диапазонах волн. Наибольшее распространение в немецких пехотных войсках во время войны получили КВ радиостанции Torn.Fu.b1 и Torn.Fu.f. Эти радиостанции обеспечивали дальность связи в телеграфном режиме до 20 км, а в телефонном – 10 км. Аппаратура размещалась в двух упаковках по 20 кг и переносилась двумя солдатами.

В соответствии с военной доктриной фашистской Германии основная ставка при формировании Вермахта делалась на механизированные войска и авиацию. Причем использование радиосредств на каждой подвижной единице считалось обязательным. В танковых войсках использовались радиостанции серии Fu. Наиболее распространенными были танковые станции типа Fu 5, работавшие в диапазоне 27,2…33,3 МГц. На командирских танках дополнительно устанавливались радиостанции Fu 7 (42–48 МГц) для связи с самолетами. Соответственно на командирских самолетах размещались радиостанции FuG17 для связи с танками. На части немецких танков были установлены только радиоприемники типа Fu 2.

В авиационной связи наибольшее распространение получили радиостанции типа FuG (FuG10, FuG3а и др.) как для связи между самолетами и самолетов с наземными средствами, так и для связи с танковыми войсками.

В условиях острой нехватки военных средств связи в Красной Армии в первые годы войны большое внимание было уделено использованию трофейного оборудования. Для эксплуатации трофейных средств выпускались специальные памятки, предназначенные бойцам.

Задачи сбора трофейного оборудования возлагались на трофейные комиссии. Постановлением ГКО в марте 1942 г. создана Центральная комиссия по сбору трофейного вооружения и имущества, а в составе Главного управления тыла Красной Армии – Управление по сбору и использованию трофейного вооружения, имущества и металлолома. Аналогичные подразделения созданы в армиях и дивизиях. Соответствующие уполномоченные были назначены в полках.

Трофейные средства связи (радиопередатчики, приемники, линейные усилители, телефонные коммутаторы, аппаратура уплотнения, телефонные аппараты, ЗАС, линейно-строительные материалы и другое имущество связи) подвергались анализу в целях использования положительного опыта в интересах отечественных разработок. Некоторые трофейные изделия стали применяться в наших войсках, в том числе для правительственной связи. Широко использовалась каналообразующая аппаратура TFb, ME-8, трофейный полевой кабель. Для перехвата радиообмена противника использовались радиостанции FuG-X со сбитых фашистских истребителей.

Большое внимание уделялось анализу таких средств, как семейство радиостанций тактического звена Torn-VB c параметрической стабилизацией, четырехжильный пупинизированный кабель FK-4 с резиновой оболочкой и герметичными муфтами, радиорелейные станции Michael, телефонные аппараты FF-33 и др.

В США и в Англии к началу войны производилось довольно много моделей аппаратуры для военной связи. По соглашению между Советским Союзом и США, с ноября 1941 г. начались поставки военной техники СССР [10].

Общий объем поставок по ленд-лизу не превышал 4% от объема производства на отечественных предприятиях, а по средствам связи – не более 5%. Военная техника поступала морским путем во Владивосток, Архангельск и Мурманск, а также частично через территорию Ирана. Нередко техника поступала с опозданием и не всегда соответствовала согласованной номенклатуре. Так, например, в ноябре – декабре 1941 г. должно было быть поставлено 300 тыс. км телефонного провода, а фактически было завезено в СССР 8400 км. В пути и на погрузке находилось всего 27 600 км [11, 12].

В недостаточном количестве поставлялись средства, предназначенные для радиосвязи на передовой, т. е. на уровне рот и взводов. Что касается переносных радиостанций типа SCR-284, то они были громоздкими, действовали лишь на близкие расстояния. Такая «переносная радиостанция» весила до 70 кг, размещалась в трех упаковках и требовала для транспортировки трех солдат.

Основные американские поставки связного оборудования включали в себя: автомобильные радиостанции с кварцевой стабилизацией SCG-299, SCR-399 на шасси автомобилей «Шевроле» и «Студебеккер», телефонные аппараты EE-8A, зарядные агрегаты на базе двигателя Visconsin, полевые мастерские связи на автошасси и др. По ленд-лизу поставлялся также дефицитный полевой кабель (около 1 млн км в год).

По своим характеристикам отечественные радиостанции зачастую превосходили американские аналоги. Так, например, в 1943 г. по ленд-лизу из США прибыла первая партия возимых радиостанций SK-610 с частотной модуляцией. По сравнению с нашей аналогичной станцией А-7 она имела лучшее внешнее оформление, включала в себя телескопическую антенну и громкоговоритель, но у нее имелись только две фиксированные частоты, в то время как А-7 имела 120 фиксированных частот, потребляла в несколько раз меньше энергии и была легче по весу.

Советская войсковая радиостанция довоенной разработки РБ (Р-3) и ее модификации оказались в боевых условиях настолько успешными, что американцы в 1942–1943 гг. даже просили лицензию на их производство, но им было отказано.

К концу войны отечественные средства связи практически полностью отвечали войсковым требованиям, не уступая трофейным и зарубежным образцам, а по ряду характеристик даже превосходили их.

В заключение

В годы Великой Отечественной войны сложились принципиальные организационные, технические и материальные основы управления войсками, которые определили победное ее завершение.

К организационным основам следует отнести: увеличение численности войск связи, определение степени ответственности за установление связи командования и взаимодействия, установление тесного контакта между правительственной и войсковой связью, создание отдельных дивизионов связи резерва ВГК, организацию связи через инстанцию, использование командирами личных радиостанций, совершенствование нормативно-технической базы.

Технические основы управления войсками определялись комплексным использованием различных средств связи, существенным повышением роли радиосвязи и широким внедрением телефонной связи, в том числе многоканальной.

Важнейшей материальной основой явилось полноценное использование довоенных разработок в области средств связи, которые соответствовали требованиям военного времени, ликвидация отставания в разработках и производстве новейшего оборудования связи, необходимого для обеспечения боевого превосходства над фашистской армией.

Если в начале войны численность войск связи составляла 5% от общей численности Красной Армии, то к концу войны она составляла 10%. Это свидетельствовало о росте значения связи в общей системе управления войсками.

Победа Советского Союза была не только политической и военной, но и экономической. Плановое централизованное управление позволило в сжатые сроки полностью перестроить промышленное производство в соответствии с требованиями фронта. Были организованы и развиты различные отрасли военной промышленности, возглавляемые народными комиссариатами. Например, в состав Народного Комиссариата электротехнической промышленности входили основные заводы, производившие средства военной связи. Расходы на оборону в 1944 г. увеличились в 2,5 раза по сравнению с предвоенным 1940 г. [13].

За годы Великой Отечественной войны 303 военных связиста удостоены звания Героя Советского Союза, 130 стали полными кавалерами ордена Славы, десятки тысяч награждены орденами и медалями. 58 фронтовых и армейских частей связи удостоены гвардейского звания. Вырос удельный вес связистов в общей структуре Вооруженных Сил. В абсолютном значении число военных связистов увеличилось в 4 раза и составило 1 млн человек [14].

Литература

  1. Военные связисты в боях за Родину / Под ред. маршала войск связи А.И. Белова. М.: Военное издательство, 1984.
  2. ЦАМО, ф.71, оп. 12191, д.д. 52, 53.
  3. Постановление Государственного комитета обороны СССР от 23 (22) июля 1941 г.
  4. Правительственная электросвязь в истории России. Ч. 1. М.: Наука, 2001.
  5. Воронин П.Н. Правительственная ВЧ-связь в годы Великой Отечественной войны. Электросвязь. № 3. 1995.
  6. Давыдов Г.Б. Связь для Ставки Верховного Главнокомандования. Электросвязь: история и современность. № 2. 2005. www.rkk-museum.ru
  7. Пересыпкин И.Т. Связь в Великой Отечественной войне. М., 1973. www.ru.wikipedia.org
  8. Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. 1–2. М., 1957.
  9. На земле, в небесах и на море. М.: Военное издательство, 1983.
  10. Из Справки народного комиссара внешней торговли Микояна от 9 января 1942 г.
  11. Советская военная мощь. От Сталина до Горбачева. М.: Издательский дом «Военный парад», 1999.
  12. Военные связисты в боях за Родину / Под ред. маршала войск связи А.И. Белова. М.: Военное издательство, 1984.

14. ЦАМО, ф. 71, оп. 12173, д. 236

Поделиться:
Спецпроект

Напряженный трафик или Современные требования к инфраструктуре ЦОД

Подробнее
Спецпроект

Специальный проект "Групповой спутниковый канал для территориально-распределенной сети связи"

Подробнее

Подпишитесь
на нашу рассылку